Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Интервью

Ситуация вокруг ядерной программы КНДР остается напряженной. В то же время Южная Корея смогла стать одним из наиболее динамично развивающихся азиатских центров, с которым сотрудничает Россия. Неопределенное будущее ядерной программы Пхеньяна, экономические отношения с Южной Кореей привлекают все больше внимания как политиков, так и представителей бизнеса. Свое мнение на этот счет высказал к.и.н., заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр Воронцов.

Интервью

Ситуация вокруг ядерной программы КНДР остается напряженной. В то же время Южная Корея смогла стать одним из наиболее динамично развивающихся азиатских центров, с которым сотрудничает Россия. Неопределенное будущее ядерной программы Пхеньяна, экономические отношения с Южной Кореей привлекают все больше внимания как политиков, так и представителей бизнеса. Свое мнение на этот счет высказал к.и.н., заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр Воронцов.

Александр Валентинович, как бы Вы охарактеризовали текущее состояние ядерной программы КНДР? Какие перспективы разрешения корейской ядерной проблемы Вы видите?

С одной стороны, состояние ядерной программы КНДР неопределенное. С другой стороны, понятно, что она развивается. Сейчас Северная Корея находится вне рамок переговоров и соглашений. У нее развязаны руки, и никакие обязательства ее не сдерживают. Она осознает, что ее основные оппоненты пока не хотят реального возобновления шестисторонних переговоров, а предпочитают продолжать политику изоляции страны. В этих условиях северокорейцы форсируют усилия по развитию своего ядерного потенциала и ракетно-ядерной программы в целом.

Александр Воронцов

В этом отношении ситуация достаточно неприятная. Если она сохранится, то КНДР продолжит движение по пути развития своего ракетно-ядерного потенциала, равно как и мирной ядерной программы. По мнению авторитетных американских специалистов, северокорейцы в состоянии достроить экспериментальный легководный ядерный реактор. Возобновление деятельности на АЭС в Йонбене не может не вызывать тревогу и озабоченность у соседей, в том числе и у России. Что будет представлять собой ядерный реактор на легкой воде? КНДР строит его изолированно от международных специализированных организаций, без посторонней помощи, без экспертиз и консультаций. В связи с этим встает вопрос: насколько он будет отвечать требованиям современной безопасности, ядерной безопасности? Здесь есть большие сомнения. Очевидно, что международному сообществу и России необходимо проявить активность, чтобы как-то изменить вектор развития событий.

Что изменит соглашение об отмене визового режима между Россией и Республикой Корея? Будет ли оно способствовать увеличению товарооборота между двумя странами?

Такое соглашение должно способствовать увеличению обмена людьми, потока туристов. Очевидно, что малый бизнес станет активнее проявлять интерес к Южной Корее. Безусловно, это решение создало благоприятные предпосылки для активизации наших гуманитарных и экономических связей.

ИТАР-ТАСС

Каковы перспективы сотрудничества России и Республики Корея в области высоких технологий? Какие меры могут быть предприняты для привлечения еще большего объема корейских инвестиций в инновационный сектор российской экономики?

Сотрудничество России и Южной Кореи в этой области давно и успешно развивается. Многие российские высококвалифицированные специалисты и ученые работают по контрактам в ведущих южнокорейских фирмах. Есть желание увеличить количество исследовательских центров в России и привлечь больше корейских инвестиций в нашу страну.

Сегодня большая часть корейских инвестиций приходится на европейскую часть России. Какие меры можно предпринять для перенаправления части этих инвестиций в Сибирь и на Дальний Восток?

Здесь единственной реальной мерой представляется выполнение целевых и федеральных программ по развитию Сибири и Дальнего Востока. Они достаточно амбициозны и интересны для иностранных партнеров, в том числе и для южнокорейских. Реализация этих программ будет способствовать привлечению южнокорейского бизнеса на Дальний Восток. Бизнес идет туда, где районы экономически и промышленно развиты, где есть инфраструктура, где сфера приложения усилий больше. Если в Сибири и на Дальнем Востоке появятся новые очаги высоких технологий, новые индустриальные объекты (можно упомянуть, например, совместный с Японией проект строительства завода сжиженного газа во Владивостоке), то инвестиции, естественно, пойдут на Дальний Восток и в Сибирь.

Имеет ли смысл создавать особые экономические зоны для совместных российско-корейских проектов?

Опыт в этом плане у нас есть. В 1990-е годы в Находке была создана особая зона, но она так и не заработала. Корейцы заинтересованы в развитии сельского хозяйства на Дальнем Востоке, в получении земельных участков в долгосрочную аренду. Нам стоит об этом подумать, учитывая заинтересованность корейской стороны и, в первую очередь, наши собственные интересы. Надо выбирать те территории и районы, где это взаимоприемлемо на условиях, устраивающих обе стороны. Вряд ли России будет интересно, если КНДР станет вывозить все 100% произведенной сельскохозяйственной продукции. Но главное – нам самим надо приложить усилия к развитию Дальнего Востока и Сибири в рамках серьезных и амбициозных программ. Тогда и южнокорейский бизнес проявит интерес к этим регионам.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся