Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Анастасия Борик

Латиноамериканист, колумнист-эксперт журнала Brasil.ru, эксперт РСМД

Колонка: Заокеанский ветер. Новости Латинской Америки

Продолжаем подводить итоги 2016 г. в Латино-Карибской Америке, определяя тренды и ситуации, формировавшие политику в регионе. На этот раз речь пойдет о радикально неожиданных случаях, которые не только убеждают нас, что в латиноамериканской политике все возможно, но и подтверждают, что любое значимое событие в одной стране не может не иметь последствий для всего региона.

Культ мира

Как мне представляется, событие номер один за 2016 г. — это подписание и одобрение мирного договора между правительством Колумбии и повстанцами из РВСК (FARC). Признаться честно, я до последнего не верила, что это возможно — настолько тяжело шел в Гаване переговорный процесс, настолько велико было разочарование всех сторон после провала первой версии договора на референдуме в октябре. Однако колумбийцы смогли, наконец, сделать «рывок» к миру на излете 2016 г., подписав вторую версию соглашения 24 ноября, затем ратифицировав ее в парламенте страны (подробнее смотрите здесь и здесь). Хотя сохраняется скепсис относительно имплементации его положений, историческое значение мира невозможно переоценить. Есть несколько причин, по которым во всей Латино-Карибской Америке смотрят на заключенный договор с надеждой и одобрением.

 

EPA / Alejandro Ernesto

 

Во-первых, завершение самого продолжительного вооруженного конфликта в регионе позитивно сказывается на имидже ЛКА. В России иногда склонны видеть Латинскую Америку как одно сплошное преступно-мафиозное пространство наркоторговли, организованной преступности и других форм насилия. Это именно тот образ, от которого страны ЛКА стремятся избавиться всеми возможными способами. Государства региона, в особенности самые крупные и значимые, уверены, что на международной арене с их интересами необходимо считаться. Регион растет, а с ним растут и его амбиции, и в этом вопросе латиноамериканцы проявляют редкое единодушие. Однако для укрепления своих позиций ему необходимо преодолеть немало трудностей, и колумбийский внутренний вооруженный конфликт долгое время не просто был в их списке, а входил в особую категорию «безнадежных супертрудностей».

 

Во-вторых, мир с повстанцами должен дать значительный стимул колумбийской экономике, в особенности в аграрном и энергетическом секторах. По разным оценкам, в постконфликтой Колумбии экономический рост может возрасти на дополнительные от 0,3% до 1% (некоторые прогнозируют и 3%, и 4%). Для страны, ежегодно теряющей около 4% своего ВВП из-за внутреннего вооруженного конфликта, перспективы роста и притока инвестиций имеют немалое значение. Сюда же добавляем вероятный рост туризма, сейчас серьезно ограниченного пространством «безопасных территорий».

 

Странам ЛКА в целом важна экономическая и финансовая стабильность Колумбии — на фоне кризиса в Венесуэле, неясности в Бразилии, непростых внутриполитических ситуациях в Чили, Аргентине и Эквадоре. Ведущие страны региона ведут борьбу с кризисом, а в тяжелые времена устойчивость «соседа» может стать позитивным фактором. Чтобы меня не обвинили в излишнем оптимизме, оговорюсь, что все это перспективы долгосрочного характера, и ожидать немедленного эффекта от заключенного мира было бы просто наивно.

 

В-третьих, важно понимать и значение прекращения конфликта для общерегиональной борьбы с преступностью и наркотрафиком. Колумбия действительно входит в топ «наркостран» ЛКА, а ее сети производства и транспортировки заслуженно вызывают ужас у правоохранительных органов далеко за пределами страны коки и кофе. При этом наркотрафик зачастую неразрывно связан с герильей, давно и очень успешно обогащающейся за счет торговли наркотиками, их производства и транспортировки. Устранение этого звена из цепи не решит проблему окончательно, но нанесет ощутимый удар по существующим схемам и акторам, серьезно продвинув борьбу с наркотиками в ЛКА. 

 

В-четвертых, урегулированный конфликт с РВСК и постепенный переход герильи к участию в легальном политическом процессе, ее амнистия и формирование политической партии могут иметь еще один неожиданный региональный эффект: отношения между Кубой и США могут несколько улучшиться. США не раз обвиняли Кубу в поддержке террористов, что, в частности, касалось РВСК (США внесли РВСК в список террористических организаций еще в 1997 г.). Если РВСК больше не герилья и не террористы, а легализованная партия, и кубинское руководство внесло свой вклад в урегулирование конфликта — не пора ли снять с Кубы ярлык спонсора терроризма? Полагаю, отбрасывание ярлыков пошло бы на пользу американо-кубинским отношениям.

 

Вероятно, можно найти и другие плюсы для региона в завершении исторического противостояния в Колумбии, однако перечисленные выше представляются основными.

Экспортная модель

blogdapoliticabrasileira.com.br

 

Вторая небывалая вещь в латиноамериканской политике 2016 г. — это, безусловно, импичмент бразильского президента Дилмы Руссефф, хотя это не первое политическое расследование против президента в ЛКА. В 2015 г. расследование и обвинение в коррупции привели к отставке президента Гватемалы Отто Переса Молина, пусть формально он подал в отставку сам под давлением парламента и общественности. Что бы ни говорила сама Д. Руссефф и ее сторонники, формальных причин обвинять и.о. президента Мишела Темера в «государственном перевороте и заговоре» нет (подробнее о бразильских политических страстях и снятии Руссефф читайте здесь и здесь). Процесс смещения некогда популярного «левого» политика прошел в рамках закона и с соблюдением полагающихся процедур. Новое руководство не менее коррумпировано и вовлечено в скандалы по использованию служебного положения, и это тоже можно назвать своеобразным итогом года. Однако еще более важным результатом представляется сам факт импичмента, который может иметь региональные последствия и интерпретации.

 

Во-первых, нанесен серьезный удар по имиджу Бразилии и ее восприятию в регионе. Испаноязычные страны ЛКА на самом деле всегда прохладно относились к тому, что весь мир считает их региональным лидером португалоязычную Бразилию. Однако они готовы были это терпеть, в глубине души признавая, что Бразилия демонстрирует экономические и политические успехи, ведет диалог на равных с крупнейшими державами мира, и вообще близка к реализации латиноамериканской мечты о выходе из категории вечно проблемных и второразрядных стран. Коррупционные скандалы, расследование против Д. Руссефф и ее отстранение, дополненные откровенно не лучшими Олимпийскими играми в Рио, безусловно, поставили крест на таких рассуждениях. Региональное лидерство и влияние Бразилии пошатнулось, и в этой ситуации есть едва уловимое, но все же чувство злорадства других государств ЛКА.

 

Во-вторых, смещение Д. Руссефф доказывает, что снятие неугодного, прежде всего, элитам лидера может пройти и законным способом. Оказалось, что в ХХI в. совсем необязательно устраивать «дворцовый переворот» с армией и убийцами в шкафу. Успешный импичмент Д. Руссефф — это значимый прецедент для всей Латинской Америки, в особенности, для стран, где существует сильная оппозиция действующему руководству. Латиноамериканские государства представляют собой президентские системы, и редкий президент не сталкивается с проблемами неодобрения своей политики если не на первом, то на любом последующем сроке полномочий. Пример Д. Руссефф мог бы быть заразителен для чилийского президента Мишель Бачелет — обе когда-то били рекорды популярности, и обе оказались в центре коррупционных скандалов (подробнее о Чили здесь). Бачелет отчасти повезло, что в 2017 г. в Чили пройдут очередные президентские выборы, на которые она не сможет баллотироваться в любом случае. Ее, впрочем, может ждать и судьба другой известной женщины-президента, Кристины Фернандес де Киршнер, которая после провала на выборах стала целью номер один нового правительства «правых», преследующих ее за коррупцию (о делах против Кристины здесь).

 

 В-третьих, импичмент Д. Руссефф может стать экспортной моделью «правых» в борьбе за власть с «левыми» правительствами. После отстранения Дилмы «левые» попытались спровоцировать волну в регионе для ее защиты, но у них ничего не вышло. В авангарде выступили Эквадор, Боливия и Венесуэла, но им весьма четко указали на их место в новом региональном раскладе политических сил. В период У. Чавеса, нефтяных денег, зарождения АЛБА и феноменального успеха Эво Моралеса сами формулировки, в которых правительство М. Темера ответило на выпады Эквадора и Боливии, были немыслимы. Министр иностранных дел Жозе Серра заявил: «Я считаю, что, в частности, Боливия и Эквадор могли бы из событий в Бразилии вынести урок о том, как нужно творить демократию. … А венесуэльский режим и вовсе не заслуживает никакого уважения, потому что он антидемократичен и развалил страну». «Левым» в регионе указали на дверь, да еще и намекнули, что могут помочь до нее добраться. Очень интригующе.

 

Конечно, 2016 год запомнится Латинской Америке не только миром в Колумбии и отставкой Дилмы Руссефф, однако эти два события стали для региона большим шоком, последствия которого мы будем наблюдать еще очень продолжительное время.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся