Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 3)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Алексей Громыко

Директор Института Европы РАН, член-корреспондент РАН, член РСМД

Предложу несколько тезисов о том, как результаты прошедших президентских выборов в США могут сказаться на взаимоотношениях в треугольнике США — Европа — Россия. В данном случае под Европой условно имею в виду страны-члены Евросоюза, а также вышедшую из него Британию. Также исхожу из сценария, что Джозеф Байден выиграл эти выборы.

Брюссель, как своего рода центр ЕС, а также Берлин, Париж, другие европейские столицы, в целом положительно, а многие — с ликованием, восприняли победу Байдена. Прошедшие четыре года при президенте Трампе стали самым большим испытанием для атлантической солидарности. Трамп стал олицетворением, и достаточно грубым, стратегии США последних десятилетий по так называемой стратегической расстыковке с их европейскими союзниками.

Это объективный процесс, причина которого — восхождение в последние 30 лет Азии, особенно Китая, в качестве экономического и политического мотора глобализации, не уступающего США. Европоцентризм международных отношений по большому счёту закончился ещё в 1945 году. Несколько десятилетий мировая политика определялась отношениями США и СССР. Сегодня же её ось всё больше вращается вокруг сил притяжения и отталкивания между Вашингтоном и Пекином.

Тем не менее, евроатлантический истеблишмент, или атлантисты, всё ещё сохраняют сильные позиции. В центре их видения мира по-прежнему стоит Запад, понимаемый ими как союз европейских и иных либеральных, а точнее неолиберальных демократий, во главе с США.

Предложу несколько тезисов о том, как результаты прошедших президентских выборов в США могут сказаться на взаимоотношениях в треугольнике США — Европа — Россия. В данном случае под Европой условно имею в виду страны-члены Евросоюза, а также вышедшую из него Британию. Также исхожу из сценария, что Джозеф Байден выиграл эти выборы.

Брюссель, как своего рода центр ЕС, а также Берлин, Париж, другие европейские столицы, в целом положительно, а многие — с ликованием, восприняли победу Байдена. Прошедшие четыре года при президенте Трампе стали самым большим испытанием для атлантической солидарности. Трамп стал олицетворением, и достаточно грубым, стратегии США последних десятилетий по так называемой стратегической расстыковке с их европейскими союзниками.

Это объективный процесс, причина которого — восхождение в последние 30 лет Азии, особенно Китая, в качестве экономического и политического мотора глобализации, не уступающего США. Европоцентризм международных отношений по большому счёту закончился ещё в 1945 году. Несколько десятилетий мировая политика определялась отношениями США и СССР. Сегодня же её ось всё больше вращается вокруг сил притяжения и отталкивания между Вашингтоном и Пекином.

Тем не менее, евроатлантический истеблишмент, или атлантисты, всё ещё сохраняют сильные позиции. В центре их видения мира по-прежнему стоит Запад, понимаемый ими как союз европейских и иных либеральных, а точнее неолиберальных демократий, во главе с США.

Но одновременно за последние четыре года с удвоенной силой действовали и те европейские политики, которые стремятся к увеличению самостоятельности ЕС в мировых делах. Их видение мира строится на основе принципа стратегической автономии ЕС, что подразумевает двойную автономию как от США, так и от Китая, хотя, конечно, с несравненно большим креном в пользу США.

Между этими двумя частями европейского политического истэблишмента — атлантистами и автономистами — конкуренция нарастала давно. Атлантисты считают, что при Байдене отношения между США и ЕС могут вернуться к временам Барака Обамы.

Автономисты согласны с тем, что администрация Байдена будет намного удобнее для Европы, но считают, что это не повод отказываться от цели стратегической автономии ЕС. Они спрашивают: «Хорошо, при Байдене отношения с США улучшатся. Но что может быть через 4 года, если Трамп или похожий на него политик вернётся в Белый дом? Давайте становиться более самостоятельными вне зависимости от того, кто правит в США».

Особенно явно этой позиции придерживается Париж. Берлин следует более двоякой линии, видимо, выжидая, пока станет ясно не на словах, а на деле, что принесёт с собой Байден на европейском направлении. Рим и Мадрид смотрят на Париж и Берлин.

Есть государства, где де-факто победа Байдена встречена со смешанным чувством, по крайней мере, про себя. Это, например, Британия, Польша, Венгрия. В этих странах правящие партии извлекли немало выгоды от президентства Трампа. Речь идёт о евроскептических силах, которые использовали трампизм в своих политических целях как внутри своих стран, так и в отношениях внутри ЕС. Теперь у них этого рычага не будет.

Даже для Берлина победа Байдена ещё не значит, что исчезнут или хотя бы ослабнут проблемы с американской обструкцией достройки проекта «Северный поток 2». До сих пор Байден выступал против него очень активно.

В целом, какую бы европейскую страну мы ни взяли, нигде не превалируют иллюзии, что при Байдене следует ожидать кардинальных изменений во внешней политике и стратегии США.

Во-первых, при Трампе, если отбросить его эксцентричность, многое в поведении США оставалось, по сути, знакомым. Курс Вашингтона в отношении Ближнего и Среднего Востока, за исключением Ирана, в отношении России, Китая, ЕС в целом стал продолжением тех заделов, которые были созданы при предыдущих президентах. Где-то Трамп палку перегнул, но в большинстве случаев не покидал широкое русло американской политики.

Во-вторых, за Трампа проголосовала половина страны, и мало кто возьмётся сейчас предсказывать, станет ли в истории уходящее президентство исключением, или президентство Байдена окажется лишь паузой перед возвращением в политику стиля Трампа. Многие понимают и то, что, если бы не пандемия, Трамп одержал бы победу. В этом смысле Байдену сильно повезло.

В-третьих, да, для европейцев Байден во многом более удобен, чем Трамп, но не обязательно во всём. Например, в отношении Китая Байден, судя по всему, станет более идеологически настроенным президентом, чем нынешний. Но дело здесь даже не столько в его идеологичности, а в том, что Китай продолжает набирать силу.

И какой бы президент не был в Белом доме, конкуренция США с Китаем продолжит нарастать. В таких условиях у европейцев будет всё меньше пространства для геополитического маневрирования, как, впрочем, и для России.

При Байдене не исключено дальнейшее ухудшение отношений между Вашингтоном и Анкарой, что также не сулит ничего хорошего ни ЕС, ни НАТО. У них и сейчас с Турцией как никогда большие проблемы.

Одновременно ясно, что если бы не Трамп был американским президентом последние 4 года, а такой политик, как Байден, то США не вышли бы из Парижского соглашения по климату, не блокировали бы деятельность Всемирной торговой организации, как и Всемирной организации здравоохранения. США также не вышли бы из Транстихоокеанского партнёрства. В этих вопросах США при Байдене смягчат свою позицию, что многие воспримут положительно.

Там, где избрание Байдена наверняка принесёт выгоды и европейцам, по крайней мере адекватным, и России — это сфера контроля над вооружениями и стратегической стабильности. Хотя и здесь не всё так просто, ведь курс на разрушение Договора о ракетах средней и малой дальности был взят ещё при Буше-младшем и продолжился при Обаме.

Но всё же с президентом-демократом шансы на продление СНВ-3 выше, и, возможно, на условиях лучше, чем гипотетически при Трампе. Также есть надежда на то, что при новом президенте сложится более благоприятная ситуация для сохранения Договора по открытому небу после того, как 22 ноября США вышли из него. Это, к сожалению, произошло, но есть вероятность, что при Байдене Вашингтон не будет чинить препятствия оставшимся 33 участникам этого договора в его выполнении, пусть и в усечённом виде.



Источник: Российская Академия Наук

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 3)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся