Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 3.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Тренин

К.и.н., в.н.с. Сектора по нераспространению и ограничению вооружений Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, член РСМД

Давать прогнозы развития политической ситуации в периоды быстрых перемен, подобные тому, в который мы вступили почти год назад, – дело не только неблагодарное, но и бессмысленное. В то же время существует и необходимость, и возможность разобраться в основных тенденциях, отражающих движение современного мира. В этом кратком обзоре мы постараемся определить основные направления развития международного положения России и ее отношений с ключевыми игроками в наступившем году.

Пока что украинский конфликт – это опосредованная война между Россией и блоком НАТО. Однако ползучая эскалация участия западных стран в этом противостоянии с целью нанесения России «стратегического поражения» может привести к непосредственному столкновению Вооруженных сил РФ и военных формирований западных стран. Если это произойдет, то украинский конфликт превратится в российско-натовскую войну. Такая война неизбежно несет с собой риск применения ядерного оружия. Ситуация осложняется тем, что отчаявшиеся киевские власти могут попытаться спровоцировать непосредственное вступление в боевые действия НАТО.

Даже если лобового столкновения не произойдет, общая враждебность Запада по отношению к России продолжит нарастать. Экономические отношения между РФ и Евросоюзом, по которым в прошлом году сами европейцы, невзирая на колоссальный ущерб от такого «самострела», нанесли сокрушительный удар, продолжают сжиматься и отмирать. Фактически страны Евросоюза все более полно изолируются от России, рассматривают ее как угрозу и эту угрозу конвертируют в фактор внутреннего сплочения. «Европейская безопасность», бывшая на протяжении полувека приятным и любимым местом приложения усилий международной дипломатии и одновременно мантрой внешней политики, сменила перо на шпагу – или, точнее, на артиллерийские системы.

Давать прогнозы развития политической ситуации в периоды быстрых перемен, подобные тому, в который мы вступили почти год назад, – дело не только неблагодарное, но и бессмысленное. В то же время существует и необходимость, и возможность разобраться в основных тенденциях, отражающих движение современного мира. В этом кратком обзоре мы постараемся определить основные направления развития международного положения России и ее отношений с ключевыми игроками в наступившем году.

Украина

Конфликт на Украине – чем дальше, тем больше – принимает черты бескомпромиссного противостояния России и американоцентричного Запада. Тенденция к эскалации военных действий продолжает доминировать. Ставки для обеих сторон чрезвычайно высоки, но для Москвы они очевидно гораздо выше, чем для Соединенных Штатов или Европы. Речь идет не только о внешней безопасности России, ее месте и роли в мире, но и о внутренней стабильности, устойчивости политического режима и будущем самой российской государственности. После проведения осенью частичной мобилизации боевые действия на Украине приобрели черты народной войны; в недалекой перспективе то, что началось как специальная военная операция, вполне может стать отечественной войной.

Все конфликты когда-нибудь заканчиваются на основе каких-то договоренностей. Однако описанные выше обстоятельства делают возможность заключения не только мирного соглашения, но и сколько-нибудь устойчивого перемирия – по корейскому образцу – скорее призрачной. Максимальные уступки, на которые гипотетически мог бы пойти Вашингтон, крайне далеки от минимальных целей, достичь которых Москве абсолютно необходимо. США стремятся «выбить» Россию из числа великих держав, спровоцировать смену режима в Москве и тем самым лишить Китай важного стратегического партнера. Американская стратегия – измотать российскую армию на фронте; расшатать российское общество в тылу, подорвав доверие к высшей власти; наконец, добиться капитуляции Кремля. У России есть ресурсы и возможности разбить эти планы и достичь своих целей, причем так, чтобы избежать перспективы возобновления вооруженного конфликта спустя некоторое время. В 2023 году боевые действия на Украине, может быть, не закончатся, но ближайшие 12 месяцев дадут ответ на вопрос, чья воля сильнее и, соответственно, какая сторона в конце концов возьмет верх.

Запад

Пока что украинский конфликт – это опосредованная война между Россией и блоком НАТО. Однако ползучая эскалация участия западных стран в этом противостоянии с целью нанесения России «стратегического поражения» может привести к непосредственному столкновению Вооруженных сил РФ и военных формирований западных стран. Если это произойдет, то украинский конфликт превратится в российско-натовскую войну. Такая война неизбежно несет с собой риск применения ядерного оружия. Ситуация осложняется тем, что отчаявшиеся киевские власти могут попытаться спровоцировать непосредственное вступление в боевые действия НАТО.

Даже если лобового столкновения не произойдет, общая враждебность Запада по отношению к России продолжит нарастать. Экономические отношения между РФ и Евросоюзом, по которым в прошлом году сами европейцы, невзирая на колоссальный ущерб от такого «самострела», нанесли сокрушительный удар, продолжают сжиматься и отмирать. Фактически страны Евросоюза все более полно изолируются от России, рассматривают ее как угрозу и эту угрозу конвертируют в фактор внутреннего сплочения. «Европейская безопасность», бывшая на протяжении полувека приятным и любимым местом приложения усилий международной дипломатии и одновременно мантрой внешней политики, сменила перо на шпагу – или, точнее, на артиллерийские системы.

Украина – важнейший на сегодняшний день, но не единственный участок российско-западного фронта противоборства. Этот фронт тянется на север через Белоруссию, Калининград и Балтику в Арктику, а на юг через Молдавию, Черное море, Закавказье, Казахстан и Среднюю Азию. Особого внимания в 2023 году заслуживают Армения и Казахстан, где Запад поддерживает антироссийские националистические силы, а также Молдавия и Грузия, в которых ставка делается на раздувание застарелых конфликтов и открытие тем самым «второго фронта» против России наряду с украинским.

В отношениях с Америкой диалог уже давно уступил место гибридной войне, в которой Украина – только одно из направлений, хотя и самое заметное. Вашингтон всерьез взялся за отстаивание своего мирового господства, действуя при этом активно и рискованно. Россия для США – не главный противник, но тот, который должен быть повержен первым. Американская внешняя политика абсолютно безжалостна – безразлично, к соперникам, противникам или союзникам, – и Россия не может рассчитывать ни на что другое, кроме как на собственные силы и еще остающиеся возможности сдерживать Америку.

В преддверии президентских выборов 2024 года в Соединенных Штатах, как всегда, обостряется политическая борьба. Республиканская партия, недавно отвоевавшая Палату представителей Конгресса, будет, вероятно, требовать большей отчетности расходования средств, выделяемых на поддержку Украины. В принципе, эти средства могут быть несколько сокращены. Тем не менее большинство республиканцев разделяют подход демократической администрации Джо Байдена и к Украине, и к России, что делает благоприятное для Москвы изменение американской политики в наступившем году крайне маловероятным.

В японо-российских отношениях на место отброшенного в Токио наследия сотрудничества эпохи покойного премьера Синдзо Абэ возвращается враждебность периода холодной войны. Правда, японская сторона, в отличие от европейцев, не намерена разрывать энергетические связи с Россией, но укрепление американо-японского союза наряду с продолжающимся военно-политическим сближением России и Китая и ростом напряженности на Корейском полуострове способствует восстановлению былого противостояния между Россией, Китаем и КНДР, с одной стороны, и США, Японией и Южной Кореей – с другой.

Восток

Единственным полноценным союзником России в нынешних условиях остается Белоруссия. В то же время у Москвы сохранились партнерские отношения с рядом государств, чье значение и вес в последние десятилетия существенно выросли и продолжают расти. Это прежде всего великие державы Китай и Индия; региональные игроки Бразилия, Иран, Турция и ЮАР, а также страны Персидского залива – в первую очередь Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Эти страны – и десятки других вместе с ними – не присоединились к западным санкциям против России и продолжают сотрудничать с ней. Правда, оставаясь в рамках финансовой империи Вашингтона, страны Азии, Африки и Латинской Америки, которые в России все чаще называют «мировым большинством», вынуждены так или иначе учитывать эффект вторичных санкций США.

Это в полной мере относится и к Китаю. Российско-китайское партнерство «без границ» –это емкий лозунг, означающий готовность обеих держав развивать взаимодействие во всех областях и на любую глубину. Несмотря на все старания Вашингтона внести на фоне украинского конфликта разлад в китайско-российские отношения, связи между Пекином и Москвой крепнут как в экономической, так и в военной области. Намеченный на весну визит председателя КНР Си Цзиньпина в Россию станет свидетельством продолжающегося сближения двух держав.

В то же время надо иметь в виду, что каждая из сторон действует, исходя из своих национальных интересов. Соединенные Штаты сегодня – противник для России и соперник и только еще потенциальный противник для Китая, и этого пока недостаточно для формирования военного союза между Москвой и Пекином. Руководство КНР, естественн, дорожит экономическими интересами своей страны на рынках Америки и Европы. Пекин может пересмотреть этот подход, но лишь когда убедится, что Вашингтон из соперника КНР превратился в ее врага. Ради России такой поворот Китай делать не станет.

Есть сложности и в наших отношениях с Индией. Эта страна, как и Китай, имеет в Москве статус стратегического партнера. В то же время Индия, поставившая задачу совершить в текущем десятилетии мощный экономический рывок, кровно заинтересована в экономическом и технологическом сотрудничестве с Америкой, странами Евросоюза и Японией. Помимо этого, Нью-Дели рассматривает Пекин в качестве главного соперника и источника потенциальной военной угрозы: вооруженный конфликт на границе между двумя крупнейшими азиатскими государствами продолжает тлеть и периодически вспыхивать. Наряду с членством в БРИКС и ШОС Индия – участник группы Quad, которую США рассматривают как антикитайский альянс.

В таких условиях Москве в 2023 году придется решительно укреплять свои позиции в Индии, активно работать с местными элитами, убедительно разъясняя российскую внешнюю политику и противодействуя попыткам ее искажения западными СМИ, на которые в основном ориентируются индийские медиа; находить и развивать новые возможности для экономического, технологического и научного сотрудничества с Индией; пытаться продуктивно взаимодействовать с Индией на международных площадках и форумах. Напротив, продолжение дрейфа в российско-индийских отношениях будет означать на деле дрейф Нью-Дели от Москвы.

В прошлом году Иран стал единственной страной, поставившей России системы вооружений собственного производства. Одновременно Тегеран начал процесс присоединения к Шанхайской организации сотрудничества. Транспортный коридор Север–Юг, связывающий Россию со странами Персидского залива, Индией и Южной Азией, в условиях западных санкций приобрел гораздо большее значение, чем когда бы то ни было. Также в минувшем году стало окончательно ясно, что иранская ядерная сделка не будет продлена. Помимо всего прочего, это означает как минимум приостановку и, вполне возможно, прекращение более чем полувекового сотрудничества между Россией и США в вопросах ядерного нераспространения.

В 2023-м процесс сближения Ирана и России продолжится. Это потребует с нашей стороны уточнения и активизации российской стратегии в отношении этой страны.

Отношения Москвы с Тегераном прямо влияют на ее отношения с арабскими столицами и Анкарой. В регионе сложилось несколько центров силы. Политика арабских стран Залива (особенно Саудовской Аравии и ОАЭ) становится все более многовекторной: они перестают однозначно ориентироваться на Соединенные Штаты и развивают связи с Китаем и Россией. В наступившем году эта тенденция, вероятно, не только продолжится, но и укрепится. Москва, выдвинувшая еще в 2019-м концепцию региональной безопасности в зоне Залива, могла бы в 2023 году активизировать усилия по содействию диалогу между Ираном и его южными соседями.

В 2023-м – а это год столетия провозглашения республики – Турцию ждут президентские выборы. В последнее время значение Турции для российской внешней политики резко выросло. Это стало результатом сирийской войны, Второй карабахской, украинского конфликта, а также обрушения нормальных связей России с Европой, превратившего Турцию в транспортный, логистический и газовый хаб, через который РФ все еще взаимодействует с евро-атлантическим миром.

Турецкая оппозиция полна решимости положить конец более чем двадцатилетнему доминированию Реджепа Тайипа Эрдогана, который, в свою очередь, намерен побороться за еще один (как он уверяет, последний) президентский срок. Мы не станем делать прогнозов исхода голосования. Укажем лишь на тенденцию к превращению региональной державы Турции в крупного самостоятельного игрока с глобальными амбициями, что делает Анкару часто незаменимым, хотя и трудным партнером для Москвы.

Ближние соседи

Этот пункт последний не по значению. Тема отношений с соседними государствами в 2022 году вышла для России на первый план. В ближайшее время эта тенденция продолжится. Не будет для России ничего важнее, чем добиться значимых успехов и в конце концов победы на Украине; не будет у нее союзника и партнера ближе, чем Белоруссия; нет большей потенциальной опасности, чем подъем этнического национализма в Казахстане и разлад в отношениях Москвы и Астаны.

Другие опасности включают попытку Кишинева во взаимодействии с Киевом и при поддержке Запада решить проблему Приднестровья; перспективу возобновления боевых действий между Арменией и Азербайджаном; очередную вспышку пограничного спора между Киргизией и Таджикистаном, а также внутреннюю дестабилизацию в какой-то из соседних стран.

С другой стороны, за последний год под воздействием огромных геополитических, стратегических и геоэкономических сдвигов стала очевидна необходимость вывода на принципиально иной уровень экономического сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и военно-политического взаимодействия в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Из двусторонних отношений в обеих областях нужно выделить российско-узбекистанское направление как особенно перспективное. В условиях беспрецедентной за последние десятилетия геополитической напряженности по всему периметру новых постсоветских границ России от Москвы здесь требуется на порядок больше внимания, понимания, усилий и результатов. Это, вероятно, станет одним из главных, если не главным вызовом российской внешней политики в 2023 году.



Источник: Ежедневный журнал «Профиль»

Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 3.8)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся