Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Анастасия Борик

Латиноамериканист, колумнист-эксперт журнала Brasil.ru, эксперт РСМД

Колонка: Заокеанский ветер. Новости Латинской Америки

23 июня 2016 г. на Кубе в присутствии целого ряда крупных латиноамериканских и мировых политиков президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос пожал руку лидеру Революционных вооруженных сил Колумбии (РВСК, FARC) Родриго Лондоньо (он же Тимолеон Хименес, или «Тимошенко»). Повод для крепкого рукопожатия двух ранее непримиримых врагов более чем весомый — стороны, наконец, подписали соглашение о взаимном прекращении огня и сложении оружия, которое ранее оставалось одним из самых проблемных пунктов в повестке переговоров.

 

Когда СМИ сообщают, что правительство Колумбии и РВСК подписали мирный договор, они вводят читателей в заблуждение. Напомним, что мирный договор еще в процессе обсуждения (пункты, которые согласовывают правительство и повстанцы), а 23 июня 2016 г. представители враждующих сторон подписали именно соглашение об окончательном взаимном прекращении огня и сложении оружия. Хотя это соглашение – самый значимый шаг на пути к подписанию окончательного мирного договора, остаются несогласованными некоторые другие вопросы повестки, поэтому пока говорить о мире несколько преждевременно.

 

Фото: EPA/LUIS EDUARDO NORIEGA

 

Впрочем, недооценивать подписанные в Гаване бумаги тоже нельзя. Герилья (члены РВСК) не только согласилась прекратить боевые действия, но и сдать все оружие (этот процесс будет проходить под строгим контролем ООН и осуществляться в несколько этапов в течение более чем полугода). Для правительства Колумбии и лично президента Х. М. Сантоса это большой успех, поскольку с момента начала переговоров с повстанцами в 2012 г. режим прекращения огня был неустойчивым и по сути добровольным, что позволяло герилье нарушать его и атаковать колумбийских военных. От этого страдал прежде всего имидж Х. М. Сантоса как миротворца, одновременно снижалась и поддержка мирного процесса среди населения. Формализованное и подконтрольное ООН прекращение огня вывело мирный процесс на финишную прямую, а подписание документа в присутствии важнейших политиков региона, включая Рауля Кастро, Мишель Бачелет, Николаса Мадуро, Энрике Пенья Ньето, а также Генсека ООН Пан Ги Муна должно придать режиму дополнительную прочность и жизнеспособность.

 

Президент Х. М. Сантос обещает подписать договор о мире, который положит конец «главному конфликту Латинской Америки», уже в двадцатых числах июля, хотя подобные заявления кажутся сейчас излишне оптимистичными. И дело здесь не только в том, что предстоит еще многое обсудить. Не меньшей проблемой для мирного процесса стала оппозиция, в которой главную скрипку традиционно играют «урибисты». Сторонники бывшего президента-ястреба Альваро Урибе неизменно критикуют Х. М. Сантоса и его правительство за излишне мягкий подход к ведению переговоров с повстанцами (по правде говоря, они вообще предпочли бы переговоров с герильей не вести).

 

Не остаются в стороне и многочисленные правозащитные организации, которые занимаются делами жертв конфликта. Им и их подопечным сложно представить, что вчерашние убийцы, разбойники и наркоторговцы, наперевес с автоматами наводившие ужас на целые села и деревни, внезапно окажутся амнистированными и смогут даже оказаться частью легального политического процесса. Учитывая, что самый вероятный вариант апробации договора между РВСК и правительством – это всенародный референдум (об этом тоже договорились 23 июня, хотя раньше РВСК настаивали на созыве специальной Национальной ассамблеи), кабинету Х. М. Сантоса необходимо серьезно поработать с общественным мнением. Разумеется, все хотят мира, но вопрос о цене мира пока открыт. В этом свете представляется, что именно примирение сторон в широком смысле – как общенациональный консенсус и осознание необходимости принести в жертву интересы отдельных групп во имя мирного неба – может стать главным препятствием для движения к миру.

 

На церемонии подписания Х. М. Сантос подарил «Тимошенко» ручку в виде патрона от ружья, пояснив, что это должна быть последняя пуля в конфликте, а дальнейшая борьба должна проходить совсем в иной плоскости. Хорошо бы это было так, но может ли символом мира быть снаряд? Ответ мы узнаем в следующей серии этого затянувшегося латиноамериканского сериала под названием «колумбийский внутренний вооруженный конфликт».

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся