Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Евгений Примаков

Cоветник председателя Государственной думы VII созыва Вячеслава Володина по международным вопросам и гуманитарным проектам, член РСМД

Мы столько раз видели «прорывы» в отношениях с США, когда президент Трамп объявлял в очередной раз, что «поладит с Россией», что очень спокойно оцениваем результаты встречи в Сочи. Никакого «примирения» и «переворота» просто ради сделки (как любит выражаться тот же президент Трамп) не будет, мы всегда будем оценивать политическую динамику с точки зрения нашей пользы и не собираемся отказываться от того, что нам удалось добиться и отстоять в сфере нашего суверенитета, в том числе и во внешней политике.

Мы столько раз видели «прорывы» в отношениях с США, когда президент Трамп объявлял в очередной раз, что «поладит с Россией», что очень спокойно оцениваем результаты встречи в Сочи. Никакого «примирения» и «переворота» просто ради сделки (как любит выражаться тот же президент Трамп) не будет, мы всегда будем оценивать политическую динамику с точки зрения нашей пользы и не собираемся отказываться от того, что нам удалось добиться и отстоять в сфере нашего суверенитета, в том числе и во внешней политике.

Возьмём к примеру то, что США апеллируют к «доктрине Монро»: не вмешивайтесь в дела нашего полушария, говорит Белый Дом. Но давайте вспомним, что доктрина президента Монро состояла в том числе и в том, что США не будут вмешиваться в дела Старого Света. Разве это происходит? Украина не обсуждалась на встрече президента Владимира Путина и Майкла Помпео — мы исходим из того, что США прагматически осознают, что провоцировать эту проблемы против России неразумно, глупо.

Будет ли встреча Владимира Путина с Дональдом Трампом в Осаке — посмотрим, запрос (как уверяют американцы) они послали. С той статистикой сорванных или проваленных американцами встреч, что у нас уже есть — нет никаких резонов «напрашиваться» на очередную «любезность» со стороны американского президента, критически зависимого от внутренней политической повестки. После оглашения доклада по расследованию Мюллера у нас есть возможность перевернуть страницу со всеми этими глупостями — но переворачивать её должны опять же не мы, а в Вашингтоне. Насколько у Трампа (а он явно этого желает) получится? — его позиции усилились, но так же легко все эти благие намерения будут свёрнуты, как только Конгресс объявит о новом законе о санкциях, а там сейчас мало людей достаточно смелых политически, желающих «поладить» с Россией. Желающие закручивать гайки дальше более мотивированы. И каждая предыдущая встреча, даже проведённая на условно позитивной ноте, сопровождалась реальным снижением — падением! — отношений.

Не думаю, что речь сейчас может идти о том, что «Россия и США обо всём договорились, снова потеплело» — слишком сильная инерция и вопросы, по которым у нас противоположные позиции (Венесуэла, Иран, например). Но для начала нужно остановить деградацию отношений.

Вот если не будет «отката» и падения, как было раньше всегда, значит уже есть повод для осторожного и очень спокойного оптимизма.

«Не сделать хуже» vs «Сделать лучше». Когда «не хуже» — уже хорошо.

И самое, пожалуй, главное в понимании наших отношений с США: у нас нет торговли и экономических связей, достаточных для того, чтобы у политики была «спина», не хватает «экономического базиса» для сильного лоббизма, для того, чтобы было чем сильно дорожить настолько, что риски считались бы неприемлемыми. Это подтверждается и печальной историей с РусАлом, например, — который просто принесли в жертву и растащили, по сути, в рейдерской истории. Пока есть «урановая сделка» и ракетные двигатели, но они влияют на политику всё меньше (хотя урановая тема может резко актуализироваться, как только её постараются использовать против старой элиты, т.н. «людей Клинтон», а к этому есть предпосылки). Все наши основные взаимные обязательства/разногласия, которые имеют значение, они же риски — в области глобальной стабильности и безопасности, поэтому они наиболее чувствительны. В том числе потому наши активные внешнеполитические (и военно-политические) действия становятся для США так чувствительны, поэтому по ним только и можно строить какой-то диалог.

Хотя для Трампа, в силу его жизненного опыта, и экономика тоже поле боя — смотрите, что происходит у США в отношениях с Китаем. Просто именно нам — не американцам — этого экономического измерения страшно не хватает. Это уже банально, но мы велики в политике, в надстройке (привет марксизму), а в базисе — по-прежнему слабы.

Источник: Телеграм-канал Евгения Примакова.

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся