Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Эмилиано Сторнелли

Основатель и председатель Совета по делам религий и безопасности (RSC) в Италии

Татьяна Канунникова

Выпускница факультета журналистики МГИМО МИД России, журналист, эксперт РСМД

О развитии политической ситуации в Ливане после взрывов в порту Бейрута, угрозе гражданской войны, перспективах «энтиэлитной революции» и препятствиях на пути инфраструктурного развития страны мы поговорили с основателем и председателем Совета по делам религий и безопасности (RSC) в Италии Эмилиано Сторнелли, который в 2018 –2019 гг. руководил программами сотрудничества и межконфессионального диалога в Ливане. Беседовала Татьяна Канунникова.

О развитии политической ситуации в Ливане после взрывов в порту Бейрута, угрозе гражданской войны и препятствиях на пути инфраструктурного развития страны мы поговорили с основателем и председателем Совета по делам религий и безопасности (RSC) в Италии Эмилиано Сторнелли, который в 2018 –2019 гг. руководил программами сотрудничества и межконфессионального диалога в Ливане. Беседовала Татьяна Канунникова.

Как Вы оцениваете политические события после взрывов, произошедших в порту Бейрута?

Ливан проходит через темный туннель, конца которому не видно. Бывший премьер-министр Хасан Диаб подал в отставку вскоре после взрыва в бейрутском порту, но создание нового правительства во главе с назначенным премьер-министром Мустафой Адибом затянулось уже на несколько недель, при том, что истекает срок, установленный французской инициативой. Основным камнем преткновения стало назначение министра финансов — ключевой должности в перспективе новых переговоров с Международным валютным фондом по пакетам помощи, которая позволит предотвратить окончательный экономический крах в стране.

Инфляция стремительно растет, валюта практически полностью потеряла свою ценность, объем наличных денег в обращении резко сократился, а банки не дают гражданам доступа к их сбережениям. Чтобы оказать финансовую поддержку, иностранные доноры давно просят ввести меры по обеспечению подотчетности, особенно в отношении банковской системы, но безуспешно, и нет никаких гарантий, что следующее правительство изменит курс, чтобы оправдать их ожидания. В случае коллапса сбережения подавляющего большинства ливанцев исчезнут раз и навсегда, усилится внутренняя напряженность, а вместе с этим будет и рост насилия.

Как вы думаете, страна движется к новой гражданской войне?

Побочным явлением антиэлитарной «революции», разразившейся в октябре 2019 года, стало возобновление раскола времен гражданской войны. После взрывов и отставки Диаба произошли уличные столкновения в уязвимых районах Бейрута; противоборствующие стороны демонстрировали свою силу, а военизированные парады проводились с целью показать готовность выдержать возможный конфликт. Возврат к всеобщей гражданской войне пока маловероятен и большинство ливанцев отвергают такой сценарий, потому что они просто хотят жить «нормальной» жизнью. Однако дальнейшее ухудшение ситуации приведет к новым столкновениям, интенсивность которых может значительно возрасти и в самый короткий срок.

Какое влияние на кризис оказала конфессиональная система страны?

Одно из главных требований «революции» — уход от существующей институциональной и административной структуры, которая регулируется в соответствии с религиозной принадлежностью ливанского населения. Целью является создание гражданского и демократического государства европейского типа, основанного на концепции гражданства и верховенства закона. Это законное стремление, которое исходит прежде всего от нового поколения.

Однако все изъяны и неудачи, которые поставили Ливан на колени, не могут быть отнесены к так называемому конфессионализму как таковому. Коррупция, кумовство и безразличие к общественному благу могут присутствовать в любом типе государственной системы и общества. Что касается Ливана, то здесь именно крайне плохое управление государственными делами следует считать причиной отсутствия развития страны, несмотря на весь ее огромный потенциал.

Региональные споры с участием Ливана, возможно, замедлили или затруднили некоторые процессы, но не до такой степени, чтобы помешать внедрению современных услуг в области электроэнергии и транспорта или надлежащему уходу за береговой линией во благо окружающей среды и туризма, не говоря уже о проблеме порта Бейрута. Таким образом, никакие структурные преобразования не будут эффективными, если не произойдут коренные перемены в позиции и менталитете до и во время этих преобразований.

Что касается конфессиональной структуры, то она проистекает из религиозного плюрализма, присущего ливанскому обществу, и ее замена повлечет за собой длительный процесс трансформации. Безусловно, у нее есть недостатки, которые необходимо будет устранить с помощью значительных реформ, хотя отправной точкой для перемен может стать соблюдение уже существующих положений. Например, в конституции Ливана ясно говорится, что только высшие государственные посты, наряду с некоторыми другими соответствующими должностями, должны распределяться по религиозному признаку, в то время как все остальные должности должны быть распределены на основе компетенции.

Кроме того, не стоит забывать, что эта система в определенной степени создала возможность для сосуществования религиозных и этнических общин с противоположными историческими движущими силами и траекториями. Европейские общества более однородны, но следует отметить, что политические партии, выходящие за рамки религиозной принадлежности, могут сами превратиться в «светские» секты, возглавляемые «заимами» и потворствующие коррупции, кумовству и безразличию к общественному благу. Это так называемый «партитизм» вместо ливанского сектарианизма (где в роли сект выступают политические партии) или «партитократия», как это называли в Италии около 60-ти лет назад.

Каковы перспективы «революции»?

С самого начала «революция» была оторвана от политического процесса, несмотря на огромную общественную поддержку, и на данном этапе, скорее всего, останется таковой, не имея возможности повлиять на ход событий. Волна протестов и давление со стороны интеллигенции, ученых, журналистов и профессионалов не помогли добиться проведения какой-либо реформы или даже мер, необходимых для получения иностранной помощи. Считается, что ни одно правительство в нынешней политической структуре — ни правительство большинства, ни правительство национального единства — не смогут провести системные изменения, за которые выступает «революция».

Есть те, кто поддерживает создание новой политической партии, воплощающей дух «революции» в сочетании с «умным» видением будущего Ливана. Однако такая партия не сможет в ближайшее время подключиться к политическому процессу, поскольку следующие парламентские выборы намечены на 2022 год, а досрочные выборы не в интересах основных сторон. Так же что делать?

Население живет в страхе и, похоже, готово принять любое правительство, при условии, что оно сможет вернуть страну в нормальное экономическое русло. Что касается Бейрута, жители еще не оправились от взрывов, в том числе и те, кто не понес никаких человеческих и материальных потерь. Серия пожаров, вспыхнувших в порту и торговом центре города, только усилила чувство беспокойства, унижения, отчаяния и беспомощности, даже сейчас, когда вновь наблюдается тревожный всплеск заболеваний вирусом COVID-19. «Реконструкция» будет очень сложной, в том числе, и с психологической точки зрения.

Как Хезболла вписывается в этот контекст?

Хезболла столкнулась с серьезными вызовами. Организация является крупным игроком с наибольшей долей мест в парламенте и подвергается нападкам со стороны широких слоев «революции», даже из числа ее собственных сторонников. Многие обвиняют Хезболлу в задержке формирования нового правительства, а также предполагается, что взрывы в порту Бейрута имеют отношение к ее вооруженному крылу, которое все чаще оказывается в центре внимания. Недавно ряд авторитетных лидеров со всего мира вновь обратились с призывами передать боевиков под контроль государства и соблюдать нейтралитет Ливана.

Это отражает, вероятно, наиболее острые противоречия в политике и обществе Ливана: противоречия между теми, кто полностью поддерживает или сочувствует «сопротивлению», и теми, кто хотел бы, чтобы Ливан проводил внешнюю политику и политику безопасности в большем соответствии с его стратегическими интересами как суверенного и независимого государства, причем без необходимости ставить под сомнение вражду с Израилем, сближаться с США с целью избежать санкций и отворачиваться от Ирана и Сирии. Последние события в регионе, когда началась новая тенденция «нормализации» отношений между арабскими странами и Израилем, фактически побуждают «сопротивление» трезво оценить результаты, достигнутые его политикой.

С этой точки зрения очевидно, что «сопротивлению» до сих пор удавалось лишь создать такую обстановку в области безопасности и геополитики, которая идеально способствовала достижению «врагом» его целей, нанося при этом серьезный ущерб Ливану, как прямо, так и косвенно. Если проблема не может быть решена с помощью того же образа мыслей, который ее и породил, то «сопротивлению» следует должным образом поразмыслить над уместностью своего подхода, начиная от идеологического и культурного дискурса. Ливан, а также палестинцы в их нелегком положении, вероятно, только выиграют от этого. Возможно, уже поздно, но это лучше, чем никогда.


Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся