Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Константин Косачев

Председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, член РСМД

Многие забыли, наверное, как пару лет назад тогдашний «лидер свободного мира» Барак Обама назвал в качестве главных планетарных угроз исламский терроризм, Россию и лихорадку Эбола. 
Эта классификация была столь же нелепой, сколь необоснованной была претензия президента США говорить от имени всего мира. «В одном флаконе» мировых вызовов, по версии американца, оказались террористы, государство — постоянный член Совета Безопасности ООН и болезнь.
Время показало, что к реальным угрозам сегодня (как и в ХХ веке) всё еще нужно относить не явления, а идеологии. Такие, в основе которых лежат агрессивно-фундаменталистские версии, претендующие на обладание абсолютной и «единственно верной» истиной. И в особенности, когда их носители, во-первых, обладают возможностями причинить вред всем остальным, во-вторых, готовы к этому, находя в своей идеологии моральные оправдания силовым действиям, и, в-третьих, склонны обвинять в своих проблемах других, «неправильных», «неверных».
Нетрудно заметить, что таких угроз миру сегодня действительно три. Это три идеологических фундаментализма — исламистский, олицетворяемый ИГИЛ (деятельность организации запрещена в РФ), псевдокоммунистический в лице КНДР и либерально-глобализаторский в лице определенной части элит стран Запада. Они, конечно же, неравнозначны по масштабу и идеологическим корням, однако у них много общего: каждый прибегает к шантажу, к угрозам и применению силы, к визуальным и медийным эффектам, опираясь на зомбированных активистов, готовых ради идеи на всё. 
Понятно, что либеральные фундаменталисты явно не захотят увидеть себя в одном списке с исламистами и догматиками. Однако де-факто именно в последние годы они убедительно продемонстрировали собственную трансформацию в «демократических большевиков». Противодействие Трампу до и после его избрания на первый пост в США, нынешняя слаженная и весьма грязная кампания в Европе против «популистов», вся история их противостояния России, от Олимпиады в Сочи до «кибератак», от Украины до Сирии, — всё это показывает, что в ряде случаев мы имеем дело не с демократами, а с людьми мессианско-сектантского мышления, не гнушающимися ради своей «веры» никакими методами. Как говорится, цель оправдывает средства.
Еще недавно они пребывали в наступательной фазе, олицетворением которой было радостное «вау!» Хиллари Клинтон при виде дикой расправы толпы с безоружным Каддафи. Но в последние два-три года они почувствовали экзистенциальную угрозу себе и всей любовно выстроенной «под себя» модели мира, демократической и либеральной по названию, однополярной и авторитарной по сути. 
Угрозы пришли, откуда не ждали, — изнутри: сами народы стран Запада стали проявлять недовольство правящими элитами, всё более отрывающимися от населения. Однако вместо упреждающей трансформации системы она среагировала по вполне авторитарной схеме: во-первых, усмотрев в происходящем «происки врагов» извне. Во-вторых, крайне демонизируя тех, кто ей противостоит, выставляя их «новыми диктаторами». И, в-третьих, обвиняя народы в том, что те, мол, оказались падкими на популизм. Хотя то, что называют популизмом, на самом деле можно считать попыткой политиков реагировать на голос народа, а не элит. 
Ощущение, что демократия всё больше мешает «демократам», возникает не впервые.
Сложившиеся элиты Запада так давно ушли от реальных альтернатив во внутренней политике к системе, когда у руля государств сменяют друг друга одинаковые либеральные партии с разными названиями, что усиление даже чуть более правых или левых, чем «положено», вызвало настоящий шок. В итоге вместо традиционной задачи выиграть демократические выборы в Европе в 2017 году на повестку дня вышел почти ленинский лозунг: «Европейское отечество в опасности!». 
Канцлера Меркель объявили последним оплотом «свободного мира», на разные избирательные кампании (в Австрии, в Нидерландах, теперь вот во Франции) «навалились» всей Европой, чтобы не пропустить «несистемщиков». Я вспоминаю, как с интервалом в пару дней ко мне приходили корреспонденты совершенно разных германских (это важно!) СМИ, которые, спросив что-то для проформы, вдруг с нажимом и совершенно одинаковыми, как под копирку, вопросами начали допытывать, как Россия, мол, «финансирует Ле Пен» и поддерживает «Национальный фронт». 
В одной скандинавской газете автор призвал воспринимать серьезно стремление людей вернуться к национальным государствам «как к месту, где работает демократия и где фактически можно привлечь руководителей к ответу, если оказывается, что сделать это невозможно на транснациональной основе». 
Это важный момент: желание людей вернуть на авансцену истории национальные государства — вполне демократический тренд. В то время, как защитники наднациональной и трудноконтролируемой снизу системы выглядят как раз реакционерами и либеральными консерваторами, противостоящими ее демократическому обновлению. 
Судя по всему, «европейская весна» в виде революции снизу не состоится — глобальные либеральные элиты оправились от шока, смогли блокировать инициативы Трампа, «обложив» его в конгрессе и в СМИ и посадив также его команду «на крючок» шпионских историй. В Европе (Франция, Великобритания, Германия), скорее всего, выборы выиграют представители системы, не в последнюю очередь — в силу манипуляции общественным мнением со стороны послушно слаженных СМИ. 
Есть небольшая надежда, что, перестав себя ощущать в «тонущей лодке», они немного успокоятся и среди прочего снизят тональность в кампаниях против внешних «врагов европейских ценностей», в числе которых главным считают именно Россию. В противном случае третья мировая угроза — угроза западного фундаментализма — по-прежнему будет сохранять свою актуальность своей готовностью в любой момент и в любой точке мира организовать «либеральный джихад» в виде очередного госпереворота, «гуманитарной интервенции» или «цветной революции». Известный сербский режиссер Эмир Кустурица, сказавший, что если бы в США победила Хиллари Клинтон, то «была бы огромная война», думаю, не очень утрировал ситуацию. 
Нам же, полагаю, нужно вести себя примерно так, как сам Запад вел себя в отношениях с идеологизированным Советским Союзом. Поддерживать прагматичный диалог, не ввязываться в идеологические дискуссии, из которых извлекают единственный вывод, что, мол, кто-то «посягает на ценности», и продолжать встраиваться в многополярный мир в качестве равноправного и уважающего другие народы участника.
Источник: Известия

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся