Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.33)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Александр Яковенко

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, ректор Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации, член РСМД

Сегодня информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), выступая ключевыми для современного социально-политического и экономического развития, а также в сфере национальной безопасности, становятся главным полем геополитического противоборства. Кибератаки на критическую информационную инфраструктуру могут быть не менее деструктивными, чем ядерное и другие виды оружия массового уничтожения. Цифровое пространство, по сути, становится ареной гибридной войны, которую идейно обслуживает искусственно навязываемый миру антагонизм «либерализм против авторитаризма». Словом, добро пожаловать в новую идеологическую конфронтацию, которую Запад намеревается институционально оформить учреждением «саммита/сообщества демократий».

На фоне доминирования ряда развитых стран в информационных технологиях и возникновения глобальных монополий, контролирующих сетевую инфраструктуру, потоки и базы данных, возникает угроза неравенства в сфере ИКТ и цифрового колониализма. Для государств, отстающих в своем цифровом развитии, в качестве и скорости цифровой трансформации системы публичного/государственного управления, существенно повышаются риски постепенной утраты, а затем и разрушения структурных элементов государственного суверенитета. Цифровые разрывы, имея в виду различия в возможностях для доступа к информационным технологиям и использования интернета, становятся все более ощутимой угрозой обеспечения территориальной целостности государства, его суверенитета. Таким образом, феномен неравенства в информационной сфере из важной, но «не смертельной» социальной проблемы становится в условиях новой геополитической реальности важнейшим фактором национальной безопасности.

Сегодня информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), выступая ключевыми для современного социально-политического и экономического развития, а также в сфере национальной безопасности, становятся главным полем геополитического противоборства. Кибератаки на критическую информационную инфраструктуру могут быть не менее деструктивными, чем ядерное и другие виды оружия массового уничтожения. Цифровое пространство, по сути, становится ареной гибридной войны, которую идейно обслуживает искусственно навязываемый миру антагонизм «либерализм против авторитаризма». Словом, добро пожаловать в новую идеологическую конфронтацию, которую Запад намеревается институционально оформить учреждением «саммита/сообщества демократий».

На фоне доминирования ряда развитых стран в информационных технологиях и возникновения глобальных монополий, контролирующих сетевую инфраструктуру, потоки и базы данных, возникает угроза неравенства в сфере ИКТ и цифрового колониализма. Для государств, отстающих в своем цифровом развитии, в качестве и скорости цифровой трансформации системы публичного/государственного управления, существенно повышаются риски постепенной утраты, а затем и разрушения структурных элементов государственного суверенитета. Цифровые разрывы, имея в виду различия в возможностях для доступа к информационным технологиям и использования интернета, становятся все более ощутимой угрозой обеспечения территориальной целостности государства, его суверенитета. Таким образом, феномен неравенства в информационной сфере из важной, но «не смертельной» социальной проблемы становится в условиях новой геополитической реальности важнейшим фактором национальной безопасности.

По мере развития информационно-коммуникационных технологий актуализировались внутренние и внешние угрозы информационной безопасности в большинстве стран, и тема обеспечения цифрового суверенитета привлекает к себе все большее внимание и выходит на передний план международной повестки дня, а также становится одним из приоритетов во внутренней политике большинства стран мира, включая Россию.

В марте этого года на заседании Совета безопасности РФ был одобрен новый проект «Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности». В них конкретизируются соответствующие положения ранее принятых документов стратегического планирования и актуализирован список глобальных угроз в сфере информационно-коммуникационных технологий. Впервые констатируется их участившееся применение для осуществления атак на критическую информационную инфраструктуру государств, а также наметившаяся тенденция введения некоторыми государствами ограничений в отношении доступа других стран к инновационным технологиям с целью усиления их зависимости.

В 2016 году в Европейском союзе (ЕС) была принята серия директив о защите персональных данных, одна из которых обязует компании интернет-индустрии хранить персональные данные пользователей из стран ЕС на территории стран-участниц. А в мае 2018 года во всех государствах – членах Европейского союза был введен новый закон о защите персональных данных. Кроме того, 19 февраля 2020 года принята Цифровая стратегия ЕС, которая также направлена на укрепление «цифровых границ» Европейского союза.

Проблематика технологического суверенитета активно обсуждается и в США, когда ставится вопрос о реализации китайской компанией Huawei сетей 5G на территории США. Конкурентная борьба в информационном пространстве принимает форму войны платформ и стандартов. Например, противостояние американских и китайских техногигантов: Huawei и CISCO, Alibaba и Amazon, Facebook и WeChat.

Конкуренция между США и Китаем, по существу, заключается в том, кто будет контролировать глобальную инфраструктуру ИТ и стандартов в этой сфере. Мультимедийное интернет-пространство практически поделено между Соединенными Штатами и Китаем. По многим информационным технологиям остальной мир значительно отстает от США и Китая. К примеру, отказ SAP, Oracle, CISCO или Microsoft обеспечить своевременное обновление своих работающих решений может вызвать серьезные сбои, а то и коллапс и хаос в работе критически важных систем, в том числе государственного управления и банковского сектора.

Растущее осознание европейскими странами важности цифрового суверенитета может иметь потенциальный интерес для России. Ключевые страны Европы – Германия, Франция, Италия, Нидерланды – опасаются зависимости от американцев и китайцев. Особый акцент на развитие национальной технологической платформы делают французы.

Прежде всего важно исключить возможность действий, угрожающих международному миру, безопасности и стабильности в глобальном информационном пространстве, что в принципе может латентно, «ползучим» образом (как это было в случае с Первой мировой войной в 1914 году) ввергнуть мир в пресловутую «войну всех против всех» Томаса Гоббса.

Сейчас более 140 государств мира разрабатывают свои собственные стратегии кибербезопасности и программы ведения кибервойны. Ряд западных стран отстаивают позицию о приравнивании сферы ИКТ к полю боевых действий и об отказе странам иметь информационный суверенитет. Кроме того, государствами – членами НАТО продвигается опасный тезис о необходимости вооруженного ответа на компьютерные атаки, несмотря на то что источники таких атак практически трудно установимы, особенно в кратчайшие сроки. Тем самым в важнейшую сферу международной жизни вводится принцип highly likely.

В этих условиях Россия предлагает выработать конструктивные правила, принципы и нормы ответственного поведения стран в глобальном информационном поле и демилитаризировать его с целью обеспечения международной информационной безопасности (МИБ).

Переговорный процесс по вопросам МИБ в ООН развивается поступательно и был инициирован достаточно давно. В 2018 году 73-я сессия Генеральной ассамблеи ООН подавляющим большинством голосов приняла российскую резолюцию, в которой не только был сформулирован первоначальный перечень правил ответственного поведения государств в информационном пространстве, но и создан под эгидой ООН эффективный переговорный механизм в формате профильной Рабочей группы открытого состава (РГОС) для практического решения всего блока проблем обеспечения МИБ. В том же году в противовес усилиям России и ее единомышленников по универсализации профильной дискуссии в формате РГОС страны Запада во главе с США учредили шестую по счету Группу правительственных экспертов (ГПЭ) с мандатом до 2021 года. В ее состав вошли эксперты от 25 государств. Налицо попытки коллективного Запада расколоть международное сообщество по столь важному вопросу, как МИБ.

При активном участии России 12 марта завершила работу РГОС, а 28 мая с.г. – ГПЭ. Были приняты консенсусные доклады, в полной мере учитывающие российские принципиальные подходы. В соответствии с принятой по инициативе России резолюцией 75/240 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности» от 31 декабря 2020 года была создана новая РГОС по вопросам безопасности в сфере информационно-коммуникационных технологий 2021–2025. 1 июня с.г. успешно завершилась организационная сессия группы. Это вселяет надежду на продолжение активной общемировой дискуссии на ооновском треке, что будет способствовать выработке и совершенствованию принципов и норм международного права, в том числе международного гуманитарного права, применительно к сфере ИКТ, а впоследствии созданию условий для принятия на уровне Всемирной организации глобального документа – конвенции об обеспечении международной информационной безопасности.

В двустороннем формате основой международной информационной безопасности, по мнению Москвы, является заключение межправительственных договоров о сотрудничестве в области международной информационной безопасности. Заключение таких договоров позволяет России налаживать конструктивные связи в международном пространстве, основанные на принципах равноправия и уважения цифрового суверенитета.

25 сентября 2020 года министр иностранных дел России Сергей Лавров озвучил заявление президента РФ Владимира Путина о комплексной программе мер по восстановлению российско-американского сотрудничества в области международной информационной безопасности. В качестве конкретных мер предлагается восстановить полномасштабный двусторонний межведомственный диалог по данной проблематике, поддерживать непрерывную и эффективную работу каналов связи между компетентными ведомствами, совместно разработать и заключить межправительственное соглашение о предотвращении инцидентов в информационном пространстве, а также во взаимоприемлемой форме обменяться гарантиями невмешательства во внутренние дела друг друга. На российско-американском саммите в Женеве 16 июня удалось договориться о начале таких консультаций.

Таким образом, еще более насущной для российской дипломатии становится задача согласования общих для всех правил ответственного поведения стран, закрепляющих в цифровой среде принципы уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела, неприменения силы и угрозы силой, права на индивидуальную и коллективную самооборону, уважения прав и основных свобод человека. Кроме того, необходимость построения системы международной информационной безопасности подразумевает принятие мировым сообществом принципов сетевой нейтральности, уважения информационного/цифрового суверенитета, равноправия и децентрализованного управления интернетом. По большому счету речь идет ни много ни мало о демократии на международном уровне, которой пока противопоставляются западными странами разной степени имперские построения, чреватые новой конфронтацией.



Источник: «Независимой газеты»

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.33)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся