Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Петр Авен

Председатель Совета директоров ABH Holdings S.A., член Совета директоров Альфа-Банка (Россия), член РСМД

В прошлый четверг, 4 февраля, в Киеве побывал один из акционеров Альфа-Групп, который курирует банковский бизнес Петр Авен (ему принадлежит 13,76% холдинга). Официальная цель визита - отчитаться перед журналистами и общественностью о сделке по обмену активами между Альфа-Групп и UniCredit Group. По условиям сделки UniCredit Group передает свои украинские активы (Укрсоцбанк) Альфа-Групп в обмен на 9,9% акций ABH Holdings S.A. (владеет всем банковским бизнесом Альфы).

Авен — ценный собеседник, помимо того, что он один из успешнейших предпринимателей на постсоветском пространстве (по оценкам Forbes его состояние составляет $5,1 млрд), он также один из ключевых реформаторов команды Егора Гайдара.

ЛІГА.net пообщалась с бизнесменом о происходящих тектонических изменения на мировых рынках, перспективах украинской экономики и стратегии развития Альфа-Групп

Зачем Альфа-Групп купили Укрсоцбанк и какая стратегия развития группы в Украине?

 

Основная причина - Украина большая страна. Я не буду говорить, что знаю, как и по какому сценарию будут развиваться события, но надеюсь, что по позитивному. После этой сделки мы станем одним из крупнейших частных банков в Украине. Мы умеем, как нам кажется, заниматься банковским бизнесом. Особенно в тех странах, которые мы знаем и понимаем. Мои партнеры из Украины. Михаил Фридман (основной акционер ABH Holdings, владеет 36,47% акций) родился во Львове, Герман Хан (владеет 23,27% акций ABH Holdings) - в Киеве. Из шести акционеров Альфы, двое родом из Украины. Тут живут их родственники. Мы хорошо понимаем эту страну. Не только ее восточную часть, но и западную.

 

Мы считаем, что это наше преимущество. То, что не могут делать итальянцы, при всем моем к ним уважении,  можем делать мы. Банкинг - это очень национальный бизнес. Очень трудно в чужой стране заниматься банковским бизнесом. Нефтью можно заниматься где угодно. Она бьет из земли и дорого стоит. А банкинг - это национальное дело. Надо понимать людей, понимать и знать страну. Как нам кажется, мы ментально знаем эту страну. Мои партнеры понимают Украину. Мы, так или иначе, в одной культуре. Российский банк зарабатывает большие деньги. Думаю, мы можем построить бизнес не хуже и в Украине.

Группа планирует другие приобретения в Украине или в других странах?

Что касается Украины, то нужно сначала эту сделку довести до конца,  закрыть ее. Сейчас не время думать о других больших покупках. Но мы всегда готовы купить какие-то портфели, мы смотрим на это. Но такие большие сделки совершать сейчас просто операционно невозможно. Что касается зарубежной ситуации. Мы подписали договор купли продажи банка австрийского банка Zuno. Сейчас по этому активу тоже проходит процесс закрытия сделки. Мы ее планируем завершить до конца первого квартала этого года. Там вопрос в регуляторе. Это чисто онлайновый ритейловый банк, который мы купили у Raiffeisen Bank International. Мы должны переварить эту покупку, прежде чем двигаться дальше. Поэтому мы больше сейчас ни на что не смотрим.

А не банковские активы?

Кроме банковской, группа, прежде всего, работает в нефтяной отрасли и телекомуникационной. У нас есть новые идеи. Мы смотрим на разные активы.  Нефтяные активы будут докупаться. Есть разные варианты. В начале 2015 мы купили у германской RWE ее нефтегазовый бизнес - компанию RWE Dea AG за $5,4 млрд. У этой компании были английские активы. Продав их мы приобрели активы в Норвегии более чем на $1 млрд. Есть планы по телекому. Но я не буду их озвучивать. Мы все время находимся в поиске. У нас достаточно много кэша и мы рассматриваем разные варианты вложений, но в те сектора, которые мы понимаем.

Есть мнение, что падение сырьевых рынков приведет к масштабному мировому кризису и мир уже одной ногой в нем. Вы с этим согласны?Я так не считаю. Мир действительно на пороге больших изменений. Не знаю насколько это кризис. Судя по всему, нефть теряет свое значение некого уникального товара и будет торговаться ближе к себестоимости. Мне так кажется. Это очень сильно поменяет мир. Станет ли он от этого хуже? Я совершенно не уверен. Сейчас идет быстрое замещение нефти другими продуктами. Поменяется карта мира. Страны, которые жили на нефтяную ренту, во многом потеряют свое преимущество. Может это и хорошо. Нужно жить по труду, а не по нефтяной ренте. Поэтому будут большие изменения. Может это будет толчком к развитию новых технологий. Сейчас, например производители электрических автомобилей демонстрируют чудеса. Сейчас есть государства, особенно восточные, которые показывают высокие темпы роста. Не только всем известный Китай, но и на западе есть страны с высокими темпами роста. Поэтому говорить о глобальном кризисе, я бы не стал.

Ваш прогноз относительно развития украинской экономики на ближайшие два-четыре года? Какие основные риски?

Риски очень большие и разные. Но если бы мы считали ситуацию безнадежной, мы бы точно не делали эту сделку (покупка Укрсоцбанка). Мы думаем, что и Россия и Украина через определенное количество лет могут стать успешными странами. И станут ими. И в этой связи мы и делаем это вложения. Сколько для этого нужно лет мы не знаем. Но мы готовы ждать. Мы долгосрочные инвесторы. 

Татьяна Писаная

Источник: ИА ЛIГАБiзнесIнформ

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся