Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Анастасия Борик

Латиноамериканист, колумнист-эксперт журнала Brasil.ru, эксперт РСМД

Колонка: Заокеанский ветер. Новости Латинской Америки

24 августа в Гаване четырехлетний переговорный процесс между колумбийским правительством и герильей РВСК завершился подписанием Всеобъемлющего мирного договора, который должен положить конец самому длительному вооруженному конфликту в Южной Америке. Стороны пожали друг другу руки и поставили свои подписи под по-настоящему историческим документом. Означает ли это, что кровавый затянувшийся конфликт завершен? Разумеется, нет. Можно ли недооценивать подписанный документ? Разумеется, нет.

В чем сила, брат

Годы согласований, кропотливой работы, осторожного оптимизма и эпизодических попыток сорвать переговоры. Миллионы погибших нервных клеток инициировавшего мирный процесс президента Хуана Мануэля Сантоса. Уверенность правящей элиты в правильности своих действий даже на фоне падающего рейтинга Х.М. Сантоса и растущего разочарования в мирном процессе. Все это вознаградилось сполна: у Колумбии, наконец, есть шанс вырваться из плена внутреннего конфликта благодаря согласованному почти 300-страничному договору между РВСК (FARC) и правительством Республики. Документ этот имеет как минимум две сильные позитивные черты.

 

 

REUTERS/John Vizcaino
Боец 51-го фронта ФАРК

 

Во-первых, его комплексность. Он охватывает шесть направлений: полномасштабную аграрную реформу, политическое участие и включение герильи в легальный политический процесс, прекращение боевых действий и сложение оружия, борьбу с производством и распространением наркотиков, определение категории жертв конфликта и их положения, комплекс мер по верификации и выполнению достигнутых договоренностей. Иными словами, в Договоре нашли отражение все принципиально значимые для обеих сторон вопросы. При этом надо понимать, что одни положения важнее для РВСК, а другие – для правительства. Но выполнение одних невозможно без выполнения других, и эта взаимосвязь имеет большое значение.

 

Во-вторых, он оставляет значительное пространство для маневра обеим сторонам, что необходимо для дальнейшего продвижения и воплощения в жизнь достигнутых договоренностей. Речь не о том, как можно будет увиливать от обязанностей по договору. Наоборот, речь об удачной и компромиссной формулировке многих положений, которые каждая делегация может считать своей победой. Например, некоторое время высказывалась серьезная критика включения РВСК в политическую жизнь посредством предоставления им мест в парламенте, что всегда было отдельным требованием герильи. В итоге была найдена компромиссная формула: в ближайшие две легислатуры РВСК будут иметь гарантированные пять мест в верхней и нижней палатах, однако они предназначаются исключительно для последующего обсуждения мирного процесса и законодательных инициатив в его рамках. В дальнейшем политическая партия на основе нынешних революционных войск должна будет сама пробивать себе путь на политическом поприще.

Политические овраги

Между тем даже самые продуманные и вымученные документы всегда сталкиваются с реалиями политического процесса, не всегда благоприятными. Более того, в сами механизмы договоров зачастую могут быть заложены бомбы замедленного действия, ведь, как известно, гладко было на бумаге. Именно это надо учитывать, прежде чем говорить о завершении конфликта в Колумбии.

 

Первая сложность: механизм апробации заключенных соглашений. В Гаване их подписали главы делегаций, в сентябре ожидается торжественное подписание президентом и главой РВСК в присутствии зарубежных лидеров, включая короля Испании. Затем мирный договор будет вынесен на всенародный референдум, который состоится 2-го октября 2016 г. В ходе переговоров такой вариант апробации считался очком в пользу правительственной делегации, поскольку фарковцы настаивали на ином механизме. Уже сейчас очевидно, насколько это неоднозначная победа: кампания против одобрения, возглавляемая бывшим президентом Альваро Урибе, постепенно набирает обороты. Хотя она не может сравниться с кампанией «за», на которую брошена вся мощь государственной машины, существуют опасения, что сторонников «нет» будет немало в наименее затронутых конфликтах регионах, в особенности, в крупных городах. А это значимая часть населения Колумбии.

 

Вторая сложность связана с некоторыми наиболее спорными положениями мирного договора. Компромисс, к сожалению, отнюдь не означает, что итоговый вид документа удовлетворяет требования всех участников конфликта. Наиболее проблемной считается часть, касающаяся суда и наказания членов герильи, повинных в разной степени тяжести преступлениях. Процедура эта довольно запутанная, включающая создание Специального трибунала, стоящего выше всех остальных судебных инстанций Колумбии. В состав Трибунала будут включены иностранцы, а его решения, как предполагают некоторые эксперты, могут носить «конвейерный» характер. Однако дело даже не в самом Трибунале, а в том, кто его точно избежит: высшее руководство РВСК фактически выторговало себе безопасность, заполучив к тому же неплохие перспективы в легальном политическом пространстве. Такая ситуация не может не вызывать негодование среди значительной части населения, в особенности среди непосредственных жертв конфликта и их родных. Для многих колумбийцев Договор не привносит справедливость, а наоборот, оставляет ощущение безнаказанности тех, кто самым прямым образом связан с наиболее кровавыми страницами истории страны.

Еще пара ложек дегтя

Помимо упомянутых основных проблем с мирным договором существует и ряд сложностей, которые напрямую не связаны с «гаванским процессом» и подписанным соглашением. В частности, пока не ясно, хватит ли руководству РВСК влияния и веса, чтобы убедить все входящие в герилью части начать выполнять положения Договора. В этом отношении показателен случай, о котором я писала в июле, когда соглашение о прекращении огня не поддержал один из «фронтов» герильи.

 

Кроме того, нельзя забывать, что мир в Колумбии и мир с РВСК не имеют между собой знака равенства. РВСК – действительно крупнейшая организация, терроризирующая страну на протяжении более полувека. Но не единственная. В стране по-прежнему действуют и пока явно не планируют менять свою деятельность на легальную такие группировки, как «Армия национального освобождения», «Народная армия освобождения» и «Клан дель Гольфо» (ELN, EPL, El Clan del Golfo). Причем это все не считая более мелких организаций. Ждать от них «голубей мира» правительству Сантоса не приходится.

 

Резюмируя, подчеркну, что подписанное под бдительными взглядами стран-гарантов Соглашение, безусловно, можно и даже нужно назвать историческим. Однако историю еще предстоит сотворить и сделать реальностью, для чего колумбийцам потребуется немало усилий и очень много терпения.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся