Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Константин Косачев

Заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, член РСМД

Отсылка к российской военной операции на Украине обозначается в качестве повода, но на самом деле это некорректное упрощение. Да, говорят о резко изменившемся общественном мнении этих стран после 24 февраля 2022 года. Однако будем корректны: это реакция не на российскую спецоперацию, а на то, как ее подают западные СМИ и политики, то есть следствие медийных истерик, а не трезвых оценок изменившихся обстоятельств в сфере безопасности.

Сами эти обстоятельства изменились не в феврале 2022 года, а с каждым этапом продвижения НАТО на восток. С каждым шагом альянса к нашим границам безопасность не укреплялась, а разрушалась, следствием чего, причем не единственным, и стала ситуация на Украине.

И если сегодня Стокгольм и Хельсинки делают выбор в пользу НАТО — это выбор в пользу конфронтации, а не в пользу безопасности. Это политики в двух столицах должны понимать четко. Нейтральный статус гарантировал им на протяжении десятилетий, а в шведском случае даже — столетий, неучастие в конфронтациях. Сейчас они такой гарантии себя добровольно лишают сугубо по собственному выбору. Никто не доказал увеличение угроз в их адрес.

Расширение военной инфраструктуры НАТО вызовет ответную реакцию России, а сделавшие выбор в пользу членства в альянсе Финляндия и Швеция добровольно лишают себя гарантий неучастия в военных конфронтациях. Об этом в интервью «Парламентской газете» сказал заместитель председателя Совета Федерации Константин Косачев.

- Константин Иосифович, почему, на ваш взгляд, власти Швеции и Финляндии решили отказаться от нейтрального статуса своих стран?

- Это их историческая ошибка, которую я бы не стал считать вынужденной внешними обстоятельствами. Отсылка к российской военной операции на Украине обозначается в качестве повода, но на самом деле это некорректное упрощение. Да, говорят о резко изменившемся общественном мнении этих стран после 24 февраля 2022 года. Однако будем корректны: это реакция не на российскую спецоперацию, а на то, как ее подают западные СМИ и политики, то есть следствие медийных истерик, а не трезвых оценок изменившихся обстоятельств в сфере безопасности.

Сами эти обстоятельства изменились не в феврале 2022 года, а с каждым этапом продвижения НАТО на восток. С каждым шагом альянса к нашим границам безопасность не укреплялась, а разрушалась, следствием чего, причем не единственным, и стала ситуация на Украине.

И если сегодня Стокгольм и Хельсинки делают выбор в пользу НАТО — это выбор в пользу конфронтации, а не в пользу безопасности. Это политики в двух столицах должны понимать четко. Нейтральный статус гарантировал им на протяжении десятилетий, а в шведском случае даже — столетий, неучастие в конфронтациях. Сейчас они такой гарантии себя добровольно лишают сугубо по собственному выбору. Никто не доказал увеличение угроз в их адрес.

- Какие реальные угрозы России несет очередное расширение НАТО?

- Президент России 16 мая на саммите ОДКБ сказал, что у нас нет проблем с этими государствами и сам факт расширения НАТО за счет них для России непосредственной угрозы не создает. Проблема, однако, возникнет в случае расширения военной инфраструктуры на эту территорию, что, «безусловно, вызовет нашу ответную реакцию».

Обе страны пока заявляют о том, что не предполагают размещать ядерное оружие и военные базы на своей территории. Однако вступление в ядерный альянс уже фактически является шагом в сторону от безъядерного статуса. Они в значительной степени утрачивают суверенитет в вопросах безопасности, то есть не все решения они будут принимать сами, и потому гарантии на национальном уровне уже не имеют столь высокого веса, как до сих пор. Уровень самостоятельности Швеции и Финляндии значительно снизится и в политической, и в дипломатической сферах, что негативно скажется на их авторитете в мире как потенциальных посредников и медиаторов в конфликтных ситуациях, прежде всего — в Европе.

А вот для НАТО ликвидация, по сути, последней нейтральной «буферной» зоны с Россией, похоже, и была одной из главных целей последних лет. Безусловно, идефикс Брюсселя, Вашингтона и Лондона было показать, что конфликт, начинавшийся фактически из-за российской попытки противодействовать расширению НАТО, привел к обратной ситуации.

Однако на самом деле именно это развитие ситуации максимально убедительно показывает, насколько права была российская сторона, усматривая непосредственную угрозу европейской безопасности в продолжении попыток любой ценой втянуть в НАТО все страны по периметру России. И все неизбежные негативные результаты новой ситуации — милитаризация доселе нейтральной Арктики, двукратное увеличение границы России с военным блоком, объявившим ее своим противником — это вовсе не следствие военной операции на Украине, а ключевые задачи НАТО, которых альянс пытается добиться уже давно.

Ведь происходящее гораздо южнее никак не влияло на ситуацию на Балтике и в Арктике. Однако, судя по всему, нейтральный и спокойный статус региона не давал покоя военным стратегам НАТО, для которых повышение градуса конфронтации везде, где только можно — столь необходимое оправдание существования военного альянса, роста военных и административных расходов, реанимации «мозга НАТО» после его смерти, объявленной французским президентом.

- Каковы перспективы скорейшего вступления новых стран в Альянс?

- Понятно, что принятие Швеции и Финляндии в НАТО постараются обеспечить максимально стремительно, не позже этой осени. И сделают все, чтобы преодолеть сомнения отдельных членов, в частности, Турции. Уж очень лаком этот кусок, который непременно нужно втянуть в НАТО под шумок всеобщей антироссийской истерии, пока люди в Финляндии и Швеции, что называется, не очухались.

- Почему столь значимый вопрос власти не хотят обсуждать с народами своих стран и отказываются от референдума?

- Очень показательно, как премьер-министр Швеции Магдалена Андерссон мотивировала нежелание выносить столь важный шаг для народа страны на всеобщий референдум. В вопросе вступления в альянс, мол, содержится секретная информация, которую «не получится обсуждать открыто». Да и вообще — референдум, дескать, может привести к поляризации в обществе, которой могут воспользоваться те, кто стремится дезинформировать людей.

Я бы сказал, подход абсолютно в духе современных западных демократий — те же гендерные темы достойны обсуждения с обществом, а вот переход в иной, более опасный режим отношений с ядерным государством, можно, выходит, решать и без обсуждения с согражданами. К тому же велики риски появления в ходе дискуссии неудобных аргументов — того, что принято называть дезинформацией, на которые будет невозможно дать правдивый ответ. А это имеет риск привести к тому, что раньше считалось демократией, а сегодня именуют поляризацией. Ведь отход от единомыслия для западных обществ опаснее ядерной угрозы.



Источник: «Парламентская газета»

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся