Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

Итак, какие есть варианты по санкциям против РФ в связи с делом Навального?

Линии здесь две — применение ОМУ и права человека. Преобладать, скорее всего, будет первая. То есть ОМУ.

Так как у Навального, по словам немцев, найдено вещество из группы «Новичка», Германия или любой другой член ЕС может поставить вопрос о санкциях ЕС против РФ. Правовой механизм для таких санкций создан еще в 2018 г. — решение Совета ЕС 2018/1544 от 15 октября 2018 г. Механизм предполагает заморозку активов (блокирование) и визовые санкции против тех, кто так или иначе создает химическое оружие, применяет его или вовлечен в подготовку его применения. Механизм уже использовался в отношении 4 российских граждан, причастных, по мнению ЕС, к инциденту в Солсбери.

Если ЕС использует этот механизм, то большой вопрос, кого именно в него включат. Если это будут предполагаемые «исполнители», то риски для экономики и торговли с ЕС минимальны. Однако в теории ЕС может заблокировать кого угодно. Включая любые компании. Вероятность крайне мала, но существует.

Политический резонанс от дела может повлиять на позицию ЕС по «Северному потоку-2». Она и так довольно нерешительная. А сейчас претензии в адрес США вообще могут сойти на нет.

Итак, какие есть варианты по санкциям против РФ в связи с делом Навального?

Линии здесь две — применение ОМУ и права человека. Преобладать, скорее всего, будет первая. То есть ОМУ.

Так как у Навального, по словам немцев, найдено вещество из группы «Новичка», Германия или любой другой член ЕС может поставить вопрос о санкциях ЕС против РФ. Правовой механизм для таких санкций создан еще в 2018 г. — решение Совета ЕС 2018/1544 от 15 октября 2018 г. Механизм предполагает заморозку активов (блокирование) и визовые санкции против тех, кто так или иначе создает химическое оружие, применяет его или вовлечен в подготовку его применения. Механизм уже использовался в отношении 4 российских граждан, причастных, по мнению ЕС, к инциденту в Солсбери.

Если ЕС использует этот механизм, то большой вопрос, кого именно в него включат. Если это будут предполагаемые «исполнители», то риски для экономики и торговли с ЕС минимальны. Однако в теории ЕС может заблокировать кого угодно. Включая любые компании. Вероятность крайне мала, но существует.

Политический резонанс от дела может повлиять на позицию ЕС по «Северному потоку-2». Она и так довольно нерешительная. А сейчас претензии в адрес США вообще могут сойти на нет.

Со стороны самих США санкции по Навальному тоже возможны. И они потенциально более опасны, нежели меры ЕС. Правовой механизм тоже уже существует. Есть, например, уже готовый указ Трампа № 13883 от 1 августа 2019 г. Он определял санкции по Солсбери, но может использоваться и по Навальному. В свою очередь, указ интерпретирует положения CBW Act от 1991 г. Трампу ничего не мешает использовать его положения. Либо вопрос ребром перед ним может поставить Конгресс. И у Трампа нет никаких оснований от исполнения закона уклониться.

В прошлом году меры Трампа по CBW были очень умеренными. Неприятными были ограничения против обязательств российского долга, номинированного в иностранной валюте. Но это мелочь. Сейчас дело может пойти дальше. Среди возможных мер из арсенала CBW: дальнейшие ограничения на кредитование России, новые экспортно-импортные ограничения, понижение уровня дипотношений, ограничения против национальных авиакомпаний.

В добавок ко всему, американцы уж точно будут использовать еще и тему прав человека и демократии. Здесь возможно использование Акта Магнитского в виде блокирующих санкций. Как и в случае ЕС, основным вопросом будет то, кто именно попадет в SDN.

В целом, инцидент является подарком для «ястребов». Шансы на прохождение более жестких санкций по «Северному потоку-2» в Конгрессе повышаются (законопроект PEESKA может быть принят в более жесткой редакции).

Снова встанет вопрос о DASKA. Там много про хим. оружие. Хотя Госдеп и критиковал законопроект, в Конгрессе может появиться более свежая и продвинутая версия.

Для избирательной кампании в США это тоже «благо». Поругать в очередной раз Россию — чего еще можно пожелать.

Реальное положение дел, комментарии нашего МИД и других официальных структур на Западе никого волновать не будут. Решения о санкциях являются односторонними, внесудебными и политическими. Тем более, что механизмы уже отработаны.

Главный вопрос: как далеко решат пойти в ЕС, и, особенно, в США, с учетом возможного ущерба для себя.

Для России, среди прочего, вновь встает вопрос о защите экономики от санкций. Тем более с учетом возможности использования CBW Act.

Источник: телеграм-канал «Санкции. Экспертиза».

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся