Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 1)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Тимофей Бордачев

К.полит.н., научный руководитель ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», член РСМД

С точки зрения международной политики наиболее важное в недавно опубликованной статье Президента России по украинскому вопросу – это указание на то, что Россия всегда поддерживает суверенитет этой страны в том случае, если он отражает реальную способность к самостоятельной внешней политике. Иначе и быть не может – Украина и Россия разделяют общее геополитическое пространство, на котором Москва является сильнейшим игроком.

Поэтому логика российского лидера является достаточно простой и должна быть доходчивой, поскольку обращается к способности соседней страны вести себя рационально. Россия прямо, что раньше бывало не всегда, указывает, что от страны-соседа – и речь может идти не только об Украине – ожидается вести себя адекватно собственному положению и понимать, что российские интересы безопасности опасно игнорировать. Это является, кстати, серьёзным отходом от отечественной внешнеполитической традиции не указывать на свои интересы напрямую.

Статья Владимира Путина о российско-украинских отношениях в одинаковой степени отражает как объективные, так и субъективные составляющие взаимодействия России с практически всеми странами пространства бывшего СССР. Субъективное в отношениях – это тот исторический опыт, на анализе которого сконцентрирована большая часть текста главы российского государства. Объективное – геополитические условия, на которые опирается аргументация заключительной части статьи, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор Валдайского клуба.

С точки зрения международной политики наиболее важное в недавно опубликованной статье Президента России по украинскому вопросу – это указание на то, что Россия всегда поддерживает суверенитет этой страны в том случае, если он отражает реальную способность к самостоятельной внешней политике. Иначе и быть не может – Украина и Россия разделяют общее геополитическое пространство, на котором Москва является сильнейшим игроком.

Поэтому логика российского лидера является достаточно простой и должна быть доходчивой, поскольку обращается к способности соседней страны вести себя рационально. Россия прямо, что раньше бывало не всегда, указывает, что от страны-соседа – и речь может идти не только об Украине – ожидается вести себя адекватно собственному положению и понимать, что российские интересы безопасности опасно игнорировать. Это является, кстати, серьёзным отходом от отечественной внешнеполитической традиции не указывать на свои интересы напрямую. 

В данном случае Москва пытается показать, насколько предсказуемой является её политика и каковы основные мотивы.

Но пытаясь рассуждать о том, услышат это или нет, мы не можем игнорировать, что рациональное поведение не всегда свойственно государствам в моменты их глубочайшего внутреннего кризиса. Более того, исторический опыт также может быть основой действий, которые являются нерациональными или даже самоубийственными с точки зрения формальной логики и законов международных отношений. Примером нерационального поведения были действия руководства СССР в конце 1980-х годов, когда оно демонтировало все силовые преимущества, которыми обладало в отношениях со странами Запада. Причина – жесточайший внутренний кризис, в котором тогда была советская система, заставлявший обращаться к мифам, а не реальности.

Не менее важен и исторический опыт – Украина, как и целый ряд других стран, на протяжении нескольких веков была частью единого с Россией политического пространства. Более того, именно в этом случае Россия не выполняла роль метрополии в чистом виде – представители Украины занимали важные позиции в российской элите с середины XVIII века. В период СССР эта республика была на совершенно особом положении – в ней концентрировалось большинство возможностей для экономического развития, кадры из Украины наряду с русскими занимали руководящие должности в других союзных республиках. Такой исторический опыт в значительной степени ограничивает способность граждан Украины адекватно оценивать своё место на карте и в соотношении сил рядом с Россией.

Сейчас, через 30 лет после исчезновения СССР, все без исключения новые независимые государства находятся на этапе, когда в отношениях с Россией они должны приобрести способность к ответственному поведению, соответствующую реальному суверенитету. Этому, как мы видим, препятствует исторический опыт совместного государства. В некоторых случаях он проявляется через значительное присутствие национальных диаспор в России, в других – через поведение, ориентированное на извлечение ренты, в самых сложных – через восприятие России как метрополии. При этом все три негативных фактора общего опыта подкрепляются объективным соотношением сил и присутствием на общем геополитическом пространстве. Однако Россия – это уже не метрополия и политика в отношении неё должна формироваться на основе понимания того, что это другое – но при этом самое сильное – государство по соседству.

Насколько сама Россия может способствовать такому изменению? Во-первых, это, действительно, будет происходить по мере смены политических поколений в России, когда на смену тем, кто вырос в единой державе, будут приходить более прагматично настроенные политики. Соседи России достаточно часто обращаются к вопросу о том, как смена поколений у них влияет на отношение к её действиям. Но при этом мы не можем забывать о том, что значение аналогичного процесса в самой России важнее –пропорционально её силовым возможностям. Статья Владимира Путина уделяет такое большое значение общему историческому опыту России и Украины именно потому, что ему самому это важно. Но совершенно не обязательно, что так же будут думать те, кто в момент распада СССР только начал свою жизнь. Поэтому, при сохранении совокупных силовых возможностей России, наших соседей могут ожидать неприятные новости.

Во-вторых, российская внешняя политика в отношении Украины и остальных соседей будет постепенно избавляться от этической составляющей, источником которой является восприятие соседей как «своих». Которых, как известно, «русские на войне не бросают».

Это значит, что у России может начать исчезать мотивация для того, чтобы бороться за порядок на окружающих её пространствах, и усиливаться способность использовать положение дел там в более масштабных целях.

Это потенциально может содействовать тому, что соседи России смогут сами увидеть в ней просто самого сильного соседа, возможностям которого нет альтернативы.

В-третьих, российская политика в отношении своих соседей должна быть более требовательной именно для того, чтобы ситуация не заходила так далеко, как это произошло с Украиной. Пока мы видим только признаки движения в эту сторону, однако уже в перспективе 10–15 лет дисциплинирующий эффект может оказаться более значительным. Это, конечно, зависит от того, насколько хаотичным будет международное окружение нашего общего пространства. Сейчас большинство признаков указывает на то, что ни одна из значимых мировых держав не готова взять на себя большую долю ответственности за судьбу стран Центральной Азии или Закавказья.

В целом статья Владимира Путина о российско-украинских отношениях в одинаковой степени отражает как объективные, так и субъективные составляющие взаимодействия России с практически всеми странами пространства бывшего СССР. Исключением в полном смысле этого слова не могут быть даже страны Балтии – они всё равно связаны с Россией в силовой области, хотя и вошли вскоре после обретения независимости в другую институциональную юрисдикцию. Кроме этого, экономически эти три страны значительно связаны с огромным российским рынком на востоке.

Субъективное в отношениях – это тот исторический опыт, на анализе которого сконцентрирована большая часть текста главы российского государства. В случае Украины он наиболее продолжительный и поэтому так трудно преодолимый. Объективное – геополитические условия, на которые опирается аргументация заключительной части статьи. Наличие первого может помешать восприятию второго – логика обычного взаимодействия держав в соответствии с их силовым потенциалом с трудом увязывается с признанием особой природы отношений, сформировавшейся за несколько столетий.

Мы не можем сейчас сказать, насколько фатальной может оказаться невозможность преодолеть это противоречие в ближайшие годы – возможно, что результатом, действительно, станет исчезновение украинского государства даже в том виде, как мы привыкаем его видеть.

При том что Россия была бы заинтересована в его сохранении, дело может идти о проблеме настолько фундаментальной, что необходимо признать неизбежность её последствий. Также, с учётом общего контекста, необходимо понимать потенциал влияния нерешаемого украинского вопроса на европейскую безопасность в целом. Весной 2021 года мы видели, насколько высокого уровня может достичь международное напряжение.

Однако в любом случае украинский вопрос с момента его возникновения в современной форме – это очень хороший повод для того, чтобы извлечь уроки. Как для России, так и для всех окружающих её государств.



Источник: Международный дискуссионный клуб «Валдай»

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 1)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся