Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 3)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Если в начале 2000-х глобализация характеризовалась экономическим прагматизмом и формированием цепочек стоимости мирового масштаба, то сейчас политические противоречия приводят к фрагментации мировой экономики. Такой вывод содержится в докладе гонконгской инвестиционно-консалтинговой компании Gavekal Research (есть у РБК), в котором проанализированы основные тренды уходящего года.

«Цепочки стоимости больше не будут простираться по всему миру. Мир разобьется на три отдельные экономические зоны, в каждой из которых будет своя валюта (доллар, евро или юань), свой финансовый центр (Нью-Йорк, Лондон или Гонконг) и рынок облигаций, а также собственные цепочки поставок», — говорится в документе. Отмечается, что в состав «американской империи» помимо США войдут Великобритания и Австралия, в состав «европейской» — государства Западной Европы, в состав «китайской» — азиатские страны и, вероятно, некоторые государства Восточной Европы, включая Россию.

Гипотеза авторов Gavekal о фрагментации мировых рынков и тенденции к регионализации имеет право на существование, но есть несколько факторов, которые препятствуют формированию трех новых «империй», считает генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов.

Если в начале 2000-х глобализация характеризовалась экономическим прагматизмом и формированием цепочек стоимости мирового масштаба, то сейчас политические противоречия приводят к фрагментации мировой экономики. Такой вывод содержится в докладе гонконгской инвестиционно-консалтинговой компании Gavekal Research (есть у РБК), в котором проанализированы основные тренды уходящего года.

«Цепочки стоимости больше не будут простираться по всему миру. Мир разобьется на три отдельные экономические зоны, в каждой из которых будет своя валюта (доллар, евро или юань), свой финансовый центр (Нью-Йорк, Лондон или Гонконг) и рынок облигаций, а также собственные цепочки поставок», — говорится в документе. Отмечается, что в состав «американской империи» помимо США войдут Великобритания и Австралия, в состав «европейской» — государства Западной Европы, в состав «китайской» — азиатские страны и, вероятно, некоторые государства Восточной Европы, включая Россию.

Гипотеза авторов Gavekal о фрагментации мировых рынков и тенденции к регионализации имеет право на существование, но есть несколько факторов, которые препятствуют формированию трех новых «империй», считает генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов.

Во-первых, отметил эксперт, сложно выделять Европу как самостоятельный регион, учитывая ее зависимость от США и крепкие союзнические узы с ними. «Новая американская администрация во главе с Джо Байденом будет стараться не допустить усиления противоречий с ЕС, и на этом направлении стоит ожидать по крайней мере некоторых успехов», — отметил Кортунов.

Во-вторых, говорить о едином азиатском пространстве можно только с оговорками. В частности, процесс интеграции в Азии осложняют противоречия между Индией и Китаем. Так, Индия отказалась присоединяться к проекту «Один пояс, один путь», а также не вступила в сформированную в Азии зону свободной торговли — «Всестороннее региональное экономическое партнерство» (ВРЭП), соглашение о котором было подписано десятью странами — участницами АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины), а также Китаем, Японией, Южной Кореей и другими странами. «В итоге может сложиться ситуация, когда экономические связи действительно будут сконцентрированы в отдельных регионах, но и глобальные связи не утратят свою силу, так как в нынешнем мире, где важную роль играют глобальные цепочки стоимости и цифровизация, география больше не определяет судьбу стран», — резюмировал эксперт.

Что же касается России, то ее будущее зависит прежде всего от внутреннего развития — в частности, сможет ли она уйти от рентной экономики и зависимости от экспорта энергоносителей, отмечает Кортунов. «Чем больше успехов на этом направлении будет достигнуто, тем больше пространства для маневра получит Москва. Но, разумеется, если прогресса не будет, то это может создать необходимость партнерства с Китаем и зависимость от него как от потребителя энергоресурсов и как от источника технологий», — говорит он.

Кроме того, хотя Россия и укрепляет связи с Китаем, этот процесс пока не привел к ее отгораживанию от Европы. «Мы все еще ближе к Европе по стилю политического управления, по ментальности, а страны ЕС по-прежнему остаются главными инвесторами в экономику России», — констатировал Андрей Кортунов.

Источник: РБК.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 3)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся