Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 3)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Руденко

Заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации, член Президиума РСМД

Россия всегда следовала курсом на продвижение заинтересованного прагматичного взаимодействия с Азией. Это направление и сейчас остается приоритетным, развивается по восходящей. Создававшаяся в течение многих лет ткань сотрудничества с регионом еще более уплотняется.

На фоне нынешней геополитической турбулентности фиксируем возрастающую интенсивность запросов от азиатских партнеров на углубление кооперации по целому спектру областей, включая такие актуальные и острые проблемы, как энергетическая и продовольственная безопасность. Не можем на них не отвечать. При этом стремимся к максимальному сопряжению потенциалов всех региональных объединений и механизмов с нашим участием, будь то Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), диалоговое партнерство с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Восточноазиатский саммит (ВАС), форум "Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество" (АТЭС) или Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Где возможно, работаем на укрепление связей с Евразийским экономическим союзом с прицелом на реализацию стратегической задачи формирования широкого партнерства в Большой Евразии.

Эффективным инструментом развития деловых контактов России служит Восточный экономический форум (ВЭФ). Мероприятия ВЭФ в сентябре прошлого года собрали в общей сложности более семи тысяч ведущих представителей официальных, экспертных и бизнес-кругов 68 стран АТР и других регионов мира. По итогам подписано 296 коммерческих соглашений и меморандумов о намерениях на сумму 3,27 трлн руб. (свыше $51 млрд), предусматривающих в числе прочего реализацию крупных проектов
в областях инфраструктуры, транспорта, разработки полезных ископаемых, строительства, промышленности и сельского хозяйства. Очередная встреча на этой площадке запланирована на 5-8 сентября этого года.

Отдельно остановлюсь на ШОС. Это динамично развивающееся межгосударственное объединение нового типа, эффективно адаптирующееся к происходящим в мире изменениям. По инициативе России в организации начат процесс переосмысления ее роли и путей дальнейшей эволюции. Имеется общее понимание необходимости совершенствования функционирующих в ее рамках механизмов. Гармоничное подключение к этим усилиям новых игроков – а их в последнее время становится все больше (помимо восьми государств-членов в шосовской "семье" – четыре наблюдателя и девять партнеров по диалогу) – несомненно, отвечает российским интересам. Открываются более широкие горизонты для развития трансрегиональной взаимосвязанности и сотрудничества в различных сферах.

Еще один фокус нашей работы – отношения с АСЕАН, насчитывающие уже свыше трех десятилетий. В этом году мы отмечаем пятилетний юбилей выхода двусторонних связей на уровень стратегического партнерства. Несмотря на геополитическую турбулентность и западный прессинг, не только не снижается интенсивность наших контактов, но и закладываются новые направления и формы прикладной кооперации.

Курирующий азиатское направление замглавы МИД РФ Андрей Руденко в интервью по случаю Дня дипломатического работника рассказал "Интерфаксу" о нарастающем интересе стран Азии к сотрудничеству с Россией, сложностях в работе российской дипмиссии в Пхеньяне, а также выразил сожаление в связи с курсом нынешнего японского правительства.

- В нынешних геополитических условиях азиатское направление - одно из ключевых с точки зрения построения внешнеполитических и внешнеэкономических связей России. Какие новые задачи появляются в связи с этим у МИД? Идет ли речь об увеличении дипломатического присутствия в этих странах, о расширении или открытии новых посольств и консульств?

- Россия всегда следовала курсом на продвижение заинтересованного прагматичного взаимодействия с Азией. Это направление и сейчас остается приоритетным, развивается по восходящей. Создававшаяся в течение многих лет ткань сотрудничества с регионом еще более уплотняется.

На фоне нынешней геополитической турбулентности фиксируем возрастающую интенсивность запросов от азиатских партнеров на углубление кооперации по целому спектру областей, включая такие актуальные и острые проблемы, как энергетическая и продовольственная безопасность. Не можем на них не отвечать. При этом стремимся к максимальному сопряжению потенциалов всех региональных объединений и механизмов с нашим участием, будь то Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), диалоговое партнерство с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Восточноазиатский саммит (ВАС), форум "Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество" (АТЭС) или Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Где возможно, работаем на укрепление связей с Евразийским экономическим союзом с прицелом на реализацию стратегической задачи формирования широкого партнерства в Большой Евразии.

Эффективным инструментом развития деловых контактов России служит Восточный экономический форум (ВЭФ). Мероприятия ВЭФ в сентябре прошлого года собрали в общей сложности более семи тысяч ведущих представителей официальных, экспертных и бизнес-кругов 68 стран АТР и других регионов мира. По итогам подписано 296 коммерческих соглашений и меморандумов о намерениях на сумму 3,27 трлн руб. (свыше $51 млрд), предусматривающих в числе прочего реализацию крупных проектов
в областях инфраструктуры, транспорта, разработки полезных ископаемых, строительства, промышленности и сельского хозяйства. Очередная встреча на этой площадке запланирована на 5-8 сентября этого года.

Отдельно остановлюсь на ШОС. Это динамично развивающееся межгосударственное объединение нового типа, эффективно адаптирующееся к происходящим в мире изменениям. По инициативе России в организации начат процесс переосмысления ее роли и путей дальнейшей эволюции. Имеется общее понимание необходимости совершенствования функционирующих в ее рамках механизмов. Гармоничное подключение к этим усилиям новых игроков – а их в последнее время становится все больше (помимо восьми государств-членов в шосовской "семье" – четыре наблюдателя и девять партнеров по диалогу) – несомненно, отвечает российским интересам. Открываются более широкие горизонты для развития трансрегиональной взаимосвязанности и сотрудничества в различных сферах.

Еще один фокус нашей работы – отношения с АСЕАН, насчитывающие уже свыше трех десятилетий. В этом году мы отмечаем пятилетний юбилей выхода двусторонних связей на уровень стратегического партнерства. Несмотря на геополитическую турбулентность и западный прессинг, не только не снижается интенсивность наших контактов, но и закладываются новые направления и формы прикладной кооперации.

Интерес к налаживанию прагматичного взаимодействия с Россией подтверждается и приглашением нашей страны в качестве партнера по диалогу в Ассоциацию регионального сотрудничества прибрежных стран Индийского океана (АРСИО). С 2021 года активно работаем по ее повестке дня. В режиме открытой дискуссии охотно делимся с государствами-участниками АРСИО нашим опытом в различных сферах, включая синюю экономику, использование водных биоресурсов, морскую безопасность, чрезвычайное реагирование, образование. Расширяем культурные, туристические и академические обмены.

Мы, конечно, не можем не учитывать деструктивную деятельность в АТР внешних западных сил. Видим попытки разрушить каркас асеаноцентричной архитектуры, вокруг которой в этой части света выстраивается многосторонняя кооперация. Вместо нее предлагаются узкогрупповые, блоковые схемы сдерживания и противодействия, ставящие все страны в жесткое подчинение одному заокеанскому полюсу. К сожалению, некоторые государства региона, являющиеся союзниками США, похоже,
не прочь поддаться такому тренду и активно вливаются в данный процесс, невзирая на вполне очевидные последствия фрагментации единого пространства безопасности в АТР.

При этом подавляющее большинство стран АТР продолжают работать в русле внеблоковой созидательной философии, как и прежде ориентированы на соразвитие и сохраняют настрой на наращивание взаимовыгодного сотрудничества с нашей страной. Это именно та надежная "страховочная сетка", которая позволяет России строить прочные отношения на долгосрочную перспективу.

- Видим ли мы со стороны азиатских партнеров готовность содействовать развитию нашей технологической отрасли, вносить в нее вклад, в том числе через локализацию своих производств на территории России?

- Активно работаем по научно-техническому досье со всеми ключевыми партнерами в Азии. Бизнес из дружественных государств с Востока проявляет повышенный интерес к открывающимся на российском рынке возможностям, стремясь заполнить ниши, образовавшиеся после ухода некоторых западных корпораций.

На 14 февраля по линии российско-асеановского диалогового партнерства запланирована первая встреча министров по науке, технологиям и инновациям. Будут подведены итоги Года научно-технического сотрудничества Россия-АСЕАН (стартовал в феврале 2022 года), в рамках программы которого было реализовано более полусотни различных инициатив.

- Россия значительно нарастила поставки углеводородов, в первую очередь нефти, в Китай и Индию. Есть ли предпосылки для дальнейшего роста объемов, проявили ли интерес к закупкам в целом и к наращиванию поставок наших энергоносителей какие-либо другие страны? Ведется ли обсуждение вопроса расширения инфраструктуры для доставки российских энергоносителей в азиатские страны?

- Россия наряду с Саудовской Аравией занимает лидирующие позиции по поставкам нефти в Китай. Объемы растут год от года, имеется большой потенциал для их дальнейшего увеличения. Хорошая динамика наблюдается и с Индией.

Параллельно продолжается наращивание экспорта природного газа по трубопроводу "Сила Сибири", существенно возросли поставки СПГ с проектов на полуострове Ямал, участниками которых являются китайские компании. Прорабатываются новые маршруты поставок голубого топлива в КНР.

К закупкам российских углеводородов проявляют интерес и многие другие государства Азиатско-Тихоокеанского региона, включая таких крупных игроков, как Индонезия. Плотные переговоры идут по линии отечественных компаний-экспортеров данного вида продукции.

- Россия и Иран недавно договорились о создании альтернативной SWIFT системы обмена финансовой информацией. Планируется ли распространить эту практику на другие страны региона? Насколько за минувший год возросла доля взаимных расчетов в национальных валютах с азиатскими странами?

- Взаимодействие с Ираном по линии центральных банков и кредитных учреждений активно развивается. В конце января "на бумаге" закреплено создание прямого канала связи между российскими и иранскими банками через синхронизацию национальных систем передачи финсообщений (СПФС и СЕПАМ).

Продолжим работать с Ираном, стимулируя торговые операции в национальных валютах. В 2021 году доля расчетов в них превысила 60%. Эта позитивная тенденция сохранилась и в прошлом году.

Системно подходим к вопросу наращивания количества сделок в национальных валютах и с другими заинтересованными партнерами.

По последним данным Банка России, за 9 месяцев 2022 года в результате переориентации торговых потоков на азиатское направление и изменения денежной единицы операций по контрактам, прежде всего с компаниями из Китая, "вес" рубля в российском внешнеторговом обороте возрос с 12,3 до 32,4%, а китайского юаня – с 0,4 до 14%.

Важным шагом в этом направлении стала и принятая в прошлом году Дорожная карта ШОС по увеличению доли национальных валют во взаимных расчетах, призванная способствовать укреплению финансовой стабильности государств-членов и снижению зависимости их экономик от внешних факторов.

- Ведется ли обсуждение с северокорейскими властями трудностей, с которыми сталкивается наше посольство в Пхеньяне в связи с введенными в КНДР жесткими антиковидными ограничениями? Есть ли какие-то позитивные сдвиги по этому вопросу? Нет ли угрозы продолжению работы нашей дипмиссии, если ситуация не изменится? Продолжает ли Россия в этих условиях оказывать Северной Корее гуманитарную помощь?

- Российско-северокорейские политические отношения сегодня находятся на подъеме. В условиях нынешней сложной международной обстановки наши страны выступают с близких позиций по ключевым вопросам глобальной и региональной повестки. Высоко ценим твердую поддержку правительством КНДР наших подходов к ситуации вокруг Украины, включая солидарное голосование в ООН и других международных организациях.

Действительно, последние три года российские дипломаты в Пхеньяне испытывают трудности, связанные с сохраняющимися жесткими антиковидными ограничениями, введенными властями КНДР в феврале 2020 года. Данные меры, в частности, предусматривают полное закрытие границ страны на въезд, а также прекращение регулярного транспортного сообщения с соседними государствами, включая Россию. С пониманием относясь к усилиям северокорейской стороны по предотвращению экспансии нового коронавируса, одновременно ставим вопрос о необходимости обеспечения ротации персонала нашего диппредставительства. Рассчитываем, что решение будет найдено. А пока наши коллеги несут дипломатическую вахту в Пхеньяне, демонстрируя лучшие качества отечественных дипломатов – высокий профессионализм, стойкость и выдержку.

Что касается гуманитарной помощи, то Российская Федерация неоднократно поставляла ее КНДР как на двусторонней основе, так и по линии Всемирной продовольственной организации, оказывая поддержку дружественному корейскому народу в преодолении последствий неурожаев и стихийных бедствий. Готовы продолжать гумсодействие в случае встречной заинтересованности.

- Рассматриваем ли мы как угрозу нашей безопасности планы Японии в ближайшие годы резко нарастить расходы на оборону? Потребует ли это ответных мер с российской стороны, в том числе военно-технического характера?

- Начавшийся процесс ремилитаризации Японии вызывает серьезную озабоченность. Об этом, в частности, подробно говорил министр иностранных дел Сергей Лавров 18 января в ходе ежегодной пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2022 году.

Администрация Фумио Кисиды, судя по всему, взяла курс на демонтаж пацифистских положений Конституции, активное наращивание военного бюджета и задействование методов давления, в том числе силового, в навязывании своих подходов к глобальным и региональным вопросам. Подтверждением служат заявления как самого японского премьера, так и представителей его правительства на международных площадках, включая трибуну ООН. В такой риторике слышим открытый призыв к пересмотру основ существующего послевоенного миропорядка. В этой связи публично и по дипломатическим каналам постоянно предупреждаем Токио о необходимости строго соблюдать Устав Организации Объединенных Наций, положения которого целиком опираются на итоги Второй мировой войны. Будем продолжать добиваться их признания японской стороной в полном объеме.

- В свое время Москва и Токио разработали масштабную программу торгово-экономического сотрудничества. Что сейчас от нее осталось?

- Действительно, в мае 2020 года президент Российской Федерации Владимир Путин и бывший в то время премьер-министром Японии Синдзо Абэ договорились разработать дорожную карту по активизации российско-японского торгово-инвестиционного сотрудничества. Этот документ должен был включать комплекс практических шагов и конкретных задач для правительств и деловых кругов двух стран. Его реализация позволила бы не только преодолеть возникший в результате пандемии застой в двусторонних обменах, но и вывести их на новый уровень.

Министерство экономического развития Российской Федерации провело совместно с японской стороной масштабную работу, и мы уже были готовы выйти на подписание этой договоренности.

К сожалению, пришедшая к власти в 2021 году администрация Фумио Кисиды выбрала курс на демонтаж накопленного двумя странами позитива в торгово-экономической сфере. А с началом специальной военной операции на Украине вообще сделала японские компании, по сути, заложниками своей антироссийской политики. За последний год Япония ввела против России 17 пакетов персональных и секторальных санкций, дезавуировала предложенный в свое время Синдзо Абэ "План сотрудничества из восьми пунктов". Естественно, в таких условиях и проект дорожной карты утратил свою актуальность.

- Сохранил ли японский бизнес в какой-то степени свое присутствие в России?

- Этот вопрос относится в большей степени к компетенции экономического блока – Минэкономразвития, Минпромторга и Минэнерго России.

Знаем, что из-за прямого и косвенного воздействия антироссийских санкций, беспрецедентного политического и психологического давления со стороны властей Японии ряд крупных японских компаний приостановили деятельность в нашей стране или полностью ушли с рынка. Освободившиеся экономические ниши уже занимают отечественные и зарубежные предприниматели. Некоторые японские бизнесмены продают активы своим российским партнерам, видимо, с прицелом через какое-то время вновь вернуться в Россию.

Тем не менее, по нашим оценкам, значительное число фирм из Японии старается адаптироваться к новым условиям и продолжает работу. Характерный пример – японские участники нефтегазовых проектов в Сахалинской области.

Хотел бы отметить, что политически заангажированные необдуманные действия администрации Фумио Кисиды серьезно подорвали репутацию Токио как надежного и перспективного делового партнера. Но двери для желающих сотрудничать инвесторов из Страны восходящего солнца остаются открытыми.



Источник: Interfax

Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 3)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся