Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Николай Бордюжа

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Какие меры помогут ОДКБ обеспечить безопасность в Центральной Азии, можно ли считать Организацию Договора о коллективной безопасности по-настоящему универсальной и почему США и НАТО не спешат отчитываться перед Совбезом ООН о результатах миссии в Афганистане, "Голосу России" рассказал генсек ОДКБ Николай Бордюжа

Гость в студии "Голоса России" - Николай Николаевич Бордюжа, генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Интервью ведет Андрей Ильяшенко.


Ильяшенко: В конце мая прошел саммит Организации Договора о коллективной безопасности. О его итогах и о том, что предстоит сделать организации, мы беседуем с генеральным секретарем ОДКБ Николаем Николаевичем Бордюжей.

Насколько известно, в ходе неформального саммита ОДКБ его участники заострили внимание на ситуации в Афганистане. Как вы оцениваете перспективы развития ситуации в этой стране после вывода коалиционных войск?

Бордюжа: Действительно, встреча президентов государств-членов ОДКБ в целом была посвящена обсуждению ситуации в Афганистане. Отмечалось, что ситуация деградирует, есть тенденции к ухудшению обстановки в Афганистане.

Обсуждались некоторые сценарии развития событий, но о каких бы сценариях мы ни говорили, есть несколько факторов, которые влияют на состояние безопасности в наших странах, они сохраняются сейчас, и, видимо, будут присутствовать и впредь.

Первое: Афганистан - это зона нестабильности со всеми вытекающими последствиями для государств, особенно граничащих с ним.

Второе: Афганистан - это территория, где дислоцируется большое число боевых отрядов, экстремистских организаций, таких, как, например, "Исламское движение Узбекистана". Политические задачи этих организаций ориентированы прежде всего на страны, входящие в ОДКБ, страны Центрально-Азиатского региона.

Третье - это, конечно же, колоссальный наркотрафик, это поток наркотиков, которые перемещаются через наши государства в Европу, попутно убивая многих молодых людей.

И последнее: Афганистан - это место, где базируются и готовятся отряды боевиков из числа граждан государств, входящих в ОДКБ. Эти боевики после соответствующей подготовки, причем довольно хорошей, возвращаются на территории наших стран для выполнения с оружием в руках тех задач, которые перед ними ставят экстремисты.

В этой связи могу привести пример: недавнее разоблачение органами безопасности РФ группы террористов в Орехово-Зуево. Все они были подготовлены в лагерях на территории Афганистана и прибыли в РФ, в московский регион для подготовки и совершения терактов. Причем теракты готовились в местах массового скопления людей.

Вот четыре фактора, которые при наличии активной деятельности натовского контингента все равно присутствуют в Афганистане. Я не думаю, что после 2014 года, после вывода коалиционных силзакроются лагеря подготовки боевиков, уйдут отряды "Исламского движения Узбекистана", прекратят выращивать наркотики.

Для нас существует проблема Афганистана, она влияет на состояние безопасности и стабильности в наших странах, и в перспективе она будет только усиливаться.

Ильяшенко: Какие меры противодействия угрозам, которые вы перечислили, планируются, разрабатываются, обдумываются в рамках ОДКБ?

Бордюжа: Мы занимаемся этой проблемой уже несколько лет. В декабре 2012 года на саммите Совета коллективной безопасности мы доложили президентам наши оценки ситуации в Афганистане. Это оценки не мои, не секретариата ОДКБ, не Объединенного штаба, а экспертного сообщества наших стран.

Чтобы сделать такие выводы о состоянии обстановки в Афганистане и перспективах ее развития, мы работали достаточно долго. Мы проводили конференции, закрытые и открытые консультации. Вработе по анализу обстановки, разработке мер противодействия принимали участие советы безопасности наших государств, министерства иностранных дел

В декабре мы доложили президентам наши оценки, наше видение ситуации, ее развития и совместные меры, которые необходимо предпринять, чтобы минимизировать угрозы, которые могут исходить из Афганистана в случае неблагоприятного развития обстановки. Такие предложения были сделаны и утверждены президентами, сейчас мы работаем над реализацией некоторых из них.

Каково направление нашей деятельности? Я бы сказал, что есть два вектора. Первый - это взаимодействие с афганскими властями, оказание им помощи в обеспечении стабильности, подготовке силовых структур, реализации социальных, экономических проектов.

Второе - это укрепление силового потенциала ОДКБ, Коллективных сил оперативного реагирования, двухсторонних группировок и миротворческого потенциала. Плюс к этому - вопросы охраны государственных границ.

Есть решение, принятое президентами, - оказать содействие Таджикистану, который имеет 1700 километров общей границы с Афганистаном, необходимую помощь с тем, чтобы обустроить государственную границу, обеспечить более совершенным вооружением, техникой пограничников Таджикистана, чтобы эта охрана была действительно надежной.

Вот примерные направления нашей деятельности по Афганистану.

Ильяшенко: Расскажите подробнее, какие предполагаются формы сотрудничества, помощи властям Афганистана?

Бордюжа: Мы только выходим на эти контакты, отрабатываем меры, которые необходимо предпринять с тем, чтобы установить нужные связи.

Что сейчас происходит на этом треке? Во-первых, наши страны, прежде всего Россия, оказывают помощь в оснащении силовых структур, об этом есть соответствующие сообщения в средствах массовой информации. Второе - подготовка кадров для афганских силовых структур, их готовят РФ, Казахстан и Таджикистан.

Плюс экономическое содействие. Я знаю, что очень активно на этом треке работает Казахстан, РФ, реализуются конкретные экономические проекты.

Вот что делается нашими государствами, причем делается скоординировано. В рамках Организации Договора о коллективной безопасности существует рабочая группа национальных координаторов, которая обменивается информацией о тех мерах, которые предпринимает каждая страна-член ОДКБ в отношении Афганистана.

Она координирует эту работу с тем, чтобы мы, во-первых, не занимались параллельной деятельностью, во-вторых, имели информацию о том, что соседи делают в отношении Афганистана.

Ильяшенко: Особое беспокойство среди населения вызывает проблема борьбы с афганским наркотрафиком, поскольку это касается очень многих людей. Скажите, как в этой сфере осуществляется взаимодействие государств-членов ОДКБ?

Бордюжа: Успешно организовано взаимодействие антинаркотических ведомств государств-членов ОДКБ, создан координационный совет, руководители антинаркотических ведомств регулярно собираются и вырабатывают единые подходы, коллективные мероприятия, которые необходимо предпринимать в целях пресечения наркотрафика, борьбы с переброской в Афганистан прекурсоров (химических веществ, необходимых для производства наркотиков).

В рамках ОДКБ регулярно проводится операция "Канал" - спецслужбы всех государств, входящих в организацию, и некоторых других, не входящих в ОДКБ, всего около 20, участвуют в перекрытии каналов переброски наркотиков из Афганистана. За несколько лет проведения этой операции нами изъято из оборота, задержано около 400 тонн наркотиков, которые перебрасывались из Афганистана в другие государства.

Этой операции придан статус постоянно действующего проекта в рамках ОДКБ, мы проводим ее как на многосторонней, так и на двухсторонней основе. Причем она эффективна не только против афганских наркотиков, но и некоторых других химических наркотиков, идущих в наши государства из стран Европы.

Ильяшенко: В 2014 году США и страны НАТО должны покинуть Афганистан. Существует немало гипотез по поводу того, останутся ли там какие-то контингенты США или стран НАТО или не останутся, каким может быть их влияние на ситуацию в этой стране, выполнили ли эти силы миссию, которая первоначальна возлагалась на них ООН, или нет. Какова позиция ОДКБ по этому вопросу?

Бордюжа: Что касается выполнения задач, государства-члены ОДКБ, прежде всего Россия, говорят о необходимости отчета перед Советом Безопасности ООН о результатах проведения миссии в Афганистане контингентами НАТО. Совет Безопасности ООН давал на это соответствующее разрешение.

Конечно, было бы очень полезно получить информацию о том, что сделано, в каком состоянии находится Афганистан. Я не хотел бы давать оценки того, насколько успешно выполнена эта миссия. Я думаю, что это должен делать главный орган Организации Объединенных Наций.

Действительно, известно, и об этом заявляют многие официальные представители НАТО и Соединенных Штатов Америки, что планируется сохранить небольшое число военнослужащих государств-членов НАТО и Соединенных Штатов, чтобы оказывать содействие в подготовке силовых структур Афганистана.

Я думаю, что этот вопрос очень чувствительный - рядом с Афганистаном находится Китай, которому небезразлично, какие контингенты и на какое время останутся в Афганистане. Рядом находится Иран. Я думаю, что прежде, чем решать все эти вопросы, необходимо заручиться соответствующей поддержкой Организации Объединенных Наций.

Ильяшенко: То есть речь может идти о выдаче дополнительного мандата на нахождение каких бы то ни было вооруженных сил зарубежных государств на территории Афганистана?

Бордюжа: Во-первых, дополнительный мандат. Во-вторых, нужно понять, с какими целями и задачами, с каким вооружением эти силы там остаются и на какой период времени.

Ильяшенко: Каковы подходы ОДКБ к обеспечению безопасности в контексте роста напряженности вокруг Ирана и в связи с конфликтом в Сирии? Мы видим, что сейчас идет интенсивный международный диалог по Сирии, вроде бы наметилось некое потепление отношений с Ираном после прошедших там президентских выборов. Но ситуация крайне напряженная, и она, конечно, влияет на безопасность и среднеазиатских республик, и Кавказа, и России.

Бордюжа: ОДКБ позиционирует себя как региональная структура, которая занимается вопросами обеспечения безопасности стран, входящих в нее. Мы не позиционируем себя как НАТО, как глобальная структура, которая имеет свои интересы и стремится вмешиваться в другие конфликты, такие, например, как в Ливии.

Исходя из этого, мы отслеживаем ситуацию по ядерной программе Ирана, по ситуации в Сирии, анализируем тенденции, которые могут влиять на состояние безопасности наших стран.

Но мы сделали один очень важный вывод: государства должны объединяться для обеспечения собственной безопасности. С одним государством очень легко расправиться, с ним легко можно сделать все, что захочется.

Например, сейчас в Сирии действуют террористические группы со всего мира, наемники прибывают со всего мира и воюют на стороне оппозиции. Чтобы подобное никогда не повторилось, я считаю, мы должны укреплять систему Организации Договора о коллективной безопасности, куда входит 6 государств.

И самое главное - укреплять силовой потенциал этой организации с тем, чтобы всегда быть в состоянии дать отпор любой силе, которая попытается каким-то образом повлиять на безопасность, территориальную целостность и суверенитет наших стран.

Ильяшенко: Насколько можно судить по материалам майского саммита ОДКБ, тема укрепления силового потенциала тоже присутствовала, хотя о ней не очень много писали и говорили. Какая тенденция существует в сфере укрепления силовых возможностей ОДКБ?

Бордюжа: Вопросу развития силовой компоненты, силового потенциала организации был посвящен саммит, прошедший в декабре 2012 года, где президенты с участием министров обороны в закрытом режиме обсуждали состояние военного сотрудничества, а также предложения по его развитию.

Президентами принято решение, во-первых, объединить уже существующие в рамках ОДКБ компоненты силового характера, такие как Коллективные силы оперативного реагирования, двухсторонние региональные группировки, например, российско-армянская, российско-белорусская, российско-казахстанская, российско-таджикская, объединить миротворческие силы ОДКБ, создать войска ОДКБ.

Президентами принято решение создать Военный комитет, состоящий из начальников генеральных штабов, который решал бы практические задачи по управлению всеми силовыми структурами организации. Кроме того, признано целесообразным создать в рамках ОДКБ коллективные авиационные силы и Коллективные силы оперативного реагирования для выполнения специальных задач.

Если мы это все успешно реализуем, организация будет располагать всем необходимым силовым потенциалом для того, чтобы локализовывать вооруженные конфликты, бороться с бандформированиями, противодействовать террористическим атакам. Во всяком случае, у нас в руках будет инструмент, который позволит обеспечить безусловную безопасность наших стран.

Ильяшенко: Когда могут быть созданы Коллективные силы оперативного реагирования или авиационные силы?

Бордюжа: Мы над этим уже работаем. Уже создана и подготовлена концепция создания коллективных авиационных сил. Мы провели несколько консультаций по созданию сил для выполнения специальных операций. Работа уже начата. Другое дело, что эти решения предполагают полную реализацию до 2020 года.

Ильяшенко: Военное строительство, которое проходит в рамках ОДКБ, чем-то напоминает процессы, которые происходили в рамках Организации Варшавского договора? Или есть принципиальные отличия?

Бордюжа: Я считаю, что это две абсолютно разные организации. Варшавский договор ориентировался прежде всего на вооруженные силы Советского Союза, Советский Союз доминировал. Он принимал решения, которые потом реализовывались совместно. У нас сейчас полное равноправие членов. Невозможно принять решение, если какое-то одно из государств будет против. Принцип консенсуса незыблем для нашей организации. Это первое отличие.

Второе отличие - мы развиваем ОДКБ как универсальную многофункциональную структуру, имея в виду не только формирование военной составляющей государств или объединение военных составляющих стран, но и развитие других направлений координации.

Например, борьба с наркотиками. Организация Варшавского договора никогда не занималась решением этой проблемы, даже, честно говоря, не обращала на нее внимания, потому что ей занимались совершенно другие структуры.

Или, например, борьба с незаконной миграцией, с организованными преступными группировками, которые специализируются на торговле людьми. Или чрезвычайные ситуации, или вопросы, связанные с информационной безопасностью.

Даже по тем темам, которые я сейчас перечислил, понятно, что мы более универсальны. Все-таки акцент мы делаем не на военной составляющей. Этот потенциал всегда нужен, но главное сейчас - выстроить систему противодействия тем реальным вызовам, с которыми сталкиваются наши страны.

Ильяшенко: Каковы планы ОДКБ на текущий 2013 год в контексте совместных учений, маневров? Каковы их цели, задачи с учетом складывающейся сейчас обстановки в регионе?

Бордюжа: У нас интенсивно идет работа по совместной подготовке структур, которые занимаются обеспечением безопасности в рамках ОДКБ. Если несколько лет назад мы проводили одни крупные учения в год, например, учения "Рубеж", то только в этом году мы будем проводить несколько.

Первые - это учения "Запад" в Белоруссии с использованием Коллективных сил оперативного реагирования всех государств. Далее - учения коллективных миротворческих сил в Чербаркуле, учения "Кобальт" для спецподразделений министерств внутренних дел, включенных в состав Коллективных сил оперативного реагирования.

Уже прошли учения в Казахстане подразделений МЧС государств-членов ОДКБ. И последние учения - "Гром", там будут совместно выполнять учебные боевые задачи спецподразделения антинаркотических ведомств государств-членов ОДКБ.

Как вы видите, даже число учений и примерный состав участников говорят о том, что мы пытаемся отработать совместное выполнение боевых задач по всему спектру проблем, с которыми мы сталкиваемся - это борьба с террористами, бандформированиями, наркотрафиком, участие в военных конфликтах, выполнение миротворческих миссий.

Ильяшенко: Насколько можно судить, и число, и частота этих учений увеличивается и будет увеличиваться в дальнейшем, это одна из задач?

Бордюжа: Главная задача - добиться безусловного совместного выполнения задач нашими подразделениями. С учетом того, что все государства суверенные, есть разница, например, в подготовке, в законодательной базе.

Нам очень важно, чтобы все формирования, входящие в различные структуры организации, умели, во-первых, совместно действовать, чтобы командиры знали друг друга и были обучены действовать совместно, не испытывая трудностей ни с языком, ни с системами связи, ни с оперативной совместимостью вооружений. Для нас это принципиально важный вопрос.

Ильяшенко: Какова политика ОДКБ в области устранения последствий природных и техногенных катастроф, компьютерной безопасности, о которой сейчас очень много говорят? Короче говоря, все угроз XXI века, которые мы еще 20 лет назад не знали и не подозревали об их существовании?

Бордюжа: Что касается компьютерной безопасности, мы очень серьезно разрабатываем темы информационной безопасности государств-членов ОДКБ. У нас есть соответствующая рабочая группа, которая координирует эту деятельность. Мы выработали совместные меры, позволяющие нам коллективно обеспечивать нашу информационную безопасность.

В рамках ОДКБ регулярно проводится операция "Прокси" - это противодействие криминалу в информационной среде. В рамках этой операции соответствующие службы государств-членов ОДКБ контролируют информационные ресурсы, выявляют преступные ресурсы или ресурсы, которые действуют в преступных целях.

Особенно нас интересует использование информационных ресурсов в террористических целях, в целях распространения наркотиков, совершения различных уголовных преступлений. Мы выявляем такие сайты, после выявления предпринимаем конкретные меры по их закрытию или, во всяком случае, законные меры по пресечению этой деятельности.

В рамках этой операции ежегодно мы выявляем достаточно большое число таких информационных ресурсов. Как пример: в период событий в Киргизии в 2010 году мы проводили операцию "Прокси-Юг-2010", когда контролировали фактически все информационные ресурсы вокруг Киргизии и выявили достаточно много сайтов, которые были ориентированы на повторное разжигание массовых беспорядков, на разжигание межнациональной розни в Киргизии.

Я считаю, что эта операция тогда принесла свои плоды. Во всяком случае, мы закрыли несколько таких сайтов, которые действительно стремились к обострению обстановки на юге Киргизии, и так достаточно сложной в тот период времени.

Кстати, в рамках ОДКБ есть Центр современных информационных технологий (он создан по инициативе президента Дмитрия Анатольевича Медведева), где мы готовим соответствующих специалистов в области информационной безопасности для государств-членов ОДКБ.

Что касается чрезвычайных ситуаций. Вы видите, что частота крупных техногенных природных катастроф возрастает с каждым годом. Мы рассматриваем противодействие чрезвычайным ситуациям как одно из важных и востребованных направлений.

В декабре 2012 года президенты утвердили направление создания и развития системы коллективного реагирования на чрезвычайные ситуации. Она предусматривает и использование совместных группировок по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, и создание гуманитарных центров, которые занимались бы подготовкой специалистов, хранением некоторых материальных средств, которые необходимы при чрезвычайных ситуация для того, чтобы оказать помощь людям, и создание необходимой нормативной базы.

Это второе направление после создания войск ОДКБ, которым мы достаточно активно занимаемся. Я считаю, что это одно из самых востребованных направлений деятельности ОДКБ.

 

Ильяшенко: Когда мы говорим о столь масштабной деятельности, всегда, хотя бы подспудно, возникает вопрос: кто и как финансирует деятельность ОДКБ, все эти масштабные планы, напрямую связанные с безопасностью государств-членов этой организации?

 

Бордюжа: Во-первых, каждое государство финансирует свою часть работы. А вообще, если мы говорим о бюджете ОДКБ, то при создании организации была утверждена такая схема: Россия платит 50 процентов в бюджет, все остальные - около 10 процентов, исходя из экономического потенциала, которые эти государства имеют. Как ни странно, у нас никаких проблем с финансированием нет.

 

Мероприятия, которые мы планируем, финансово обеспечены нашими государствами. Причем к государствам у нас нет вопросов, как в других международных структурах, когда какое-то государство не платит или имеет задолженность. Все государства заинтересованы в том, чтобы организация функционировала бесперебойно и эффективно, поэтому деньги всегда перечисляются вовремя и в том объеме, который по бюджету заложен для того или иного государства.

Ильяшенко: Принцип консенсуса, который принят в ОДКБ, конечно, идеален. Но ведь, наверное, достаточно трудно его реализовывать. Как это происходит на практике?

Бордюжа: Действительно, это трудно, потому что у каждого государства есть свои особые позиции, свои предпочтения, свои национальные интересы. Но тем не менее нам удается найти развязки, и я считаю, что это принципиально важно. Даже бывает так, что, например, государство против какого-то проекта, тогда мы его просто снимаем с рассмотрения. Но, при всем желании двигаться быстро, все-таки надо учитывать позиции государств и обязательно добиваться согласия всех по тому или иному вопросу - это незыблемое правило в рамках ОДКБ.

Почему я говорил, что ОДКБ отличается от Организации Варшавского договора? Потому что любое государство - маленькое, большое, мощное, менее мощное - может, например, заблокировать какую-то тему, и мы действительно эту тему не можем и не вправе дальше двигать. Я считаю, что это абсолютно правильно.

Организацией управляет Совет коллективной безопасности, президенты. С учетом их занятости и графика, бывает очень сложно быстро донести ту или иную проблему, получить какое-то решение по ней. Но с учетом событий, которые прошли в Киргизии, в рамках ОДКБ создана система кризисного реагирования. Она позволяет нам оперативно докладывать главам государств такие острые, не терпящие отлагательства вопросы и получать от них соответствующую реакцию. И это один из главных принципов работы системы кризисного реагирования в рамках ОДКБ.

Ильяшенко: Каким вы видите будущее ОДКБ? Как она будет развиваться?

Бордюжа: Я считаю, что организация сегодня на подъеме. Она востребована. Все государства заинтересованы в ее эффективной деятельности. Мы наметили достаточно много направлений, о некоторых из них я рассказал.

Я считаю, что организация будет развиваться очень активно, и к этому есть все предпосылки. Самая главная предпосылка - это то, что государства понимают пользу и, самое главное, осознают необходимость коллективных действий в сфере безопасности.

 

(Нет голосов)
 (0 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся