Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Юргенс

Директор Центра устойчивого развития, профессор кафедры управления рисками и страхования МГИМО МИД России, член РСМД

Внешнеполитическое позиционирование России и реакция на сирийскую инициативу В. Путина со стороны ведущих мировых игроков претерпели положительные изменения.

Слабость американской администрации, ограниченность ресурсов у их союзников в связи с последствиями мирового кризиса, усталость от экспедиционных войн, в том числе афганской, наконец, отсутствие стратегии по выходу из сирийского конфликта позволили президенту Российской Федерации и его внешнеполитической команде одержать серьезную дипломатическую победу. Нам предоставлена возможность вернуться в большую политику не за счет права вето в Совете безопасности ООН, а благодаря конструктивной и сильной позиции.

Использовать эту победу с целью закрепления образа активной и сильной России в международном общественном мнении будет непросто. Сирийский конфликт — это гражданская война, а не внешнее вторжение. Гражданские войны носят ожесточенный характер: по данным Международного института стратегических исследований, они длились в этом регионе в среднем не менее 7 лет и велись на истощение одной из сторон. Провокации (в том числе, и отчаявшихся сторонников Б. Асада) не только возможны, но и очень вероятны. Вывоз и уничтожение химического оружия не означают разрешения конфликта между суннитами и шиитами, как в Сирии, так и в регионе в целом — скорее всего, он продолжится. России понадобится все ее политическое и дипломатическое искусство, чтобы не растратить полученный солидный кредит доверия к ее позиции. Уже сейчас временная передышка в Сирии представляется ангажированными силами как результат, скорее, американского давления, чем российского миротворчества. Те, что сожалеют о потере Соединенными Штатами лидерства, будут готовить ответные шаги. Но, тем не менее, преимущество у нас есть. Представляется, что его надо развивать в различных форматах — ООН, «восьмерка», «двадцатка». Особое значение приобретают установившиеся доверительные отношения С. Лаврова и Дж. Керри. На площадке международного дискуссионного клуба «Валдайский форум» в середине сентября российский министр иностранных дел однозначно дал понять, что успешная работа по сирийской проблеме позволит восстановить стратегическое сотрудничество с США по широкому кругу других важных двухсторонних и международных проблем, включая развертывание системы противоракетной обороны, которое вызывает у нас наибольшую озабоченность.

Характерно, что российский министр продемонстрировал на Валдае широкое и перспективное видение проблемы сирийского урегулирования, упомянув возможность выдвижения масштабной инициативы по созыву международного форума по всеобъемлющему суннито-шиитскому урегулированию с привлечением к этой работе духовных лидеров с обеих сторон, ссылаясь при этом на известную «Амманскую декларацию» 2005 г. о равенстве всех мусульман. Можно предположить, что в случае неудачи путинского плана эта инициатива могла бы стать следующим «углом атаки». Несомненно одно, российская позиция по незыблемости принципов применения статьи 7 Устава ООН, невмешательства во внутренние дела суверенного государства, толкования принципа «права на защиту», принятого на Всемирном саммите ООН в 2005 г., нашла широкую поддержку не только среди развивающихся стран, но и значительной части элит промышленно-развитых государств.

Дополнительное «подкрепление» подошло со стороны Ирана. Визит президента Х. Роухани в Нью-Йорк, его примирительное выступление на Генеральной ассамблее ООН, предшествовавший обмен посланиями и последовавший телефонный разговор с президентом США дают надежду на улучшение отношений между двумя странами, а значит, и на ослабление международных санкций. Москва всегда активно работала в этом направлении, и если положительная подвижка произойдет, наши переговорные позиции дополнительно укрепятся, так как Иран является стратегическим союзником Б. Асада. Одним из препятствий в данном случае является подозрительная, если не враждебная позиция Израиля по этому вопросу, но и здесь у российского руководства существуют каналы связи и соответствующие аргументы.

Надежда на улучшение отношений с Западом, которая сейчас не является эфемерной, совпала с некоторыми робкими признаками внутренней оттепели. В московских выборах дали возможность участвовать А. Навальному и не «завалили» его впечатляющий итоговый показатель. Дали выиграть выборы в Екатеринбурге Е. Ройзману, несмотря на все старания местных правоохранительных органов. Провели чистые выборы в Петрозаводске. На встречу с Путиным на Валдае были приглашены Г. Гудков, И. Пономарев, В. Рыжков, и им была дана возможность высказаться под камеры общероссийских телеканалов. Речь со стороны кремлевской администрации при этом шла не о вторичных концепциях типа «суверенной демократии», а о принципах, без которых политическая система теряет всякий смысл. В. Путин высказался в том духе, что над формированием этой системы государственникам и либералам надо работать вместе, «избавиться от привычки слышать только идейных единомышленников, с порога, со злобой, а то и с ненавистью отвергая любую другую точку зрения». Символом такого диалога стали выступления на Форуме в очной полемике А. Кудрина и А. Проханова с соответствующими заявлениями об укреплении российской государственности при полном различии взглядов и позиций по поводу путей реализации этой задачи.

Остается надеяться, что подобная коррекция внешне- и внутриполитического курса, о необходимости которой говорили многие здравомыслящие люди после «подморозки» 2012 г., не будет торпедирована силами радикалов с обеих сторон, консервативной и либеральной. В случае последовательной реализации наметившегося курса мы можем придти к следующим парламентским выборам в обстановке, которая будет более адекватна реальному балансу общественных сил и ожиданий.

Источник: ИНСОР

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся