Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Елена Алексеенкова

К.полит.н., менеджер по аналитической работе РСМД, руководитель Центра итальянских исследований, старший научный сотрудник Отдела Черноморско-Средиземноморских исследований Института Европы РАН

Конфликтные ситуации в отношениях Франции и Италии происходят все чаще и чаще. Противоположные позиции по миграционном вопросу, столкновения интересов в Африке, радикально отличающиеся позиции по европейскому интеграционному проекту — всё это линии разлома, выходящие за рамки двусторонних отношений и грозящие единству всего Евросоюза. Менеджер по аналитической работе РСМД, старший научный сотрудник Отдела Черноморско-Средиземноморских исследований ИЕ РАН Елена Алексеенкова прокомментировала для Lenta.ru ситуацию с отзывом французского посла из Рима, позицию и мотивы действий сторон.

Конфликтные ситуации в отношениях Франции и Италии происходят все чаще и чаще. Противоположные позиции по миграционном вопросу, столкновения интересов в Африке, радикально отличающиеся позиции по европейскому интеграционному проекту — всё это линии разлома, выходящие за рамки двусторонних отношений и грозящие единству всего Евросоюза. Менеджер по аналитической работе РСМД, старший научный сотрудник Отдела Черноморско-Средиземноморских исследований ИЕ РАН Елена Алексеенкова прокомментировала для Lenta.ru ситуацию с отзывом французского посла из Рима, позицию и мотивы действий сторон.

Миграционный раскол между Францией и Италией угрожает ЕС

Проблема миграции — относительно новый фактор двусторонних отношений Италии и Франции. Она обострилась с приходом к власти в Италии нового «правительства перемен» в июне 2018 г., когда пост министра внутренних дел и одновременно пост вице-премьера занял Маттео Сальвини, лидер правоцентристской партии «Лига». В этой должности он начал предпринимать активные действия, чтобы изменить миграционную ситуацию в Италии. В частности, уже в июне перед саммитом ЕС Рим выставил Брюсселю ультимативный список мер, необходимых с точки зрения итальянского руководства, для реформирования миграционной политики ЕС и создания системы коллективной ответственности стран ЕС за прибывающих в Европу (в основном через итальянские берега) мигрантов. Сальвини объявил итальянские порты закрытыми для судов гуманитарных организаций, обвиняя их в контрабанде людей, чем вызвал гнев не только в Париже, но и в Берлине. Однако еще до этого отношения Италии и Франции не раз обострялись из-за проблемы беженцев. Так, например, в марте 2018 г. был громкий скандал вокруг действий французской полиции в лагере беженцев в Бардонеккьо, на итальянской территории. Тогда французский посол был вызван для объяснений в МИД Италии, а первые лица страны обвиняли французские власти в нарушении государственного суверенитета Итальянской Республики. Кроме того, итальянские власти неоднократно обвиняли Париж в том, что мигрантов, перешедших границу между Италией и Францией в районе г. Вентимилья, французская полиция по ночам вывозит обратно на итальянскую территорию. В пятницу, например, пришла новость, которая может стать новым поводом для конфликта двух стран: в Париже заявили, что не готовы принять всех 47 мигрантов, которых они согласились принять ранее с судна Sea Watch, находящегося у итальянских берегов. Франция не готова больше принимать экономических мигрантов, а примет только тех из 47 человек, кто действительно нуждается в защите. А итальянцам в Париже посоветовали более эффективно осуществлять меры по репатриации экономических мигрантов. В Риме же считают, что это как раз тот самый момент, когда Парижу стоило бы сделать жест доброй воли и продемонстрировать готовность сотрудничать в реализации мер репатриации. Таким образом, если раньше проблема миграции не являлась столь часто поводом конфликта Италии и Франции, то причиной тому скорее не то, что самой проблемы не было, а то, что новое итальянское правительство, в отличие от предыдущего, не готово больше закрывать глаза на происходящее и продолжать в одиночку встречать все новые суда с мигрантами. Позиция Италии сегодня такова: необходимо сосредоточиться на помощи мигрантам на африканских берегах, коль скоро страны ЕС не могут договориться о справедливом распределении беженцев и создании эффективно работающей системы контроля границ ЕС. Недавно аналогичная позиции прозвучала и в Польше. На мой взгляд, вероятность того, что все большее количество стран ЕС будут склонны разделить такой подход, будет и далее возрастать.

О «недипломатичности» итальянских политиков

Итальянские политики, как это ни странно, ведут себя максимально последовательно. В основе их политической программы, с которой они пришли к власти, — опора на максимально широкие слои населения и осуществление экономических реформ, направленных на улучшение экономического благосостояния наиболее уязвимых слоев. Италия довольно долго старалась придерживать курса жесткой экономии, навязанного (при поддержке Германии и Франции) странам ЕС Европейским Центробанком и МВФ после греческого кризиса. Однако эта политика не помогла радикально преодолеть экономические проблемы страны, и сейчас новое руководство пытается проводить, по сути, кейнсианскую политику. Это во многом объясняет их поддержку, оказанную «желтым жилетам» во Франции. С одной стороны, это своего рода подножка Э. Макрону, который проводит непопулярные реформы и не очень-то внимает чаяниям простых французов. С другой стороны, в момент предвыборной кампании отнюдь не лишним будет еще раз напомнить и итальянскому электорату о том, насколько внимательно их новое правительство относится к мнению народа, причем не только итальянского, но и французского. Если же посмотреть на эту «выходку» Ди Майо максимально серьёзно, то надо признать, что новое итальянское правительство довольно последовательно работает на поддержку недовольства европейского среднего класса, которое объективно имеет место быть. Пока сложно сказать, удастся ли итальянцам, совместно с поляками, венграми и «желтыми жилетами» сформировать «третий интернационал» в новом европейском парламенте. Однако уже сейчас это очень серьезно раздражает Париж и Берлин, которые недавно на праздновании 100-летия окончания Первой мировой войны назвали европейских популистов (и итальянцев, в первую очередь) новой мировой «проказой». А раз уж их называют «проказой», отчего же им в ответ стоит избирать более дипломатичные пути?

Накопленное взаимное раздражение

Решение об отзыве французского посла можно прокомментировать одним словом — «накопилось». Помимо миграции и «желтых жилетов» много и других, причем более глубинных противоречий. Не стоит забывать, что Франция и Италия с давних времен продолжают конкурировать в Ливии, раньше — за экономические ресурсы, теперь — за лидерство в примирении сторон и восстановлении страны, которое, несомненно, принесет им новые экономические дивиденды. Кроме того, 21 января Ди Майо призвал ЕС заняться вопросами французского неоколониализма в Африке, поддерживаемого, по мнению итальянцев, с помощью валюты франка КФА. Также Италию весьма раздражает то, что Франция с приходом Макрона претендует на лидерство в формулировании африканской политики ЕС, в то время как страдает от потоков мигрантов больше всего Италия. В экономической сфере Франция никогда не выступала в защиту Италии и против тех довольно жестких требований, которые выставлял Италии Брюссель, в то время как сама Франция отнюдь не отличается дисциплинированным соблюдением финансовых критериев ЕС.

Однако, очевидно, что эти противоречия еще долго могли бы оставаться латентными, если бы действия политиков двух стран не оказывали влияния на их популярность как внутри своих государств, так и на общеевропейском уровне. На фоне планирующего неуклонно вниз рейтинга Э. Макрона растущая популярность итальянских «совранистов» не может не раздражать. В совокупности с их попытками сформировать коалицию популистов в Восточной Европе, Э. Макрон вынужден наблюдать, как итальянцы ведут работу и внутри Франции, сначала договариваясь о совместном участии в майских выборах с Марин Ле Пен, а потом и с лидерами «желтых жилетов». Смолчать в такой ситуации уже действительно трудно.

До разрешения конфликта еще весьма далеко

firuen1.jpg
Андрей Кортунов:
Непредвиденная Европа

Самое главное противоречие между Италией и Францией сегодня — это взгляд на будущее ЕС. В то время как Макрон совместно с Меркель ратуют за новую единую Европу и более глубокий уровень интеграции, итальянские лидеры настаивают, что суверенитет, а значит и право решения важнейших экономических вопросов и вопросов безопасности, принадлежит народу. Единая Европа должна отвечать чаяниям граждан, а не слепо следовать единожды установленным критериям и нормам. Европейскому союзу, по мнению итальянских (и не только) «совранистов», требуется серьезный пересмотр соотношения национального и наднационального суверенитета. Это касается и финансовой сферы, и миграционной политики, и системы контроля границ, и общей внешней политики и политики безопасности ЕС. Париж и Берлин, очевидно, к этому не готовы. При этом публичный крайне критичный дискурс в отношении друг друга, которым уже вовсю пользуются европейские политики, серьезно снижает для них пространство для маневра. Ведь контакты с «проказой» для Парижа и Берлина чреваты ее дальнейшим распространением. А для итальянских политиков сказать, что мы были не правы, поддержав братский народ в желтых жилетах, означало бы полную потерю лица в глазах не только французского, но и собственного электората. Поэтому выход из данной ситуации будет, вероятно, долгим и извилистым.

Утром 8 февраля газета Le Monde опубликовала письмо за подписью Ди Майо, адресованное французскому народу. В нем, однако, вовсе нет слов извинений или признания своей вины. Напротив, итальянский политик объясняет свое поведение желанием поддержать дружественный Италии народ и, в частности, желтые жилеты, поскольку они, так же как и итальянские политики, «ставят во главу угла интересы и права гражданина». А интересы и права эти, пишет Ди Майо, серьезно ущемлены той политикой, которую, надо признать, начало еще предыдущее правительство Франции. Действительно, максимально ловкий ход в данной ситуации. Далее политик не преминул похвалить себя за то, что в Италии уже начали вводить меры, способные улучшить экономическое благосостояние граждан. В целом, однако, внимательный читатель поймет, что данное письмо — еще один камень в адрес французских властей.

Меж тем политический скандал может негативно сказаться и на экономических отношениях. В частности, на фоне отзыва посла в итальянских СМИ появились сообщения о том, что Air France объявила о готовности выйти из проектов по спасению AlItalia по «политико-институциональным» причинам. Правда Луиджи ди Майо тут же попытался объявить, что эти события никак не связаны друг и с другом. В то же время на фоне скандала затягивается принятие решения по другому важному экономическому проекту — строительству дорогого высокоскоростного тоннеля между Лионом и Турином (TAV).


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся