Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Поездка российского президента в Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, а сразу за ней - визит в Москву президента Ирана напомнили о значении, которое Персидский залив приобрел и в международных делах, и особенно в отечественной внешней политике. Не то чтобы на регион не обращали внимания прежде, причины внимательно за ним наблюдать находились всегда. Однако это были, в первую очередь, вопросы природных ресурсов и геополитической борьбы, с ними связанной.

Сейчас структура международной системы изменилась. Во-первых, так называемые "средние державы", а все упомянутые относятся к этой категории, играют намного более заметную роль, чем десять-пятнадцать лет назад, и это влияние растет за счет крупных стран. Во-вторых, региональная политика все чаще определяется региональными же силами, даже если речь о территории, где сходятся большие внешние интересы.

Общих тем с государствами Залива много, и практически все они имеют для России первоочередное значение. Само собой разумеется, управление нефтяными рынками. ОПЕК+ оказался на удивление стойким к мировым военно-политическим потрясениям. Напряжение внутри клуба растет, но пока удается находить компромисс. Важность этого для России трудно переоценить в экономическом (доходы) и политическом (влияние на процессы мирового масштаба) смысле. Денежный вопрос - это не только регулирование цен на нефть, но и в принципе взаимодействие с преуспевающими арабскими монархиями. Они с интересом смотрят на возможности, которые предоставляет освобождающийся от западного присутствия российский рынок, изучая пути обхода вводимых США и Европой ограничений. Естественно, никто не хочет подставляться под карательные меры Вашингтона, поскольку возможностей ущемить интересы давних арабских партнеров у Соединенных Штатов существует изрядно. Отсюда осторожность и крайняя осмотрительность.

Поездка российского президента в Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, а сразу за ней - визит в Москву президента Ирана напомнили о значении, которое Персидский залив приобрел и в международных делах, и особенно в отечественной внешней политике. Не то чтобы на регион не обращали внимания прежде, причины внимательно за ним наблюдать находились всегда. Однако это были, в первую очередь, вопросы природных ресурсов и геополитической борьбы, с ними связанной.

Сейчас структура международной системы изменилась. Во-первых, так называемые "средние державы", а все упомянутые относятся к этой категории, играют намного более заметную роль, чем десять-пятнадцать лет назад, и это влияние растет за счет крупных стран. Во-вторых, региональная политика все чаще определяется региональными же силами, даже если речь о территории, где сходятся большие внешние интересы.

Общих тем с государствами Залива много, и практически все они имеют для России первоочередное значение. Само собой разумеется, управление нефтяными рынками. ОПЕК+ оказался на удивление стойким к мировым военно-политическим потрясениям. Напряжение внутри клуба растет, но пока удается находить компромисс. Важность этого для России трудно переоценить в экономическом (доходы) и политическом (влияние на процессы мирового масштаба) смысле. Денежный вопрос - это не только регулирование цен на нефть, но и в принципе взаимодействие с преуспевающими арабскими монархиями. Они с интересом смотрят на возможности, которые предоставляет освобождающийся от западного присутствия российский рынок, изучая пути обхода вводимых США и Европой ограничений. Естественно, никто не хочет подставляться под карательные меры Вашингтона, поскольку возможностей ущемить интересы давних арабских партнеров у Соединенных Штатов существует изрядно. Отсюда осторожность и крайняя осмотрительность.

Но на фоне мировых перемен государства, которые прежде неукоснительно соблюдали блоковую дисциплину, стали вести себя гораздо более независимо. Натянутые отношения саудовского руководства и администрации США при Байдене хорошо известны. И дело не только в трагической истории журналиста Хашогги или пикировках на тему прав и демократии. Эр-Рияд четко уловил мировые сдвиги и резко раздвинул рамки. Они не исчезли совсем, но, без сомнения, расширились. И Соединенным Штатам приходится с неудовольствием это принимать. Для стран, прежде находившихся в подчиненном положении, появилась отличная возможность изменить ситуацию и избавиться от опеки.

Совместная тема России и государств вокруг Залива - положение на Ближнем Востоке. Вообще, серьезное возвращение Москвы в этот регион началось с операции в Сирии в 2015 году, когда российское вмешательство изменило ход событий. Тогда ведущие страны, в первую очередь Саудовская Аравия, впервые посмотрели на Россию как на по-настоящему значимый для них фактор. После чего началось полномасштабное взаимодействие.

Сегодня регион переживает очередной катаклизм в секторе Газа, исход которого может быть противоречив. С одной стороны, налицо демонстрация тупика, в который завел всех палестинский вопрос. С другой - не исключено, что никаких принципиальных изменений вообще не случится. Задача, с которой согласны все, - необходима новая схема регионального устройства. Пожелания у всех разные, но готового рецепта нет вообще ни у кого. В этом смысле участие всех сторон - не только заинтересованных, но и тех, у кого есть ресурс какого-то влияния, обязательно.

Наконец, приоритетная для России тема - украинский конфликт. Как ни странно, государства, расположенные вокруг Персидского залива, оказались с ним довольно тесно связаны. Военно-техническое сотрудничество с Ираном, тихая дипломатия Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара для решения конкретных вопросов, общий независимый настрой субрегиона - все это в сложившихся обстоятельствах играет большую роль, чем кто-то мог представить себе два года назад.

Российская политика и дипломатия переустраиваются на новый лад. После того как Запад выпал из отечественной внешнеполитической палитры (на этом направлении нет ничего, кроме конфронтации), образуются, иногда довольно спонтанно, ее новые сегменты. Впрочем, применительно к Заливу стоит говорить даже об опоре - как видно даже из беглого описания повестки, она вполне всеобъемлющая. И эта опора важна не только потому, что она обильно обеспечена ресурсами.

Новый баланс российская международная деятельность еще только должна обрести. Понятно, что особняком стоит Китай - просто в силу своего масштаба и мировой роли. Но именно поэтому особую важность обретают любые эффективные способы его уравновесить. Есть другие державы в Восточной и Южной Азии, но там присутствует элемент их соперничества с Пекином. А вот состоятельные и влиятельные государства Западной Азии, прежде всего монархии Залива, это противовес без противостояния.

Иран, Саудовскую Аравию и ОАЭ связывают друг с другом непростые отношения. Но все эти три страны со следующего месяца вступят в БРИКС+, и это характерное изменение. Перспективный тип международных организаций - это не клуб единомышленников, а собрание тех, кто способен по-разному влиять на важные процессы и договариваться о равнодействующей этого влияния. Нелегко, зато эффективно.



Источник: Российская газета

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся