Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 5)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Александр Вылегжанин

Д.ю.н., профессор, вице-президент Российской Ассоциации международного права, член РСМД

Наталья Вяхирева

К.полит.н., эксперт и программный менеджер РСМД

В конце декабря 2023 г. Госдепартамент США объявил о «расширении» континентального шельфа в Арктике и Беринговом море. По информации агентства Bloomberg, США намерены расширить доступ к минералам, необходимым при производстве аккумуляторов для электромобилей. Кроме того, на шельфе расположены месторождения нефти и газа.

На основании каких правовых норм США приняли решение о новой границе своего континентального шельфа? Затрагивает ли данное решение интересы России в Арктике? Какие международно-правовые сценарии развития данной ситуации возможны? Эти и другие вопросы мы обсудили в интервью с Александром Вылегжаниным, профессором, докт. юрид. наук, вице-президентом Российской Ассоциации международного права, членом РСМД.

В конце декабря 2023 г. Госдепартамент США объявил о «расширении» континентального шельфа в Арктике и Беринговом море. По информации агентства Bloomberg, США намерены расширить доступ к минералам, необходимым при производстве аккумуляторов для электромобилей. Кроме того, на шельфе расположены месторождения нефти и газа.

На основании каких правовых норм США приняли решение о новой границе своего континентального шельфа? Затрагивает ли данное решение интересы России в Арктике? Какие международно-правовые сценарии развития данной ситуации возможны? Эти и другие вопросы мы обсудили в интервью с Александром Вылегжаниным, профессором, докт. юрид. наук, вице-президентом Российской Ассоциации международного права, членом РСМД.

Bloomberg

В конце декабря 2023 г. Госдепартамент США объявил о «расширении» континентального шельфа в Арктике и Беринговом море. Могли бы Вы пояснить данную ситуацию с точки зрения международного права: есть ли со стороны США нарушения каких-либо правовых норм? Затрагивают ли данные действия американского правительства интересы России?

Во-первых, с точки зрения международного права «расширить» свой континентальный шельф прибрежное государство, в том числе и США, не может; это отметил и Международный Суд ООН (а его Статут представляет собой неотъемлемую часть Устава ООН — стержневого источника международного права). Согласно статье 76 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., прибрежное государство может провести «отграничение» (delineation) континентального шельфа от Международного района морского дна («общего наследия человечества»), если оно участвует в Конвенции 1982 г.; а также, согласно статье 83 Конвенции 1982 г. (или статье 6 Конвенции о континентальном шельфе 1985 г., если оно не участвует в Конвенции 1982 г.), может разграничить (to delimit) континентальный шельф с соседним государством. То есть прибрежное государство вправе обозначить пределы шельфа в том порядке, который предусмотрен международным правом. Однако государство не может «расширить» свой шельф — на такие действия нет оснований ни в одном из договорных источников.

Во-вторых, как и Вы, я тоже читал в СМИ негативные оценки российских коллег тех новых пределов континентального шельфа США, которые обнародованы Госдепартаментом США. И как россиянин я понимаю «антиамериканскую тональность» таких оценок, объяснимых после вооруженного вторжения США в Ирак; после казни его президента; после американской «зачистки» руководства Ирака; после соучастия США в государственном перевороте в Киеве 2014 г.; после силовой замены конституционно избранного президента Украины на подчиненный Вашингтону властный режим.

Но всё же в вопросе о границах арктического шельфа я не соглашусь с оценками коллег. Надо ли нам соревноваться между собой в том, как сильнее обвинить в нарушении международного права соседнее с Россией государство — США (а ведь между нашими странами проходит самая протяженная в мире морская граница)? Тем более надо ли говорить здесь о нарушении, если объективно его нет? Рациональнее посмотреть на новые границы арктического шельфа США с точки зрения национальных интересов России, в контексте применимого международного права. Так вот, границы континентального шельфа США в Арктике, обозначенные в опубликованном американском документе, четко следуют той секторальной (меридианной) линии, которая предусмотрена в русско-американской Конвенции 1867 г., которой придерживалась Российская империя. Эту же секторальную линию (идущую по меридиану к Северному полюсу) отстаивал всегда Советский Союз, обозначая ее на советских картах. Эта же секторальная линия приведена в канадском учебнике по международному праву. Эта же идущая с Северному полюсу меридианная линия объективно соответствует национальным интересам России.

Вместе с тем возникает отдельный вопрос об обнародованных пределах континентального шельфа США в Беринговом море. Такие пределы также следуют линии, обозначенной в русско-американской конвенции 1867 г. И на эту же линию СССР дважды давал согласие: первый раз в середине 1970-х гг., когда и США, и Советский Союз установили 200-мильные рыбоохранные зоны — для их делимитации; и второй раз — при подписании советско-американского Соглашения в 1990 г. о разграничении морских пространств. Но в отличие от разграничения в Северном Ледовитом океане, в Беринговом море отечественным интересам больше отвечало бы разграничение по принципу равного отстояния; а не по линии Конвенции 1867 г. С учетом этого после подписания Соглашения 1990 г. (уже в российский период) состоялись консультации с США о сохранении российских традиционных прав на промысел живых ресурсов в тех участках Берингова моря, которые по Соглашению 1990 г. перешли под юрисдикцию США. Был даже подготовлен проект соответствующего Протокола к Соглашению 1990 г. (впрочем, так и не подписанный). Но, повторю, и в Беринговом море, и в Северном Ледовитом океане опубликованные США границы континентального шельфа не нарушают ту линию разграничения, которая предусмотрена русско-американской конвенцией 1867г. и подтверждена Соглашением 1990 г. в качестве линии, разграничивающей шельф между нашими двумя соседними государствами.

И все-таки на основании каких правовых норм США приняли решение о новой границе своего континентального шельфа, простирающуюся за пределы их 200-мильной зоны? На основании каких норм США могут «закрепить» за собой новую территорию шельфа?

На основании Конвенции о континентальном шельфе 1958 г. — США, как и Россия, в ней участвуют. В данной Конвенции наряду с правилом о равном отстоянии предусмотрено обязательство учитывать «особые обстоятельства» при разграничении шельфа.; чем и является Конвенция 1867 г., которая предусматривает секторальную линию в Арктике. Напомню, что ни одного протеста против этой секторальной линии не было заявлено ни одним государством мира.

В Северном Ледовитом океане, как Вы убедили, США в своем документе подтвердили свои обязательства по русско-американской конвенции 1867 г.; они соблюдают секторальную (меридианную) линию, идущую к Северному полюсу, что соответствует национальным интересам России. Однако в Беринговом море они «нарисовали» в качестве своего шельфа большой участок дна, находящийся за пределами 200 миль, причем без всякого обращения в Комиссию по границам континентального шельфа. Разве это не нарушение статьи 76 Конвенции 1982 г., которую Вы упоминали? Россия затратила значительные денежные ресурсы (с даты принятия в 1997 г. известного правительственного постановления об обращении в Нью-Йоркскую комиссию по границам шельфа) на проведение исследований, чтобы доказать, что за пределами 200 миль — это тоже шельф России. В свою очередь, США просто своим актом законодательства обозначили — вот наш шельф за пределами 200 миль…

Для Вашингтона — это не нарушение, поскольку США не участвуют в Конвенции 1982 г. США не обязаны обращаться в техническую Комиссию по границам континентального шельфа, как и не обязаны делать отчисления в Орган по морскому дну (место пребывания Органа — теплая страна Ямайка в западном полушарии) в связи с разработкой минеральных ресурсов шельфа за пределами 200 миль. А Россия, согласно статье 82 Конвенции 1982 г., обязана будет такие отчисления делать.

Неравные условия для российских и американских лиц — это несправедливо.

Согласен с Вами.

В последние годы появилось множество сообщений от Минприроды России о том, что Россия «расширила» свой континентальный шельф в Арктике. Это так?

Это не так, конечно. Россия в соответствии с международным правом и в 1916 г. (в циркулярной ноте), и сейчас имеет суверенные права на шельф. Другое дело, что прибрежное государство само может нанести ущерб своим правам на шельф в силу своей не самой оптимальной правовой политики. Вот Вы упомянули о том, что несправедлива ситуация, когда российские и американские компании имеют неравные условия для экономической деятельности на шельфе за пределами 200 миль. А этой правовой ситуации можно было избежать, прежде всего, при более толковых правовых шагах Минприроды России в период президентства Б. Ельцина. Почитайте статьи В. Путина о минерально-сырьевой базе России; почитайте Меморандум председателя Научно-экспертного совета Морской коллегии при Правительстве России, академика РАН А. Гранберга об ошибке, заложенной Минприроды в постановление Правительства 1997 г. (именно им был обозначен отказ от секторальных границ нашего арктического шельфа и начало обременительных для бюджета России хождений на поклон в Нью-Йорскую комиссию). Да и профессора С. Гуреев, Г. Мелков и другие правоведы не раз критиковали Минприроды за их «главный вклад» в разрушение секторальных границ арктического шельфа страны в период Б. Ельцина. Как следствие, сегодня заявленные площади шельфа Канады и Дании (от острова Гренландия) вторгаются в российский арктический сектор, подходя иногда к 200 мильной экономической зоне России, что было немыслимо в период СССР, когда секторальные границы не оспаривались этими государствами. Самим обращением в Нью-Йоркскую комиссию Минприроды в некоторой степени спровоцировало появление притязаний Канады и Дании на шельф России в пределах ее сектора. Но я хотел бы подчеркнуть, что и эти действия Минприроды тоже соответствуют международному праву; хотя они не столь юридически изощренные, не столь результативные, как действия американских ведомств. Состязательность свойственна не только спорящим сторонам гражданско-правового отношения; но и участникам международного правоотношения.

Решение о новых границах шельфа — ожидаемый в России шаг со стороны США?

Да, о таком возможном юридическом шаге писали те же российские юристы-международники, такие как профессор Г. Мелков и профессор С. Гуреев. Этот шаг ожидаем и в контексте анализа, представленного в Рабочей тетради № VI РСМД 2013. Но не факт, что для Минприроды это был ожидаемый шаг.

Какие международно-правовые сценарии развития данной ситуации возможны?

Могу прогнозировать, что большинство государств мира не направят протесты в адрес США. Единичные протесты могут быть, но юридически эти документы будут неубедительными; по причинам, ранее названным. Думаю, что обнародованные США границы американского шельфа, тем более совпадающие с границей, обозначенной в русско-американской конвенции 1867 г., станут в конечном счете общепризнанными.

Беседовала Наталья Вяхирева, к.полит.н., эксперт и программный менеджер РСМД.


Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 5)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся