Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Войтоловский

Директор ИМЭМО РАН, член-корреспондент РАН, доктор политических наук, профессор РАН, член РСМД

Встречи госсекретаря США Майка Помпео с Сергеем Лавровым и Владимиром Путиным в Сочи – признак того, что американо-российский диалог заметно оживился. В конце прошлого года реализация договоренностей, достигнутых президентами Путиным и Трампом в Хельсинки, оказалась практически невозможной, поскольку не только большая часть демократов, но и многие республиканцы считали любой контакт с Россией предосудительным и вызывающим подозрения. Даже сейчас, после публикации доклада Мюллера, доказавшего отсутствие предвыборного сговора Трампа и Кремля в 2016 году, многие представители политической элиты США по-прежнему смотрят на Россию сквозь призму паранойи. Тем не менее недавний визит в Москву Фионы Хилл (спецпомощника Трампа по России и Европе), а теперь и визит Помпео говорят о том, что Вашингтон заинтересован в возобновлении прагматичного диалога с Москвой.

Встречи госсекретаря США Майка Помпео с Сергеем Лавровым и Владимиром Путиным в Сочи – признак того, что американо-российский диалог заметно оживился. В конце прошлого года реализация договоренностей, достигнутых президентами Путиным и Трампом в Хельсинки, оказалась практически невозможной, поскольку не только большая часть демократов, но и многие республиканцы считали любой контакт с Россией предосудительным и вызывающим подозрения. Даже сейчас, после публикации доклада Мюллера, доказавшего отсутствие предвыборного сговора Трампа и Кремля в 2016 году, многие представители политической элиты США по-прежнему смотрят на Россию сквозь призму паранойи. Тем не менее недавний визит в Москву Фионы Хилл (спецпомощника Трампа по России и Европе), а теперь и визит Помпео говорят о том, что Вашингтон заинтересован в возобновлении прагматичного диалога с Москвой.

Однако дипломатических прорывов ждать пока не приходится. Маленькое окно возможностей для обсуждения общих рисков и озабоченностей открылось ненадолго. В Соединенных Штатах фактически уже началась президентская кампания. Трамп не будет договариваться с Россией о чем-то серьезном, если это не добавит ему предвыборных очков. А Москва едва ли пойдет на существенные уступки по тем темам, которые окружение Трампа считает приоритетными: усиление давления на Иран, ситуация в Венесуэле и Сирии. По некоторым другим вопросам возможны конфиденциальные договоренности, но реализация их будет зависеть от общих политических тенденций и позиций третьих стран. Трамп не сможет «продать» эти договоренности избирателям так, чтобы при этом оппоненты не обвинили его в предательстве национальных интересов США. Кроме того, почти отсутствуют условия для компромиссов по проблемам, представляющим общий интерес, – нераспространение ядерного оружия, ситуация в Афганистане и международный терроризм.

Конфронтация воспринимается элитами обеих стран как системное и долгосрочное явление. США продолжают финансово-экономически давить на Россию – под ударом целые сектора экономики, ведущие компании, влиятельные бизнесмены. Вашингтон требует от союзников, чтобы они также сокращали торговое, финансовое и инвестиционное сотрудничество с Россией. Конфронтационный вектор политики Вашингтона получил прочное доктринальное обоснование: Россия названа оппонентом и противником в нескольких американских стратегических документах, а также в ряде документов Пентагона и НАТО.

Китай также назван в этих документах противником Соединенных Штатов. Но конфронтация с Москвой для Вашингтона гораздо удобнее, чем с Пекином, поскольку она не только привычный противник, но и выглядит более грозно. Хотя российский оборонный бюджет в три раза меньше китайского, ракетно-ядерный потенциал Москвы сопоставим с американским, а потенциал КНР – нет. Кроме того, Москва продемонстрировала, что может действовать очень решительно, в том числе и проводя военные операции вдали от своих границ, Китай же этим похвастаться не может. Конфронтация с Россией чревата рисками в сфере безопасности, но обе стороны, несмотря на рост военно-политической напряженности, понимают масштабы возможных последствий даже локального силового столкновения. Поэтому, хотя в Сирии уже несколько раз возникали ситуации, чреватые эскалацией, Москва и Вашингтон купировали эти проблемы.

Борьба против «российской угрозы» всегда выгодна кому-то в Соединенных Штатах: одним она приносит деньги, другим (а зачастую это те же лица) – укрепление политических позиций и влияния, открывает карьерные возможности. Все это находит спрос в американском истеблишменте. И рождает соответствующее предложение. Но это не значит, что нет сфер, где Вашингтон и Москва могут находить компромиссы. Повестка разговора Помпео с министром иностранных дел и президентом России показывает, что таких тем немало. Но, пожалуй, единственным вопросом, по которому могут быть достигнуты реальные договоренности, остается продление Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Его действие заканчивается в феврале 2021 года, а решение должно быть принято до конца 2020-го. Вероятно, эта тема станет одной из ключевых для встречи президентов России и США в Осаке, на полях саммита G20, если таковая действительно состоится.

Источник: Профиль

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся