Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Анастасия Борик

Латиноамериканист, колумнист-эксперт журнала Brasil.ru, эксперт РСМД

Колонка: Заокеанский ветер. Новости Латинской Америки

В Латино-Карибской Америке 2016 год запомнят как непростой и полный сюрпризов. Самый темпераментный регион планеты пережил за год целую маленькую жизнь: и импичмент Дилмы Руссефф, и дважды мир в Колумбии, и смерть Фиделя Кастро, и глубочайший политический кризис в Венесуэле, и избрание президентом США практически врага латиноамериканцев Дональда Трампа. Подведем небольшой итог 2016 г. и посмотрим, какие тренды задавали тон в уходящем году. 

 

В этом первом из цикла завершающих год текстов я рассмотрю тренд, который представляется системообразующим в регионе на конец 2016 г., а, именно, кризис «левых» или социалистических идей, влекущий за собой «правый поворот» в Латино-Карибской Америке.

 

В середине 2000-х гг. в политической науке много говорили о «левом повороте» в Латинской Америке: этот не вполне определенный термин фигурировал в публикациях и выступлениях, занимал умы не только латиноамериканистов, но и других специалистов в сфере международных отношений и мировой политики. Он характеризовал массовое «увлечение» стран региона левыми идеями, которое нашло свое выражение в электоральных успехах левых сил в самых разных странах Латино-Карибской Америки: Венесуэла, Боливия, Чили, Бразилия, Аргентина, Эквадор и др. Левые правительства и президенты задавали тон на региональном уровне, а их внутриполитические начинания казались весьма многообещающими.

 

REUTERS/Marcos Brindicci

Демонстрация против К.Киршнер, Буэнос-Айрес, 19 апреля 2016 г.

 

Однако некоторое время назад ситуация начала меняться. 2016 год дополнил картину ярчайшими примерами — это Аргентина и Гватемала, где к власти пришли «правые президенты», Перу, где на выборах одержал победу Педро Пабло Кучински, и отчасти Бразилия (хотя в последней ситуация неоднозначная). Среди более ранних казусов, которые когда-то можно было принять за отдельные выбивающиеся случаи, не составляющие тренд — Гондурас, Парагвай и даже Чили (периода президентства Себастьяна Пинейры). В «правый поворот» вписываются и события в традиционно левых государствах, таких как Венесуэла или Боливия. Кейс Венесуэлы особенно показателен, поскольку именно там конфликт «правый-левый» имеет ярко выраженную и открыто конфронтационную форму. Очевидно, что если бы не контроль «чавистов» над избирательными процедурами и институтами, Николас Мадуро уже был бы отозван посредством референдума, а на его место, скорее всего, пришел бы правый политик, хотя бы потому что в венесуэльской оппозиции маловато «левых», да и сами социалистические идеи уже порядком надоели венесуэльским гражданам, загнанным собственным правительством в глубочайший экономический и продовольственный кризис.

 

Представляется, что в перспективе даже такие оплоты социалистических и коммунистических идей могут качнуться вправо, причем необязательно это произойдет в рамках легального электорального процесса, хотя он, безусловно, имеет значение и сулит большие перспективы «правым» в наступающем 2017 году. В следующем году нас ждут президентские выборы в таких интересных и непредсказуемых странах как Чили и Эквадор, где у власти «левые» президенты, но удастся ли им сохранить власть или 2017 год подтвердит справедливость термина «правый поворот» в Латинской Америке?

 

Кризис «левых» идей в ЛКА системный, его было бы несправедливо увязывать только с приходом «правых» к власти в тех или иных государствах региона. Одновременно на глазах рассыпаются казавшиеся некогда перспективными общерегиональные интеграционные проекты «левого» толка. Яркий тому пример — ALBA (Alianza Bolivariana para los Pueblos de Nuestra América), объединивший в 2004 г. страны с социалистическими и лево-националистическими режимами. АЛБА — детище У. Чавеса, Ф. Кастро и неприлично высоких цен на энергоресурсы, позволявших амбициозному лидеру венесуэльской боливарианской революции спонсировать практически любые начинания. Смерть Уго Чавеса в 2013 г. нанесла первый удар по альянсу, затем был кризис на энергетических рынках, а 2016 г. добил АЛБА грандиозным политическим коллапсом в Венесуэле и смертью Фиделя Кастро. Можно оспаривать роль Ф. Кастро в АЛБА, но, согласитесь, любой организации трудновато существовать и развиваться, оставшись сначала без основного спонсора,  а затем еще и без главного идеолога и символа. Кроме того, таким организациям становится все сложнее конкурировать с «правыми» региональными инициативами — например, с Тихоокеанским Альянсом (Мексика, Колумбия, Чили, Перу).

 

Итого, «правые» в 2016 г. заняли новые высоты и укрепили свои позиции на уже завоеванных территориях. Судя по их активности, они пока не планируют никуда уходить, более того, готовы экспортировать свой успех. Как мы помним, в период «левого поворота» страны с социалистическими правительствами очень успешно дружили против остального региона, имея за спиной население крупнейших держав ЛКА. Сейчас эти крупнейшие державы находятся в руках «правых», и у них нет причин, чтобы не воспользоваться этим шансом для установления партнерства и продвижения своего идеологического видения на всем пространстве Латино-Карибской Америки.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся