Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Лавров

Министр иностранных дел Российской Федерации, председатель Попечительского совета РСМД, член РСМД

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Государственным секретарем США М.Помпео, Сочи, 14 мая 2019 года
Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы еще раз приветствовать Государственного секретаря США Майка Помпео на российской земле. Это его первый визит в Россию в качестве главы внешнеполитического ведомства США, хотя он бывал здесь и в своих других ипостасях.

Сегодня мы провели переговоры в развитие обстоятельного полуторачасового телефонного разговора наших президентов, который состоялся 3 мая. По его итогам главы государств поручили нам заняться интенсификацией нашего диалога.

Мы начали выполнять эту задачу несколько дней назад в Финляндии, в Рованиеми, где «на полях» Министерского заседания Арктического совета провели очень полезную встречу. Сегодня в развитие того диалога подробно обсудили ситуацию в наших двусторонних делах и обменялись мнениями по наиболее актуальным международным и региональным проблемам. Прежде всего, по ситуации в Венесуэле, на Корейском полуострове, в Сирии и в целом в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, на Украине, в Афганистане, по положению дел вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию иранской ядерной программы (СВПД). 

О результатах наших переговоров мы через некоторое время сегодня вечером доложим Президенту Российской Федерации В.В.Путину.

В целом могу сказать, что разговор получился откровенным и полезным. 

Понятно, что наши отношения с США переживают далеко не лучшие времена. Потенциал взаимовыгодного сотрудничества во многом остаётся нереализованным. Не последнюю  роль в этом играет доставшаяся нынешнему руководству США в наследство от предшественников антироссийская санкционная политика.

Поскольку речь идёт о двух крупнейших ядерных державах, напряжённость между Россией и США неизбежно негативно влияет на общую ситуацию в мире. Поэтому мы с М.Помпео сошлись на том, что нужно постараться предпринять практические шаги по исправлению сложившейся ситуации.

Россия заинтересована в нормализации нашего диалога. Убеждены, что это вполне возможно и реально, если вести дело на основе взаимного уважения и учета интересов.

Согласились с важностью восстановления каналов общения, которые в последнее время были заморожены, в том числе в немалой степени из-за волны безосновательных обвинений в наш адрес в попытках повлиять на исход американских выборов, даже в наличии некоего сговора с нами высокопоставленных должностных лиц нынешней Администрации США. Понятно, что подобная инсинуация – это полнейшая фикция. Надеюсь, что после опубликованного недавно доклада спецпрокурора Р.Мюллера страсти за океаном улягутся и можно будет, наконец, продвинуться вперёд в налаживании более конструктивного взаимодействия, профессионального диалога между Россией и США. Думаю, что для этого имеются базовые понимания, которые обсуждались нашими президентами на их встрече в прошлом году на саммите в Хельсинки, а затем несколько раз по телефону. Пока эти понимания реализуются не в полной мере.

Из позитивных результатов мы отметили возобновление в декабре прошлого года работы нашего двустороннего диалога по противодействию терроризму на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств. Это хороший шаг, но, конечно же, недостаточный. 

Рассчитываем, что удастся воплотить в жизнь и другие идеи, которые рассматривались в Хельсинки, недавно между нами в Рованиеми и сегодня в Сочи.

Прежде всего я бы выделил целесообразность создания неправительственного экспертного совета из известных политологов, бывших военных, дипломатов, специалистов по двусторонним отношениям. Таким взглядом со стороны они помогли бы определить, как нам преодолеть накопившееся взаимное недоверие, прежде всего, для правильного толкования действий друг друга в оборонной сфере и для предотвращения гонки вооружений, но в перспективе - для выстраивания нормального, устойчивого сотрудничества в других областях.  

Считаем также полезным учреждение двустороннего делового совета, который объединил бы представителей крупного частного бизнеса с обеих сторон. Они могли бы также вырабатывать рекомендации, которые нацелены на то, чтобы помочь правительствам формировать комфортные условия для взаимовыгодной экономической кооперации.

Обсудили шаги, которые способны дать импульс позитивному развитию российско-американских отношений. Мы передали памятную записку Государственному секретарю США М.Помпео. Надеюсь, что наши идеи будут рассмотрены в Вашингтоне.

Что касается международной повестки дня, мы откровенно поговорили по многим вопросам, включая ситуацию вокруг Венесуэлы. Россия выступает за то, чтобы именно народ этой страны определял свое будущее. В этом плане крайне важно, чтобы все патриотические, ответственные политические силы этой страны начали диалог между собой, к чему призывает и целый ряд стран региона в рамках т.н. «механизма Монтевидео». Как сказал Президент Венесуэлы Н.Мадуро, Правительство готово к такому диалогу.

По Сирии говорили о необходимости выполнения в полном объеме резолюции 2254 СБ ООН, ключевым положением которой является уважение суверенитета и территориальной целостности САР. Договорились о том, чтобы продолжать консультации на основе имеющихся у нас контактов. «Сверили часы» по ряду конкретных аспектов, в том числе связанных с окончательным искоренением терроризма на сирийской земле, обеспечением условий для возвращения беженцев, решением гуманитарных проблем и запуском политического процесса в контексте формирования Конституционного комитета. Надеемся, что этот орган в самое ближайшее время сможет начать свою работу в Женеве под эгидой ООН.

Говорили про Ближний Восток, про ситуацию, которая сложилась вокруг СВПД. Здесь у нас немало расхождений, но то, что мы говорим на эту тему и продолжим обсуждать эту ситуацию, дает нам надежду на то, что какие-то договоренности могут быть достигнуты при поддержке России и США.

Что касается ситуации на Украине, то здесь также есть резолюция СБ ООН, которая одобрила Минские договоренности. Мы рассчитываем, что новое руководство Украины сможет определить свою позицию по ним, основываясь на безальтернативности политического урегулирования внутриукраинского кризиса.

Из других вопросов отмечу ситуацию на Корейском полуострове, которую наши президенты подробно обсуждали в телефонном разговоре 3 мая. Президент России В.В.Путин рассказал Президенту США Д.Трампу о российско-северокорейском саммите, который состоялся 25 апреля во Владивостоке. Мы выступаем за развитие диалога между Вашингтоном и Пхеньяном. Готовы его поддерживать. Уверен, что в конечном счете мы должны стремиться к тому, чтобы формировать в Северо-Восточной Азии прочный механизм мира и стабильности. Отметили, что руководство КНДР ожидает соответствующие гарантии безопасности своей страны в ответ на шаги по денуклеаризации. Ясно, что она должна распространяться на весь Корейский полуостров.    

Отметили очень полезное взаимодействие, которое уже осуществляется по Афганистану, в том числе в формате «тройки» – Россия, США и Китай.

Особое внимание уделили вопросам стратегической стабильности. Рассмотрели ситуацию, которая складывается вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Говорили о перспективах Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) в связи с тем, что первый срок его действия истекает в феврале 2021 года. Мы заинтересованы в том, чтобы возобновить профессиональный и конкретный диалог по всем аспектам контроля над вооружениями. Надеюсь, что эта договоренность будет позитивно воспринята нашими двумя народами и всем мировым сообществом.

В целом я еще раз хотел бы сказать, что разговор был откровенным, насыщенным, содержательным. Надеюсь, что визит Госсекретаря США М.Помпео будет способствовать не только улучшению атмосферы российско-американских отношений, но и позволит продвигаться, пусть небольшими, но реальными шагами в разрешении практических вопросов, которые того требуют на повестке дня двусторонних отношений, по региональной и международной проблематике.

Благодарю своего коллегу за хорошие переговоры.           

Вопрос: Вы упомянули договор СНВ-3, который истекает в 2021 году. До сих пор неясно, будет ли он точно и однозначно продлён. Если США не снимут озабоченности российской стороны, будет ли Москва продолжать настаивать на продлении Договора?

С.В.Лавров: Что касается нашей позиции, то, действительно, у нас есть озабоченности, которые касаются заявленного США «переоборудования» пусковых установок подводных лодок «Трайдент» и тяжёлых бомбардировщиков из ядерного в неядерное оснащение. Договором предусмотрены конкретные процедуры, которые должны позволить второй стороне убедиться, что эта конверсия осуществлена таким образом, чтобы нельзя было вернуть ядерный потенциал соответствующих пусковых установок и бомбардировщиков. Эти вопросы обсуждаются в Двусторонней консультативной комиссии по Договору СНВ, наблюдающей за его выполнением. Мы рассчитываем, что это обсуждение в итоге даст позитивный результат.

На вопрос о том, что будет делать Россия, если эти озабоченности сохранятся, я предпочитаю не отвечать, потому что мы сейчас исходим из того, что сможем договориться в рамках упомянутой Двусторонней комиссии. Гадать, что будет или чего не случится, не задача дипломатов. Наша задача – достигать результата. Мы будем именно так и поступать.

Вопрос (перевод с английского): Почему российское Правительство настаивает в своей поддержке Н.Мадуро, хотя все демократические страны в латиноамериканском мире признали Х.Гуайдо легитимным временным главой Венесуэлы?

С.В.Лавров: Что касается того, почему Россия занимает именно такую позицию в поддержку диалога, рассмотрения всех вопросов самими венесуэльцами без ультиматумов и предварительных условий, мы исходим из того, что демократию силой не устанавливают. Угрозы, звучащие в адрес правительства Н.Мадуро из уст официальных представителей Администрации США и Х.Гуайдо, который постоянно напоминает о своем праве пригласить вооруженную интервенцию извне, не имеют ничего общего с демократией.

Мы помним, как в мае 2003 года Президент США Дж.Буш-младший на борту авианосца объявил об установлении демократии в Ираке. Мы помним, как в 2011 году было объявлено, что лидер Ливии М.Каддафи свергнут и в стране воцарилась демократия. Думаю, мне не надо более подробно останавливаться на том, как сейчас демократия ощущает себя в Ираке, Ливии и ряде других мест, где подобного рода попытки свержения режимов имели место и ни к чему хорошему не привели.

Вопрос: Поступает противоречивая информация о возможной личной встрече Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа. Например, в качестве места ее проведения звучит Осака. Могли бы Вы прояснить, состоится ли такая встреча? Если да, то когда и где?

С.В.Лавров: Естественно, мы слышали заявление Президента США Д.Трампа о том, что он рассчитывает провести встречу с Президентом России В.В.Путиным, в том числе в рамках их участия в саммите «Группы двадцати» в Осаке. Если такое предложение официально поступит, мы, конечно же, позитивно на него отреагируем. Мы с М.Помпео говорили об этом сегодня.

Вопрос (перевод с английского): Вы упомянули, что, несмотря на имеющиеся разногласия, отдельные договоренности по Ирану могут быть достигнуты. Вы не могли бы пояснить, какие точки соприкосновения вы видите с США по Ирану и как может развиваться ситуация?

С.В.Лавров: Что касается ситуации вокруг Ирана и СВПД, я надеюсь, что разум восторжествует и слухи о якобы планируемом направлении в регион 120-тысячной армии США - о чем мы сегодня говорили, и М.Помпео сказал, что это дело военных - не имеют под собой оснований, потому что регион и так перенапряжен различными конфликтными ситуациями. Кстати, замечу «в скобках», что мы говорили и о перспективах палестино-израильского урегулирования.

Когда я говорю, что мы надеемся на нахождение политического решения ситуации вокруг Ирана - мы действительно будем способствовать тому, чтобы ситуация не «свалилась» в военный сценарий. Как это сделать – уже задача дипломатов.

Я почувствовал, что у американской стороны тоже есть настрой на поиск политического решения. Ситуация сложная. Как вы знаете, мы не поддержали и считаем ошибкой решение США о выходе из СВПД. Правительство США принимает новые меры в отношении Ирана, объявляя санкции, запрещающие иметь какие-либо дела с ИРИ: теперь нельзя покупать нефть и вообще торговать с Ираном. Надеюсь, что мы вместе с нашими европейскими коллегами и китайскими партнерами, которые тоже являются участниками СВПД, в контактах с Вашингтоном будем искать пути выхода из этого кризиса. Пока нас только все глубже и глубже засасывает в эту воронку.

Касательно адресованного Вами Госсекретарю США вопроса об утверждениях о вмешательстве Российской Федерации в выборные процессы в США хотел бы сказать, что сегодня я передал М.Помпео копию статьи, которая была опубликована в США в 1987 году, с предупреждением о том, что Советский Союз будет пытаться повлиять на выборы Президента США, которые предстояли в 1988 году. В статье, между прочим, было впервые упомянуто о политических амбициях тогдашнего успешного предпринимателя Д.Трампа.

Эту тему можно обсуждать бесконечно, но пока у нас на столе не будет конкретных фактов, мы не сможем по-взрослому на эту тему разговаривать. Факты говорят о том, что никаких доказательств у тех, кто раздувает эту тему, нет. Мы неоднократно предлагали профессионально возобновить контакты по проблемам кибербезопасности, в рамках которых можно будет обсуждать любые озабоченности, возникающие у одной стороны по отношению к другой. Львиная доля атак на наши интернет-ресурсы приходится на источники на территории США. Поэтому есть что обсуждать.

Если говорить конкретно про последнюю президентскую кампанию в США, то у нас с 2013 года существует канал обмена информацией о возможных непреднамеренных рисках, возникающих в киберпространстве. С октября 2016 года (когда демократическая администрация США впервые подняла этот вопрос) по январь 2017 года (до инаугурации Д.Трампа) по этому каналу шел трафик запросов и ответов. Не так давно, когда нападки на Российскую Федерацию в связи с якобы имевшим место вмешательством в выборы достигли апогея, мы предложили опубликовать этот обмен сообщениями по линии двух структур, занимающихся избежанием инцидентов в киберпространстве. Напомнил сегодня об этом М.Помпео. Администрация теперь уже Д.Трампа отказалась это делать. Не знаю, кто принимал решение, но публикация этих данных была заблокирована американской стороной. Хотя, по нашему убеждению, придание ей гласности сняло бы очень большую часть распространяемых сейчас измышлений. Мы, безусловно, не будем в одностороннем порядке опубликовывать эти переговоры, но хотел бы зафиксировать сам факт.

Еще раз подтверждаю, мы хотим и готовы заниматься с нашими американскими партнерами возникающими в киберпространстве проблемами профессионально, без каких-либо эмоций, политизации, идеологизации и тем более без попыток делать эту тему чуть ли не главной во внутриполитической борьбе в США.

Кстати, я передал М.Помпео неофициальный меморандум, как у нас принято говорить по-английски «non-paper», в котором излагаются не вымышленные, а фактические подтверждения вмешательства США во внутреннюю политику Российской Федерации, включая печально известный закон «О поддержке свободы Украины», принятый Конгрессом, в котором Госсекретаря обязывают заниматься продвижением демократии в России напрямую и через работу с российскими НПО. На эти цели ассигнуется 20 млн долл. США ежегодно. Это не вымыслы, а документ, имеющий форму закона США. Так что мы готовы говорить на эту тему.

Здесь сидит уважаемый мной Посол США Дж.Хантсман, который знает, как непросто бывает работать в России. Наш Посол в США А.И.Антонов тоже знает о возникающих проблемах. Мы в принципе за то, чтобы снимать эти проблемы, устранить все нагромождения взаимных негативных действий – которые начали США и на которые мы должны были отвечать - и за то, чтобы дипломаты работали открыто, в соответствии с Венскими конвенциями о дипломатических и консульских сношениях и не создавали у противоположной стороны ощущения, что кто-то пытается влиять на внутриполитические процессы.

Сегодня мы привели в очередной раз пример, когда в 1933 году по инициативе США Президент Ф.Рузвельт и Народный комиссар по иностранным делам СССР М.М.Литвинов обменялись нотами, в которых обязались не вмешиваться во внутриполитические процессы друг друга. Подчеркну еще раз, США были инициаторами этого обмена нотами. Мы уже несколько лет, начиная с Администрации Б.Обамы, предлагаем нашим американским партнерам переподтвердить эту договоренность. Пока они на это не готовы, так что делайте выводы сами.

Источник: МИД России.

(Нет голосов)
 (0 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся