Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Юргенс

Президент Всероссийского союза страховщиков, член Правления Российского союза промышленников и предпринимателей, член РСМД

Геополитический разлом между Западом и Россией, возникший с началом кризиса на Украине, продолжает углубляться; политика «Восточного партнерства» продолжает осуществляться без России, считает президент российского Института современного развития (ИНСОР) Игорь Юргенс.

Об этом он заявил в интервью порталу BaltNews.lv сразу по окончании семинара "Будущее в отношениях между Россией и Западом", который организовал в Риге Латвийский институт внешней политики (ЛИВП).

- Означает ли ваше участие в мероприятии ЛИВП началом некоего потепления во взаимоотношениях России и Латвии?

- Лично я никогда не "холодел" в отношении Латвии, и, как вы знаете, с 1998 года в Юрмале с участием ИНСОР ежегодно проводится весенняя сессия "Балтийского форума". То, что меня пригласили коллеги из Латвийского института внешней политики, для меня большая честь. Семинар был организован хорошо. Уровень представительства очень высокий. Я поздравляю Латвийский институт внешней политики с тем, как он это дело организовал. Спасибо за то, что пригласили.

- Континентальный геополитический разлом, о котором вы говорили год назад, за истекший период увеличился?

- К сожалению, да. Дело идет к тому. К счастью, мы не разорвали отношения окончательно. Россия все-таки еще член европейских учреждений, и никакие дипломатические связи не разорваны. После Минска-2 мы надеемся на деэскалацию конфликта, который возник, и восстановление доброй половины того, что было потеряно.

- Вы наблюдаете какие-то изменения в политике "Восточного партнерства" (ВП), проводимой Евросоюзом?

- К сожалению, нет. Мы недавно проводили в Москве семинар с участием представителей МИД Латвии и посла Латвии в РФ. Мое обращение к ним заключалось в том, чтобы попробовать использовать председательство Латвии в ЕС таким образом, чтобы на саммит ЕС, который будет разбирать, в том числе, и "Восточное партнерство", был бы приглашен человек уровня министра экономики России. Он мог представить наш взгляд на то, как развиваются события в шести странах ВП.

Три из них - Грузия, Украина и Молдова - пошли или хотят пойти по европейскому пути. Но три других совершенно не готовы к этому. Армения и Беларусь являются членами Таможенного союза и Евразийского союза. Азербайджан не склонен к большему сближению с ЕС. То есть "Восточное партнерство" в изначальном его виде своих целей не выполнило. Следовательно оно должно быть переформатировано.

- Противостояние интеграционных моделей на Евразийском континенте, таким образом, сохраняется и усиливается?

- Четыре страны, которые решили жить вместе (РФ, Беларусь, Казахстан и Армения), и присоединяющаяся к ним Киргизия руководствуется принципами интеграции: некие технические стандарты, свобода передвижения труда и капитала - все это начинает воплощаться. Руководство ЕАЭС в лице [Виктора] Христенко хочет все это сделать по лекалам Евросоюза, т. е., если бы мы занимались этим всерьез, то концепция единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока могла бы быть реализована.

Жаль, что пока на Западе на ЕАЭС смотрят как на постимперский проект, а не как на евразийскую интеграцию экономического типа.

- Ваш прошлогодний прогноз относительно цены, которую заплатят Украина, Россия и Евросоюз остается в силе?

- Все пока так и есть. За два года 200 млрд долларов потеряет Россия из-за вывода капитала и недоинвестирования, если санкции не будут свернуты.

- Какими вам видятся перспективы Трансатлантического партнерства?

- Я желаю Европе и Америке объединиться на торгово-экономическом треке, но мы все время слышим скептические голоса со стороны тех, кто боится десуверенизации Европы и доминирования в этом случае Соединенных Штатов.

Что из этого получится? Для России это будет сложная вещь, поскольку мы в этом случае будем объяты с обеих сторон Трансатлантическим и Транстихоокеанским партнерствами. Транстихоокеанское партнерство уже обретает форму; Трансатлантическое может быть состоится, и тогда, поскольку Россия не является членом ни того, ни другого, подвисает наше членство в ВТО. Зачем она тогда нужна нам? Поэтому для меня как антиизоляциониста это ставит большие вопросы.

Европейцам я желаю выговорить те условия, которые они хотят себе выговорить, и в это партнерство вступить, потому что это, конечно, усиливает их экономические позиции. Но в то же время лишает их части рычагов, вплоть до того, что возможно тогда и евро исчезнет, а будет какой-нибудь евродоллар. Инвестиционная и любая другая мощь Соединенных Штатов, мне кажется, для евро будет проблемой.

Источник: «БАЛТИЙСКИЕ НОВОСТИ»

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся