Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Лора Чкония

Эксперт РСМД

Хасан Шейх Махмуд

Бывший президент Сомали, председатель крупнейшего политического объединения Сомали «Союз Партии мира и развития»

В 2012 г. Хасан Шейх Махмуд стал первым демократически избранным главой Сомали за более чем 20-летний период. Являясь одним из немногих сомалийских интеллектуалов, которые не покидали страну на протяжении всей гражданской войны, Махмуд одержал победу на выборах не проведением клановой политики, а, скорее, в силу признания избирателями его вклада в развитие гражданского общества и образования. На Африканском континенте Махмуд хорошо известен благодаря умению разрешать зачастую опасные клановые споры, и сегодня он является председателем крупнейшего политического объединения Сомали «Союза Партии мира и развития», которое имеет большинство в обеих палатах парламента. В эксклюзивном интервью для РСМД он рассказал об африканском единстве, пути Сомали к миру и своем видении будущего своей страны.

Сегодня восприятие России представляется позитивным во многом благодаря нейтралитету Москвы в отношении сомалийской политики. Многие западные страны так или иначе вмешивались, и неважно, каким было это вмешательство — позитивным или негативным. Немало сомалийцев считают, что Запад не заинтересован в сильном Сомали, или что миру выгодно, чтобы наше государство оставалось слабым. Насколько эти представления отвечают действительности — другой вопрос, но к России они не относятся, поскольку она всегда придерживалась нейтралитета в отношении нашей политики.

Экс-президент рассчитывает на расширение сотрудничества между Сомали и Россией: «Для экономического сотрудничества между странами есть немало возможностей, а знания, технический опыт и потенциал Российской Федерации могут стать сердцевиной нашего партнерства».


В 2012 г. Хасан Шейх Махмуд стал первым демократически избранным главой Сомали за более чем 20-летний период. Являясь одним из немногих сомалийских интеллектуалов, которые не покидали страну на протяжении всей гражданской войны, Махмуд одержал победу на выборах не проведением клановой политики, а, скорее, в силу признания избирателями его вклада в развитие гражданского общества и образования. На Африканском континенте Махмуд хорошо известен благодаря умению разрешать зачастую опасные клановые споры, и сегодня он является председателем крупнейшего политического объединения Сомали «Союза Партии мира и развития», которое имеет большинство в обеих палатах парламента. В эксклюзивном интервью для РСМД он рассказал об африканском единстве, пути Сомали к миру и своем видении будущего своей страны.

Г-н Мохамуд, расскажите, пожалуйста, о нынешней социальной, политической и экономической ситуации в Сомали.

Последние три десятилетия Сомали переживает довольно сложный период. Хотя гражданская война давно закончилась, и после нее удалось достичь определенного социального примирения, нынешняя политическая ситуация по-прежнему отличается нестабильностью.

Президентский срок в Сомали составляет четыре года, и я занимал этот пост с 2012 по начало 2017 гг. После распада нашего государства в 1990 г. в Сомали разгорелась гражданская война, которая продолжалась до 2000 г. С 2000 по 2012 гг. страной руководило переходное правительство, а я стал первым конституционно избранным руководителем государства за более чем 20-летний период и вторым в истории страны президентом, проработавшим на этом посту полный срок. Затем, в 2017 г., к власти в Сомали пришло второе конституционное правительство, срок полномочий которого истекает в конце 2020 г. Мы медленно продвигаемся вперед, но реальность такова, что для повышения политической стабильности нам нужно время.

Экономика Сомали считается неформальной, производственный сектор фактически отсутствует, а экономическая инфраструктура находится в плачевном состоянии. Экономическому развитию препятствует отсутствие стабильности и безопасности. И по сей день у нас нет значительных прямых иностранных инвестиций из-за опасений, связанных с отсутствием безопасности. Аш-Шабаб, наряду с другими террористическими группировками, является серьезной проблемой не только для Сомали, но и для всего региона. Несмотря на это, сомалийская диаспора, численность которой во всем мире составляет почти 2 млн человек, активно инвестирует в страну. Для нашей экономики это настоящий «спасательный круг». Инвестиции направляются в сектор услуг, включая быстроразвивающийся сектор телекоммуникаций, банковскую систему и туристические объекты, в том числе отели и другие виды инфраструктуры. Потенциал для ускорения экономического развития очевиден, однако достижению прогресса препятствуют проблемы в сфере безопасности.

В плане природных ресурсов, Сомали имеет самое большое на Африканском континенте побережье, протяженность которого превышает 3 000 км, что означает огромный потенциал для нашей рыбодобывающей промышленности. Кроме того, основной статьей экспорта всегда являлось животноводство. Совсем недавно в морской прибрежной зоне и на суше обнаружены месторождения полезных ископаемых, в частности нефти и газа. Эти факторы могут повысить инвестиционную привлекательность страны.

Что касается политики, то сейчас существуют политические партии, и в предстоящие два года должны пройти выборы. Теперь у нас есть общее видение страны. Я верю, что Сомали станет жизнеспособным государством, политически стабильным и социально сплоченным. Создание страны, в которой царит мир и ладящей со своими соседями, должно стать нашей целью. Мы приложили огромные усилия, чтобы выработать это очень четкое видение для нашей страны. Нам необходимо продолжить привлечение инвестиций и решение насущных проблем безопасности.

Каким образом Африканский континент мог бы снизить свою зависимость от иностранной помощи и добиться независимости посредством международной поддержки?

Прежде всего, основная сложность и фундаментальная причина многих проблем, с которыми сталкивается Африканский континент, заключаются в плохом управлении. Африканцы пока не умеют строить стабильные государства, независимые от внешнего управления. Начиная с постколониальной эпохи, мы претворяли в жизнь идеи для континента, разработанные остальным миром, но не самими африканцами. Африканские страны и сообщества должны осознать свои общие цели и выработать для себя единые стандарты, ожидания и общие подходы, которые будут устойчивыми и общепринятыми как на национальном уровне, так и на континенте в целом. Кроме того, эти идеи должны основываться на уникальных культурных и социальных ценностях каждой страны. Я искренне верю, что это единственно верный путь для развития Африки. После обретения независимости многими африканскими государствами в 1960-х и 1970-х гг. континент потрясли многочисленные военные перевороты и революции. 1980-е и 1990-е гг. были отмечены провалами в государственном строительстве, которые оставили неизгладимый след в истории Африки. Страны Восточной Африки, в частности Сомали, Кения и Эфиопия, по-прежнему сталкиваются с непосредственной угрозой терроризма. К сожалению, эта угроза реальна и для Западной Африки, поскольку от экстремистской деятельности страдают такие страны, как Буркина-Фасо и Нигер. Я вижу в этом очередной этап борьбы Африки за свое существование.

Вместе с тем во всем мире признается, что Африка является очень богатым континентом. Однако чтобы перестать быть простым источником сырья, мы должны развивать производственный сектор. Такие инициативы, как соглашение о создании Африканской континентальной зоны свободной торговли, продолжают развиваться, и им нужно время, чтобы набрать обороты и принести ощутимые плоды.

Сегодня на континенте широко обсуждается оборотная сторона иностранной помощи и добычи ископаемых западными странами и компаниями. Для африканцев пришло время налаживания новых партнерских отношений, ведения бизнеса между собой, поиска эффективных решений политических проблем, создания жизнеспособных государств, развития инфраструктуры и наращивания человеческого капитала. В новом африканском видении нет места незаконной торговле и коррупции. В этом заключаются основные идеи, над которыми мы работаем сообща как континент.

Расскажите, пожалуйста, что Африка может предложить миру сегодня. В чем особенность Сомали как растущей экономики?

Многие из наиболее быстро развивающихся экономик в мире сегодня являются африканскими. Более 70% нашего населения моложе 30 лет, мы богаты полезными ископаемыми, и наш рынок превышает миллиард человек. При дальнейшем развитии инфраструктуры, достижении политической стабильности и устранении торговых и экономических барьеров, Африка может многое предложить миру. Я имею в виду не просто сырье и рабочую силу. В Сомали хорошо развита телекоммуникационная отрасль, если смотреть по соотношению цены и качества. Даже в самых отдаленных деревнях имеется круглосуточный доступ к Интернету и телефонной связи. Во многие регионы возвращается электричество. В отличие от целого ряда других стран эта сфера деятельности находится в руках частного сектора. Кроме того, в настоящее время уровень инфляции в Сомали является одним из самых низких на континенте.

Во вступительном обращении на индийско-африканском саммите в 2015 г. вы сказали: «Хотя в прошлом наше государство, возможно, и допустило ужасные провалы, которые привели к тяжелым временам, но сама страна и ее народ всегда оставались на высоте». Не могли бы вы сказать несколько слов о национальной самобытности Сомали, и почему вы решили остаться в стране во время гражданской войны? Какое влияние оказал ваш опыт на решения, которые вы принимали, будучи первым демократически избранным главой государства после войны?

Наше государство действительно потерпело крах, но народ всегда оставался на высоте. Я приведу несколько показательных примеров. За почти 30 лет государственного краха, распада, слабости и гражданской войны у нас никогда не происходило ничего подобного геноциду в Руанде. Международное право и традиционные устои всегда уважались, а дети, женщины и старики никогда не становились объектами целенаправленного уничтожения.

Африканские страны и сообщества должны осознать свои общие цели и выработать для себя единые стандарты, ожидания и общие подходы, которые будут устойчивыми и общепринятыми как на национальном уровне, так и на континенте в целом.

Что касается национальной идентичности, то наш народ принадлежит к одной этнической группе, которая так и называется — «сомалийцы». Первым ключевым элементом нашей национальной самобытности является сомалийский язык, один из четырех межстрановых африканских языков. Хотя у нас есть кланы, племена и социальные различия, все сомалийцы говорят на одном языке. Вторым ключевым элементом является религия ислама. Сегодня в Сомали нет религиозных меньшинств. Несмотря на то, что концепция кланов может быть чуждой другим культурам, эти общие элементы, наша этническая общность, язык и религия, имеют решающее значение для чувства национального единства.

В ходе гражданской войны эта общая идентичность спасла немало жизней. Несмотря на нашу историю и бедствия, с которыми страна столкнулась в очень болезненные 30 последних лет, у нас есть потенциал для превращения страны в демократическое государство. И добиться этой цели сомалийский народ может только сам. Колоссальная поддержка, оказанная нам, зачастую не учитывала реальные потребности нашего народа. В какой-то момент Сомали оказалось в условиях, при которых многие глобальные цели развития стали для страны недостижимыми. Обучением и наращиванием потенциала местных правозащитных групп международное сообщество много сделало для продвижения в Сомали идеи защиты прав человека. Однако при всей похвальности этих благородных устремлений, о каких правах человека можно вообще говорить, если в государстве отсутствует верховенство закона и царит хаос.

Другой проблемой является раздача продуктов, которая лишь укрепляет зависимость от дальнейшей продовольственной помощи, но никак не способствует развитию сельского хозяйства на местах. Сомалийцы могут и должны самостоятельно обеспечивать себя продовольствием, тем более что у них есть все необходимые для этого ресурсы. У нас есть реки и подземные воды, что позволяет обеспечить орошение. Сомали не нуждается ни в раздаче продуктов, ни в зарубежной защите прав человека. Свобода невозможна без главенства закона. А для его утверждения нам нужны государственные программы и местные инициативы. Мировому сообществу нужно лишь помочь Сомали помочь себе самому.

Г-н Махмуд, не могли бы вы рассказать о потенциале российско-сомалийского сотрудничества?

У Сомали были хорошие рабочие отношения с Советским Союзом, но сейчас многие сомалийцы вряд ли проводят грань между современной Россией и бывшим СССР. Значительная часть интеллектуальной элиты страны обучалась в России, и потому знает русский язык и понимает культуру. К сожалению, это поколение стареет, а представителей сомалийской молодежи, получающей высшее образование в современной России, стало намного меньше. Сегодня восприятие России представляется позитивным во многом благодаря нейтралитету Москвы в отношении сомалийской политики. Многие западные страны так или иначе вмешивались, и неважно, каким было это вмешательство — позитивным или негативным. Немало сомалийцев считают, что Запад не заинтересован в сильном Сомали, или что миру выгодно, чтобы наше государство оставалось слабым. Насколько эти представления отвечают действительности — другой вопрос, но к России они не относятся, поскольку она всегда придерживалась нейтралитета в отношении нашей политики.

Я очень рассчитываю на расширение сотрудничества между Сомали и Россией. Для экономического сотрудничества между нашими странами есть немало возможностей, а знания, технический опыт и потенциал Российской Федерации могут стать сердцевиной нашего партнерства.

Беседовала Лора Чкония, эксперт РСМД.

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся