Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Тимофей Бордачев

Д.полит.н., научный руководитель ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», член РСМД

Встреча по украинскому вопросу, состоявшаяся в прошедшие выходные в саудовской Джидде, вполне ожидаемо не принесла значимых политических результатов. Никаких заключительных документов или, например, новых мирных предложений мировая общественность от этой встречи не увидела. Но никто в мире на это особенно и не рассчитывал. И для России было бы странно проявлять большой интерес к событию, не имеющему серьезного значения для международной политики.

То, что официальная Москва никак не участвовала в переговорах, особенно подчеркивало, что все это мероприятие – совершенно не про то, что на нем обсуждалось. В международной политике часто бывает, что даже крупные события имеют значение совсем не в тех сюжетах, которым они официально посвящены. Зачем же вообще состоялись консультации дипломатов в экономической столице самой крупной монархии Ближнего Востока?

Встреча по украинскому вопросу, состоявшаяся в прошедшие выходные в саудовской Джидде, вполне ожидаемо не принесла значимых политических результатов. Никаких заключительных документов или, например, новых мирных предложений мировая общественность от этой встречи не увидела. Но никто в мире на это особенно и не рассчитывал. И для России было бы странно проявлять большой интерес к событию, не имеющему серьезного значения для международной политики.

То, что официальная Москва никак не участвовала в переговорах, особенно подчеркивало, что все это мероприятие – совершенно не про то, что на нем обсуждалось. В международной политике часто бывает, что даже крупные события имеют значение совсем не в тех сюжетах, которым они официально посвящены. Зачем же вообще состоялись консультации дипломатов в экономической столице самой крупной монархии Ближнего Востока?

Во-первых, выражаясь прямо, инициативу провести такие консультации стоило бы считать в первую очередь своеобразной политической взяткой американцам со стороны Саудовской Аравии. Точно такой же по своей природе, как закупки исключительно дорогостоящего американского вооружения или приглашение многочисленных советников и консультантов из Америки, Западной Европы или подконтрольных им международных организаций. Так поступает множество стран мира, подобный рэкет является чем-то привычным для отношений США с более слабыми государствами.

Причина понятна: несмотря на всю свою фронду в отношении слабеющего Вашингтона, арабские режимы Персидского залива время от времени должны делать в его сторону такие жесты. Иначе велик риск нарваться на внезапную активизацию исламистского подполья, которое, как известно, действует подозрительно синхронно с американскими спецслужбами.

Даже проводящий вполне независимую политику наследный принц Саудовской Аравии должен иногда что-то делать ради того, чтобы умаслить самолюбие американцев. Тем более, что они в последние годы стали очень нервными, обращаться со стареющей сверхдержавой нужно бережно. Россия или Китай этого делать, конечно, не обязаны, но более уязвимым странам приходится считаться с капризами слабеющего гегемона.

Саудовская Аравия совсем недавно нанесла по самолюбию США очень серьезный удар, когда за их спиной договорилась с Ираном об урегулировании отношений. Всего несколько лет назад такое было невозможно представить. Особенно если учитывать, что соглашение было достигнуто на китайской переговорной площадке. Сейчас Саудовская Аравия немного компенсировала Вашингтону нанесенный репутационный ущерб: разве можем мы ее за это винить?

Во-вторых, самим саудовцам хочется побольше присутствовать в международной повестке помимо сугубо региональных дел. Это достаточно сложно: королевство хоть и располагает большими деньгами, но никогда не было активным игроком за пределами глобального рынка нефти. За исключением этой, хоть и важной, сферы мировой жизни голос Саудовской Аравии всегда был слышен очень мало. Все ее серьезные региональные дела были прочно завязаны на американскую политику на Ближнем Востоке.

Приглашение к себе политических директоров МИД нескольких десятков стран – это уже заявка на глобальное присутствие. Даже если встреча была совершенно бессмысленной с практической точки зрения. Сам факт способности ее провести означает, что в будущем королевство решится претендовать и на более сущностные мероприятия. Сейчас консультации состоялись по просьбе США. Завтра или послезавтра что-то может быть организовано по собственной инициативе или по просьбе, например, Китая. С этим союзником России Саудовская Аравия последовательно выстраивает деловые отношения.

Для отношений королевства с Россией провалившийся в политическом отношении «саммит» ничего плохого сделать не мог. Москва и Эр-Рияд достаточно успешно достигают взаимопонимания по ключевому в их отношениях вопросу энергетических рынков. При этом полностью становиться на сторону России никто в Саудовской Аравии не собирается. А поскольку все заранее знали, что причуда Вашингтона никакого практического результата не даст, то и реального беспокойства для России можно было не ожидать.

Третья причина встречи в Джидде – это природа внешней политики стран Мирового большинства. Основная часть составляющих его держав хоть и отклонили идею встречи на высшем уровне, но всегда готовы побывать на мероприятиях по важным для США вопросам. Просто потому, что сейчас для них это повод вновь напомнить американцам и их союзникам о собственном значении в международных делах. В конечном итоге совершенно неважно, чему посвящена встреча, если на ней можно в очередной раз показать Америке, что страны Глобального Юга больше не выступают в качестве покорных исполнителей чужих решений. Для этого подойдет и встреча по Украине, и консультации по поводу технологии сбора арбузов – содержание менее важно, чем дополнительная оказия продемонстрировать свою самостоятельность.

И наконец, конфликт такого масштаба и интенсивности, как столкновение России и Запада по украинскому вопросу, неизбежно вносит новую динамику в мировую дипломатию в целом. Это значит, что по мере развития нашего противостояния с Западом количество разнообразных международных сборищ будет только увеличиваться. Мы сами приветствуем то, что мир уже перестал быть однообразным и вышел из-под контроля ограниченного количества великих держав. Это означает, что мировая политика в своих «тусовочных» проявлениях становится действительно колоссальной по масштабам.

В демократическом мире все, включая даже меленькие страны, хотят играть в свои «Венские конгрессы». Пока они собираются по вопросам, которые тревожат сверхдержавы. Но это не будет продолжаться бесконечно. Кровопролитный конфликт в Европе представляет собой событие, по поводу которого остальной мир испытывает одновременно страх и некоторое возбуждение. Глобальная дипломатия не стоит на месте и будет постоянно создавать новые форматы, которые каждый старается использовать в своих интересах.

Зачем все это представление было нужно самим американцам? Ответ простой: их политика сочетает в себе холодный расчет и инерцию великодержавия. С одной стороны, США ведут себя очень прагматично и не забывают, что конфликт вокруг Украины разоряет их главного экономического конкурента – Европу. С другой стороны, им нужно все больше формальных подтверждений собственного влияния. Тем более, что американцы действительно несколько провинциальны: они обожают всяческие дипломатические побрякушки. 

Для Вашингтона совершенно не важно, что вторая после Копенгагена в июне встреча с участием стран Мирового большинства ничего не дала. Главное – это знак формального уважения к его требованиям и капризам. Все равно главе американского государства доложили, что все прошло крайне успешно: Россия подверглась якобы всеобщей критике и даже китайский представитель три раза улыбнулся, когда в комнате присутствовал кто-то из Киева.

Президент США в любом случае находится, как и вся его держава, в параллельной реальности. Кроме того, колоссальная по масштабам американская внешнеполитическая бюрократия уверена, что историю можно обратить вспять. Это также вполне нормально, учитывая, что даже в России или Китае далеко не все настроены оптимистично по поводу исхода конфликта с Западом.

Для России формат и содержание встречи в Джидде – это очередное доказательство того, что специальная военная операция на Украине идет в крайне благоприятных для нас международных условиях. Ни о какой «изоляции» Москвы в виде конкретных решений или действий международного сообщества говорить не приходится. Мировое большинство живет своей жизнью, и никто не может его контролировать. 

Источник: Взгляд.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся