Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Тренин

Московский центр Карнеги

Москва даже в случае возвращения в заветный клуб ведущих мировых держав получила бы лишь еще одну площадку для театральной полемики с Западом наряду с Совбезом ООН, но без права вето

Сразу оговоримся: дискуссия о приглашении России в круг ведущих западных государств, запущенная президентом США Дональдом Трампом накануне саммита G7 в Биаррице, искусственна и абсолютна беспочвенна. «Восьмерка» — это было ясно с 2014 года — не может быть и не будет восстановлена. И дело не только в том, что Россия не принадлежит к семье либеральных демократий, а ее лидер считает либерализм устаревшим; между Россией и США вот уже пять лет продолжается конфронтация, сопоставимая с холодной войной, и это новое противоборство имеет долгосрочную тенденцию к обострению.

В то же время провокация Трампа оказалась небезынтересной. Она позволила подсветить некоторые существенные моменты в нынешних отношениях России и Запада.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/opinions/politics/30/08/2019/5d67e80d9a7947dc503fd53a?from=center


Москва даже в случае возвращения в заветный клуб ведущих мировых держав получила бы лишь еще одну площадку для театральной полемики с Западом наряду с Совбезом ООН, но без права вето

Сразу оговоримся: дискуссия о приглашении России в круг ведущих западных государств, запущенная президентом США Дональдом Трампом накануне саммита G7 в Биаррице, искусственна и абсолютна беспочвенна. «Восьмерка» — это было ясно с 2014 года — не может быть и не будет восстановлена. И дело не только в том, что Россия не принадлежит к семье либеральных демократий, а ее лидер считает либерализм устаревшим; между Россией и США вот уже пять лет продолжается конфронтация, сопоставимая с холодной войной, и это новое противоборство имеет долгосрочную тенденцию к обострению.

В то же время провокация Трампа оказалась небезынтересной. Она позволила подсветить некоторые существенные моменты в нынешних отношениях России и Запада.

Страхи Запада

Во-первых, она подтвердила, что Трамп и сегодня уже американский истеблишмент в целом видят главную угрозу для США в Китае. Именно эта угроза заставляет думать об укреплении позиций Запада. Вашингтон, с начала 1990-х годов привыкший игнорировать российский фактор в международных отношениях как несущественный, столкнулся с реальностью все более тесного и многостороннего — включая военные аспекты — сближения Пекина и Москвы. Прежние американские администрации относились к российско-китайскому взаимодействию спокойно, считая Россию слишком слабой и малоинтересной для Китая, а китайско-российские противоречия слишком сильными, чтобы допустить прочный союз между двумя странами.

В итоге США пренебрегли важным принципом собственной геополитики — не допускать альянса двух крупнейших держав Евразии. Более того, осуществляя одновременное давление на Россию и Китай, США сплачивали Москву и Пекин еще крепче. Если раньше Россия противостояла Вашингтону в одиночку, а Китай старался договориться с США, то в последнее время обе страны все больше координируют свои действия на американском направлении. В этих условиях Трамп очевидно пытается примириться с Москвой и как минимум добиться ее нейтралитета в центральном для США конфликте, но встречает упорное и эффективное противодействие со стороны демократов, по мнению которых Россия в 2016 году украла победу у Хиллари Клинтон.

Вдобавок недавнее прекращение действия ДРСМД возрождает призрак опасного российско-американского противостояния в Европе. Поэтому, играя роль политического лидера ЕС, французский президент Эмманюэль Макрон пытается оживить диалог с Москвой, в том числе приглашая Путина во Францию за несколько дней до саммита G7. Италия поддерживает «российскую» инициативу Трампа. Германия демонстрирует респектабельную невозмутимость, указывая, что вначале Москва должна вернуть Донбасс. Лондон предсказуемо против, Макрон сдает назад, но подчеркивает важность России для ЕС. Впрочем, все это вряд ли имеет решающее значение. Европа беспокоится, но мало что может сделать. Ее влияние в стратегических и геополитических вопросах сегодня гораздо ниже, чем даже во времена холодной войны.

Ошибка Москвы

Наконец, в самой России слова Трампа вызвали гораздо больший интерес, чем они того заслуживали. Не только высокопоставленные чиновники, но и Владимир Путин сочли необходимым их публично прокомментировать. Смысл этих комментариев был ясен: если будет официальное приглашение, мы готовы рассмотреть его и вернуться к формату, из которого сами не выходили, а дальше работать с партнерами на равноправной основе, без всяких предварительных условий с их стороны. Такой подход дипломатически корректен и внешне привлекателен. Действительно, дело можно представить так, что Запад осознал свою ошибку и готов вернуться к прежнему формату отношений безо всяких уступок со стороны Москвы. Проблема в том, что такой вывод в корне неверен. В данном случае слово — серебро, а молчание — золото. Официальной Москве было бы лучше проигнорировать слова Трампа, чем относиться к ним всерьез.

Причин для этого достаточно. Трамп — известный хозяин своего слова: он его как дает, так и забирает (достаточно вспомнить несостоявшуюся встречу Путина с ним на аргентинской «Двадцатке»). Зато Трамп не полный хозяин в своей стране. Каждая встреча Путина с ним провоцирует конгресс на новые антироссийские санкции. В 2020 году саммит «Семерки» пройдет в США, и появление российского лидера в разгар президентской избирательной кампании в очередной раз мобилизовало бы противников Трампа на борьбу с Россией. Представление может быть очень интересным, но обойдется недешево.

Но даже если допустить невероятное — восстановление российского членства в заветном клубе, то итогом будет то, что Москва получит всего лишь еще одну площадку для театральной полемики с коллективным Западом наряду с Совбезом ООН, на которой у нее, однако, не будет права вето и где все решения расплывчаты и необязательны.

Россия — страна большая, но одинокая. Это не трагедия, а факт. Она давно состоялась, она самодостаточна, для нее главное — быть, а не принадлежать к кому-то в Европе, Азии или на глобальном уровне. Членство в различных клубах, даже самых престижных, не определяет российскую международную идентичность. Статус страны зависит от ее реальных способностей и возможностей, а не от приглашения со стороны президента США. У руководства России есть политическая воля и пока еще общественная поддержка. У страны есть богатый и ценный опыт в мировых делах и реальные инструменты силы — и военной, и информационной, и не только.

Главное уязвимое место России на международной арене — экономика, а также растущее отставание в технологической сфере. А фундаментальная проблема страны — дурное качество значительной части управляющей элиты, служащей в основном себе самой. Пока эта проблема не будет решена, пока не появится подлинно национальная элита, Россия будет выступать ниже своих способностей — и в отношениях с другими странами на востоке и западе, и в глобальных форумах типа «Двадцатки». Об этом и надо думать. А Трамп пусть себе твитит на здоровье.

Источник: РБК

(Нет голосов)
 (0 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся