Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Ярослав Кузьминов

Научный руководитель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», член РСМД

Это волнует не только высшую, но и среднюю школу, которая каждый год отдает ей практически всех своих выпускников. Ответ на этот вопрос искали на экономическом форуме, организованном Высшей школой экономики.

Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов говорит о трех тенденциях: отсекание омертвевшей части, поддержка ведущих университетов и формирование сильных региональных вузов, потому что есть социальная функция в образовании, о которой мы не должны забывать, и на уровне высшего образования. Мне кажется, что у нас есть как минимум еще две тенденции.

Во-первых, это новое массовое высшее образование. Недостаточно закрыть слабые вузы. Что будет на месте закрытых вузов? Мы ведь всеобщую тягу к получению высшего образования никуда не денем, мы не перенаправим, как один полпред президента предлагал, людей в ПТУ, потому что они нужны на заводе. Люди почему-то так не хотят. Один из главных вызовов - новое массовое высшее образование, его новый образ. Именно массовое высшее, потому что доля работ, где требуются профессиональные инженеры или профессиональные экономисты, сейчас не превышает 30-35% даже в развитых странах, что не отрицание статистики, о которой мы говорили, а просто понятие общего высшего образования, то есть некоторого уровня культуры, способности адаптироваться к изменениям, создавать новое. Какова структура нового массового высшего образования? Мне кажется, что в последнее время стали складываться некоторые предпосылки. Это массовые открытые онлайн-курсы (МООК), которые позволяют студенту, учащемуся самостоятельно формировать для себя из этих кубиков образовательную программу. На месте слабых вузов мы должны строить - и не только усилиями государства, но и усилиями бизнеса, частной инициативы - образовательные организации нового типа для массового образования, которые помогают людям складывать из кубиков свое образование, которые связывают их с возможными местами практики. Это информационно-образовательные брокеры, они будут брать на себя и некоторую часть тьюторинга, потому что, наверное, в чистом виде это может существовать, но могут быть развилки в их формировании. Факт, что складывается определенное разделение труда: лучшие ученые и лучшие университеты поставляют онлайн-курсы, что совершенно не мешает ученым любого университета предложить свой онлайн-курс, но по тому разделению труда, которое сейчас сложилось в мире, совершенно очевидно, что это ниши ведущих университетов. Думаю, что определенная доля слабых университетов сможет адаптироваться, заместив свои плохие курсы с зачетом нормальных онлайн-курсов, резко сжать свои издержки и повысить в оставшемся сегменте свое качество. Думаю, что это точно так же касается и массовых, и ведущих вузов, потому что один из сегодняшних феноменов заключается в том, что во всех странах говорят о недофинансировании высшего образования, нехватке денег на соответствие рынку труда, на те или иные проекты. Опция массовых открытых онлайн-курсов есть некий будущий ответ системы образования на этот вызов нехватки средств для традиционных его форм. Это можно уподобить появлению печатных книг на фоне переписывания книг отдельными монахами в монастырях. Хорошие знания и хорошие курсы становятся настолько дешевле, что мы даже слабо можем себе представить эффект от того, что системы МООК, а основные из них Coursera, edX, из 10 млн пользователей вырастут до 50 млн, то есть, условно говоря, до трети сегодняшней армии студентов во всем мире. Во-вторых, еще одна тенденция - обновление структуры и содержания высшего образования в той части, которая касается его профессиональной и содержательной ориентации. Безотносительно к тому, будет ли это набором онлайн-курсов или самостоятельно читаемыми курсами, массовое высшее образование должно найти новое равновесие с рынком труда. Рынок труда очень быстро и сильно меняется, очень рискованно выстраивать системы, которые доведены до конечного пользователя. Вуз - это главное, но конечные пользователи, к сожалению, не торопятся установить связи, обязывающие их, потому что они находятся в том же состоянии неопределенности, что и вузы. Поэтому мне кажется, что базовые тенденции в вузах - ограничение бакалавриата фундаментальной подготовкой в широко профессиональном спектре, например, это может быть экономика, экономика и социология, экономика и менеджмент. Думаю, самое интересное то, как будут складываться общие инженеры, какого рода компетенции туда должны попадать, потому что это нечто совершенно другое. Но это должно дополняться учебными центрами, доводящими эти компетенции до конкретных прикладных квалификаций, за которые платят на рынке. Думаю, что это будут платные сервисы, опять же в силу нехватки денег в системе, что их провайдерами будут в основном молодые частные структуры, а не старые неподвижные университеты, потому что молодое гораздо более жизнеспособно.

Мои коллеги говорят, что должна быть совершенно другая система ответственности студентов за свою учебу. Как эту другую систему ответственности представить себе экономически? Мне кажется, что у нас тоже есть ответ - образовательный кредит. Его очень плохо реализуют в нашей стране, но мне кажется, что это просто от того, что мы не делали достаточно настойчивых попыток. Но я твердо уверен, что последовательное замещение образовательным кредитом нынешних форм патерналистского гарантированного финансирования образования - это мейнстрим по той простой причине, что мы должны хотя бы с точки зрения экономики, с точки зрения гарантированного вклада государства делать некие рациональные вещи вместо того, чтобы раздавать сейчас всем сестрам по серьгам на безумное количество студентов (это 70% выпускников общеобразовательной школы) - по 60 тысяч рублей в год (по тысяче долларов) - и притворяться, что вузы за эти деньги дадут нормальное образование, они не смогут дать его при всех усилиях. Мне кажется, что это должно быть зоной нашего настойчивого анализа, поиска. Необходимо предложение экономическому руководству нашей страны о равновесной системе образовательного кредита, который бы брали. Если нынешний не берут, давайте выясним, почему не берут, условия ведь достаточно льготные. Может быть, надо просто ограничить количество бесплатных мест, заложить на поступление на полностью бесплатные программы более жесткие критерии. И все равно должны остаться гранты для лучших. Может быть, надо еще растянуть отдачу кредита не на 10, а на 25 лет. Работают же эти системы в других странах!

Источник: «Учительская газета»

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся