Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Растет ли риск ядерной катастрофы? Снижается ли порог применения ядерного оружия? Именно об этом шла речь на встрече представителей государств «ядерной пятерки» — России, США, Великобритании, Франции и Китая, которая проходила 30 и 31 января в Пекине. На ней «исторические» обладатели ядерных арсеналов обсуждали ситуацию, сложившуюся в области глобальной безопасности, в том числе и планируемый выход США из договора о РСМД. О том, чего именно боятся и в чем подозревают друг друга Вашингтон и Москва и растет ли вероятность ядерной войны, «Сноб» поговорил с экспертом-международником, главой Российского совета по международным делам Андреем Кортуновым                         

Растет ли риск ядерной катастрофы? Снижается ли порог применения ядерного оружия? Именно об этом шла речь на встрече представителей государств «ядерной пятерки» — России, США, Великобритании, Франции и Китая, которая проходила 30 и 31 января в Пекине. На ней «исторические» обладатели ядерных арсеналов обсуждали ситуацию, сложившуюся в области глобальной безопасности, в том числе и планируемый выход США из договора о РСМД. О том, чего именно боятся и в чем подозревают друг друга Вашингтон и Москва и растет ли вероятность ядерной войны, «Сноб» поговорил с экспертом-международником, главой Российского совета по международным делам Андреем Кортуновым

Ɔ. На закончившейся недавно встрече стран «ядерной пятерки» в Пекине Россия и США вновь обсуждали вопрос о судьбе договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) и вновь не достигли взаимопонимания. США наметили курс на выход из договора. Что нам теперь ждать? Готовиться ли к гонке вооружений по ракетам меньшей и средней дальности наземного базирования, производство которых по условиям договора было запрещено?

Выход из договора не означает необходимость его немедленного нарушения. Полагаю, его отмена будет испытанием на сдержанность для России и США — поддадутся ли они искушению выйти за его рамки. Стоит сказать, что для России такое искушение окажется гораздо сильнее. У Америки в настоящее время нет технических возможностей немедленно наладить производство наземных ракет средней и меньшей дальности и тем более разместить их в Европе. Теоретически они могут построить установки для наземного базирования «Томагавков», но это потребует технической работы, а также сложных договоренностей со странами Европы, которые должны согласиться их принять. Притом что «Томагавки» морского базирования могут достать Россию со стороны и Балтийского, и Средиземного моря. У России же, судя по разным косвенным признакам, технологические наработки в этой области гораздо более продвинуты. И новые ракеты можно будет гораздо быстрее установить на действующие серийные носители — те же «Искандеры». Так что вопрос — хватит ли у нас выдержки не воспользоваться имеющимся преимуществом после того, как прекратит действие договор РСМД.

Ɔ. Если есть косвенные признаки, что мы технологически обгоняем американцев в этой ракетной области, то, вероятно, их анализировали и американцы. Какой же смысл в выходе США из РСМД? Стоит ли давать своему потенциальному противнику такой опасный пас?

Решения о выходе из договоров для США являются не столько военными, сколько политическими. Давайте вспомним, как США покидали договор по противоракетной обороне (ПРО). В 2001 году Джордж Буш-младший объявил, что не видит смысла в сохранении договора по ПРО в современных условиях, и после соблюдения необходимых формальностей США из него вышли. Но это не означало, что Америка немедленно бросилась строить противоракетные системы. Никаких наработок в этой области у американцев не было. И фактически несколько лет условия договора продолжали полностью выполняться, хотя юридически США из него вышли. Так что подобными решениями американское руководство просто развязывает себе руки на будущее и зарабатывает поддержку тех внутренних политических группировок, которые в принципе не любят любые ограничения американской силы, посылает определенный сигнал России и Китаю, но не предпринимает немедленных действий. Фактически даже сейчас действующие элементы ПРО в Румынии не являются полноценным нарушением договора по ПРО. Глобальной противоракетной обороны не создано, и не факт, что она появится в принципе.

Ɔ. Но все же для принятия таких шагов должен быть какой-то практический смысл в выходе США из РСМД? Вряд ли США делают это лишь для внутреннего чувства свободы?

Не могу исключать, что США рассматривают возможность разместить наземные ракеты дальностью около 5000 километров, то есть запрещенные договором РСМД, и нацелить их на Китай. Расчет тут следующий: Америка не исключает ситуации полномасштабного военного конфликта с Китаем, в котором Россия предпочтет сохранить нейтралитет. Однако если дело дойдет до применения ядерного оружия, то свои стратегические ракеты по китайским целям США смогут запустить только через Северный полюс. То есть они неминуемо должны будут пролететь над территорией России. Условно говоря, объяснить российскому руководству, что сейчас над вашей страной пролетят ракеты, но вы не беспокойтесь — это не по вам, будет очень сложно. Поскольку проверить это российские военные не смогут, Россия с большой вероятностью втянется в этот ядерный конфликт с непредсказуемыми последствиями для всех. При этом если разместить ракеты средней дальности на Аляске или Гавайских островах, то можно будет обойтись без трансполярного маршрута запуска.

Ɔ. Есть и другое мнение — что в любом американо-китайском конфликте для США гораздо важнее ракеты средней дальности морского и воздушного базирования, которые не регулируются РСМД. Поэтому китайский аргумент для выхода из РСМД, скорее, лукавство.

Отчасти я с этим согласен. С другой стороны, я могу сослаться на собственный разговор с советником президента США по вопросам безопасности Джоном Болтоном, который состоялся летом этого года. Если я правильно понял его намеки, то речь идет об экономических соображениях. Условно говоря, постройка дополнительного авианосца на случай конфликта с Китаем может обойтись дороже, чем вся программа размещения наземных ракет. Но в любом случае в выходе из РСМД больше демонстрации собственной жесткости со стороны Трампа и следования той политической философии, которая предполагает минимальную связанность любыми договоренностями.

Ɔ. «Ядерная пятерка» недавно закончила консультации в Пекине. Можно ли считать саму эту встречу признаком кризиса и попыткой в последний момент спасти хоть что-то из несущих опор контроля над ядерными вооружениями в мире?

Думаю, что саму по себе такую встречу назвать симптомом кризиса нельзя. Периодически такие переговоры проходят. Последний раз в таком формате страны встречались в 2016 году. Признаки кризиса — в другом. По идее, все подобные встречи — часть подготовки к большим обзорным конференциям по Договору о нераспространении ядерного оружия. Такая конференция должна пройти в 2020-м. Но уже сейчас ясно, что проходить она будет сложно. И при самом пессимистическом сценарии такие конференции больше уже не соберутся. Ведь для того, чтобы принципы нераспространения ядерного оружия сохранялись, страны должны выполнять определенные обязательства. Например, сокращать свои ядерные арсеналы, обеспечивать над ними контроль и сотрудничать в этом процессе. А сейчас мы действительно видим, как разваливается даже та система договоров, которая создавалась в предыдущие годы. Это ситуация неприятная, все понимают, что надо что-то делать, но при этом не хотят брать на себя дополнительные обязательства.

Ɔ. Опасность возобновления малоконтролируемой гонки ядерных вооружений стала действительно серьезной после прихода в Белый дом президента Дональда Трампа. Так что в 2020 году, когда в Америке состоятся новые выборы, что-то может измениться.

Теоретически это возможно. Действующий ныне договор по стратегическим ядерным вооружениям — СНВ 3 — должен быть продлен в 2021 году. Вполне возможно, что осенью 2020 года на президентских выборах победит демократический кандидат, который объявит, что политика Трампа была ошибочной, и предложит вернуться к политике сокращения арсеналов. Однако тут многое будет зависеть от того, насколько за это время Россия и США успеют выйти за рамки договора РСМД, который в ближайшее время может прекратить свое действие, то есть не займутся ли они массовым производством и размещением ядерных ракет средней и меньшей дальности. Так что, как видите, в этом уравнении слишком много неизвестных, включая и возможные действия других членов ядерного клуба — так что поводов для пессимизма довольно много.

Ɔ. В момент, когда судьба РСМД остается неопределенной и дальнейшие действия России и США непонятны, появилась новость о том, что Америка начала серийное производство ядерных боеголовок малой мощности, которые предполагается устанавливать на баллистических ракетах Trident. Дает ли появление в американском арсенале такого оружия поводы для серьезного беспокойства?

Да. На мой взгляд, это действительно не очень хорошее решение. Оно порождает примерно те же проблемы, которые старшее поколение может помнить по обсуждению опасности «нейтронной бомбы». Такие боеголовки стирают четкую грань между ядерным и неядерным оружием, а это снижает порог принятия решения о начале ядерной войны. Мощность таких боеголовок будет около пяти килотонн. Это примерно четверть бомбы, взорванной над Хиросимой. Разумеется, это много, но все же решиться запустить ее будет проще. При этом мы помним, как недавно американцы взрывали в Афганистане «матерь всех бомб» — мощную, но неядерную бомбу. То есть происходит увеличение мощности обычных зарядов и уменьшение ядерных. Ранее считалось, что применение ядерного оружия с его громадной разрушающей мощью означает последнее решение, грозящее гибелью всей мировой цивилизации. Но с зарядами малой мощности такое отношение к «ядерной кнопке» может исчезнуть. Сами американцы объясняют постановку на вооружение этих зарядов необходимостью дополнительной «ступеньки» на так называемой «лестнице эскалации». Они утверждают, что, условно говоря, Россия может решиться на достаточно опасные авантюры в Европе, будучи уверенной, что США не начнет глобальную ядерную войну. Однако теперь русские будут знать, что у Америки есть малые ядерные заряды, которыми она может ударить без риска для планеты. То же относится и к Китаю. Но такая логика ущербна, ведь эти боезаряды ставятся на баллистические ракеты Trident. И в случае их применения Россия сможет отследить это только как запуск Trident — без точного представления о том, насколько мощная боеголовка на ней стоит. Соответственно, риск ответа на эти действия Америки глобальным ядерным ударом лишь увеличивается. Так что в целом мир становится менее безопасным.

Источник: СНОБ

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся