Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Арбатов

Руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, академик РАН, член РСМД

Константин Богданов

К.т.н., старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, эксперт РСМД

Дмитрий Стефанович

Научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сооснователь проекта «Ватфор», эксперт РСМД

В последнее время в российском общественном дискурсе продвигается идея применения ядерного оружия для скорого и успешного завершения военной операции на Украине. Конкретно предлагается быстро подняться по всем ступеням эскалации, максимально устрашить Запад ядерным оружием и, если он не отступит, нанести ядерный удар по группе целей в ряде стран НАТО, наиболее активно помогающих Украине. Таким образом, предполагается навязать Западу «стратегическое отступление и капитуляцию», положить конец его многовековому неоколониальному господству и посредством ядерной войны прийти «к светлому будущему». Нет смысла по пунктам разбирать этот сценарий (описанный в статье почетного председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике Сергея Караганова «Тяжкое, но необходимое решение», опубликованной на прошлой неделе в журнале «Профиль».— “Ъ”). Однако на тот случай, если лежащие в его основе положения отражают направление мысли определенной группы элиты, следует сделать ряд комментариев.

Во-первых, по этому вопросу позиция высшего российского руководства ясно высказывалась. Так, президент РФ Владимир Путин неоднократно подчеркивал: «У нас нет в нашей концепции использования ядерного оружия превентивного удара. Наша концепция — это ответно-встречный удар». Буквально на днях, на Петербургском международном экономическом форуме, президент заявил: «Ядерное оружие создается для того, чтобы обеспечить нашу безопасность в самом широком смысле этого слова и существование Российского государства. Но у нас, во-первых, нет такой необходимости (использовать ядерное оружие.— “Ъ”), а во-вторых, сам фактор рассуждения на эту тему уже понижает возможность снижения порога применения оружия».

Эксперты Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов, Константин Богданов и Дмитрий Стефанович в статье, написанной специально для “Ъ”, рассуждают о последствиях возможного ограниченного применения ядерного оружия, за которое ратует ряд других российских политологов.

В последнее время в российском общественном дискурсе продвигается идея применения ядерного оружия для скорого и успешного завершения военной операции на Украине. Конкретно предлагается быстро подняться по всем ступеням эскалации, максимально устрашить Запад ядерным оружием и, если он не отступит, нанести ядерный удар по группе целей в ряде стран НАТО, наиболее активно помогающих Украине. Таким образом, предполагается навязать Западу «стратегическое отступление и капитуляцию», положить конец его многовековому неоколониальному господству и посредством ядерной войны прийти «к светлому будущему». Нет смысла по пунктам разбирать этот сценарий (описанный в статье почетного председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике Сергея Караганова «Тяжкое, но необходимое решение», опубликованной на прошлой неделе в журнале «Профиль».— “Ъ”). Однако на тот случай, если лежащие в его основе положения отражают направление мысли определенной группы элиты, следует сделать ряд комментариев.

Во-первых, по этому вопросу позиция высшего российского руководства ясно высказывалась. Так, президент РФ Владимир Путин неоднократно подчеркивал: «У нас нет в нашей концепции использования ядерного оружия превентивного удара. Наша концепция — это ответно-встречный удар». Буквально на днях, на Петербургском международном экономическом форуме, президент заявил: «Ядерное оружие создается для того, чтобы обеспечить нашу безопасность в самом широком смысле этого слова и существование Российского государства. Но у нас, во-первых, нет такой необходимости (использовать ядерное оружие.— “Ъ”), а во-вторых, сам фактор рассуждения на эту тему уже понижает возможность снижения порога применения оружия».

Во-вторых, данная тема затронута и в новой «Концепции внешней политики России», где сказано: «В целях обеспечения стратегической стабильности, устранения предпосылок для развязывания глобальной войны и рисков применения ядерного и других видов оружия массового уничтожения… Российская Федерация намерена уделять приоритетное внимание… недопущению обострения межгосударственных отношений до уровня, способного спровоцировать военные конфликты, в том числе с применением ядерного и других видов оружия массового уничтожения». Военно-доктринальные документы России также противоречат упомянутым предложениям.

Впрочем, каждый имеет право высказывать отличную от официальной точку зрения — лишь бы она была убедительно обоснована. Но здесь-то и кроется ключевой недостаток таких инициатив, и это, в-третьих.

Мнение, что ядерное оружие можно рассматривать как некий «стерильный» инструмент для ударов с пониженным выходом побочных факторов,— ошибочно. Действительно, в последние годы прогресс в создании высокоточных средств доставки позволил оснащать их ядерными боезарядами пониженной мощности без ущерба для эффективности поражения целей. Однако масштаб последствий применения даже взрывного устройства пониженной мощности значительно превосходит возможности всех других средств поражения, имеющихся у человечества. Испытательный подрыв в глубокой штольне на полигоне — это совершенно иное, нежели боевое применение оружия в атмосфере или на земле в густонаселенной стране. По сути, ядерное оружие по совокупности его поражающих свойств остается самым «грязным» из всех видов оружия массового уничтожения. Бомбы, стершие с лица земли Хиросиму и Нагасаки, были бы сейчас отнесены к тактическим.

Помимо ударной волны, основная часть энергии ядерного взрыва выделяется в виде светового излучения. Так, например, при использовании тактического боезаряда в пределах хиросимской мощности (15–20 кт) ослепляющий эффект и ожоги третьей степени для незащищенной кожи гарантированы на расстоянии до 2,7 км, а на расстоянии ближе 2 км — четвертой, и это основная форма поражения людей.

В тех же условиях смертельная доза мгновенной проникающей радиации (без учета эффекта последующих радиоактивных осадков) будет получена всеми находящимися в радиусе 1,5 км, а острая лучевая болезнь гарантирована на расстоянии до 2 км.

Электромагнитный импульс представляет собой отдельную угрозу в силу интенсивного внедрения информационно-телекоммуникационных и цифровых сервисов в повседневную жизнь. Поражение электроники и линий электропередачи в районе применения ядерного оружия повлияет не только на военные системы, но и приведет к дополнительной дезорганизации гражданских служб, коммунального хозяйства, транспорта и аварийно-спасательных работ.

Моделирование одиночного ядерного удара мощностью 200 кт по военной цели (например, по авиабазе Авиано на севере Италии, где хранятся тактические ядерные авиабомбы США) показало, что общие потери мирного населения составили бы до 244 тыс. человек, причем мгновенно погибнут около 17 тыс. человек.

Мнение о том, что применением ядерного оружия можно остановить эскалацию и решить стратегические проблемы, которые не удалось разрешить обычными вооруженными силами, весьма сомнительно и, скорее всего, ошибочно. Новейшая история дала множество примеров того, как начавшиеся военные операции приводили к непредвиденным последствиям, но это было без применения ядерного оружия. Ядерный удар поднимет конфликт на принципиально иной уровень непредсказуемости и многократно повысит ставки противоборства. Будет нарушено 78-летнее «ядерное табу», и это, будучи разнесено по всему миру в прямом эфире телевидением и интернетом, вызовет политический и психологический шок глобального масштаба. Реакция будет неизмеримо более масштабной и острой, чем во времена Хиросимы.

Перейдя этот Рубикон, остановиться станет намного труднее. Все ступени возможной эскалации непрогнозируемы, но первые этапы предвидеть нетрудно. Операцией НАТО (которая, судя по всему, уже запланирована) будет массированный удар с использованием высокоточных обычных средств по всем досягаемым военным объектам другой стороны на суше и на море (что в российской Военной доктрине называется «воздушно-космическим нападением»).

Тогда договориться о прекращении огня, не говоря уже о мирном урегулировании конфликта, станет практически невозможно. Сторонам ничего не останется, кроме дальнейшей ядерной эскалации по количеству, мощности и географическому охвату задействованных средств.

Быстрое нарастание масштаба ударов повлечет атаки против военных и инфраструктурных целей, которые находятся в непосредственной близости от крупных городов, что нивелирует любые соображения об «избирательном» применении ядерного оружия. Это неизбежно приведет к обмену массированными ядерными ударами между Россией и Западом с катастрофическими последствиями для них и остального мира.

Долгосрочные последствия обменов ядерными ударами даже в пределах первых сотен (а не тысяч) боеприпасов будут носить длительный и комплексный характер в глобальном масштабе. Распад глобальной и региональной логистики приведет к возникновению острых дефицитов продукции первой необходимости, включая продукты питания и лекарства, топливо, а также оборудование, запчасти, расходные материалы и полуфабрикаты для сколько бы то ни было сложного производства.

Характер воздействия ограниченных обменов ядерными ударами в региональных войнах подробно исследовался в последние двадцать лет на примере гипотетического конфликта Индии и Пакистана. Моделирование показывает, что использование в таком конфликте всего 100 боеприпасов мощностью не выше 15 кт каждый приведет к падению продуктивности сельского хозяйства всей планеты на 10–25% по основным культурам на протяжении десятилетия.

В итоге количество доступных для потребления населением Земли калорий упадет в среднем на 23% в течение последующих 7–8 лет, что приведет к массовому голоду (под угрозой гибели от него окажутся свыше 2,1 млрд человек).

Эта ситуация будет неизбежно сопровождаться глобальной нестабильностью в виде многомиллионных потоков вынужденной миграции, беспрецедентному падению качества жизни выживших, росту насилия и сопутствующих войн.

В терминах МЧС России выделяются прямые (непосредственные) и косвенные (опосредованные) последствия ядерных взрывов на людей и среду их обитания, которые, в свою очередь, делятся на ближайшие и отдаленные. Прямые последствия вызываются непосредственным воздействием поражающих факторов ядерного взрыва, включая долгосрочные последствия в виде радиоактивного заражения местности. Косвенными считаются последствия, связанные с «дезинтеграцией экономики, разрушением материально-технических основ и социальных аспектов жизни общества». К таковым предлагается относить нехватку продуктов питания, нехватку жилья, вспышки эпидемий, существенный рост заболеваемости населения, включая психические заболевания.

К числу опосредованных относятся медико-биологические и экологические последствия вследствие истощения озонового слоя атмосферы, изменений климата и иных непредсказуемых в настоящее время явлений.

Эскалация по ступеням воздушно-космических ударов и ядерных атак быстро выведет конфликт на обмен массированными ударами. Последствия явились бы ничем иным, как глобальной катастрофой и гибелью современной цивилизации.

Только в первые недели число жертв непосредственных поражающих эффектов ядерных взрывов оценивается в открытой литературе для стран НАТО и России в 90 млн человек: от ослепляющего и испепеляющего теплового излучения, ударной волны, проникающей радиации, огненных смерчей.

И намного больше в следующие месяцы — в результате распространения по всей планете радиоактивных осадков, «ядерной зимы» из-за задымления атмосферы от обширных пожаров, от голода и холода в итоге разрушения современных социально-экономических и государственных инфраструктур.

Губительные последствия будут иметь место и от того, что не учитывалось ранее, но навеяно опытом COVID-19 и что можно условно назвать «ядерной пандемией». Речь идет об инфекционных заболеваниях из-за разложения десятков миллионов незахороненных тел, распространения бесчисленного количества мутирующих под воздействием радиации переносчиков средневековых и новейших болезней (к таковым относятся холера, сыпной и брюшной тиф, дизентерия, чума и черная оспа — при разрушении скотомогильников и спецлабораторий). И все это — при полном развале всех производств, систем и средств здравоохранения.

Люди старшего поколения могут помнить полемику начала 1960-х годов между КПСС и КПК о мирном сосуществовании социализма и капитализма. Тогда китайские товарищи призывали смело идти на риск ядерной войны, в которой социализм обязательно победит и после которой можно будет беспрепятственно построить коммунистическое будущее. Советские представители справедливо указывали, что радиоактивные развалины — плохой фундамент для коммунистического будущего. В итоге победила идея мирного сосуществования, благодаря чему и мы, и китайцы, и все другие народы мира сейчас живем на этой Земле.

Вряд ли кто-то мог предположить тогда и тем более несколько лет назад, что подобные идеи окончательной победы над Западом с помощью ядерной войны возродятся в наши дни. Между тем в упомянутой статье автор по принципу deja vu снова призывает пройти «через все тернии и травмы» к будущему, которое видится ему «светлым — многополярным, многокультурным, многокрасочным, дающим возможность всем странам и народам строить свою собственную и общую судьбу». Недаром говорят, что новое — это хорошо забытое старое. Радиоактивные руины, к которым с большой вероятностью может привести игра в «ядерную рулетку»,— самый плохой фундамент для светлого будущего. Об этом стоит помнить любителям сенсационных идей и опасных азартных игр.

Авторы выражают благодарность за консультации по естественнонаучной тематике доктору медицинских наук, профессору А.Д. Альтштейну — главному научному сотруднику НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи и доктору биологических наук, профессору А.Ю. Семенову — зав. отделом фотобиофизики НИИ физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского МГУ.



Источник: Коммерсантъ

Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся