Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Пивоваренко

К.и.н., старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, старший научный сотрудник Института диаспоры и интеграции, эксперт РСМД

К нынешним выборам Черногория подходила в состоянии кризиса, вызванного целым комплексом социально-экономических и политических факторов. Социально-экономические проблемы Черногории, в частности высокая безработица, в целом типичны для всех стран региона. Что касается политических причин, то тут можно выделить недовольство режимом М. Джукановича и попытки втянуть страну в НАТО, усилившиеся с середины 2014 г. Последний год ситуация была напряженной. Состоялось несколько акций протеста оппозиции, в том числе в стенах парламента. 27 января 2016 г. произошел раскол в правящей коалиции, которую покинула Социал-демократическая партия.

 

EPA/BORIS PEJOVIC Montenegrin parliamentary elections

 

Напряженность чувствовалась и в черногорских СМИ. Журнал «Монитор» в одном номере опубликовал 7 материалов, критичных по отношению к М. Джукановичу и его Демократической партии социалистов (ДПС). Распространялся тезис «ДПС сегодня слабее, чем кажется» [1]. О том, что позиции нынешней элиты сегодня поколеблены, говорили как российские эксперты, так и западные наблюдатели.

 

По итогам выборов в парламент должны попасть 9 блоков. Первое место заняла ДПС – 36 мест (41,1%). 41 место (55,1%) получат оппозиционные партии (где выделяются три независимых блока): «Демократический фронт» (18), «Ключ» (9), «Демократы» (8), Социал-демократическая партия (4), «Социал-демократы Черногории» (2). 4 места должны получить нацменьшинства: бошняки, хорваты, албанцы.

Итоги выборов

Для понимания итогов необходимо отметить ряд важных особенностей черногорской политики. Во-первых, Черногория — единственная страна Европы, в которой с 1990 г. ни разу не менялось правительство. По итогам 9 парламентских выборов (без учета последних) воспроизводилась одна и та же политическая сила в лице бывшего Союза коммунистов, трансформировавшегося в партию ДПС М. Джукановича. Во-вторых, как отмечает политолог В. Добросалевич, за всю историю страны, включая период, когда Черногория была королевством, а также период королевской и социалистической Югославии, власть ни разу не менялась выборным путем. Политический застой последних 26 лет привел к образованию узкой прослойки приближенной к М. Джукановичу элиты, которая настолько заинтересована в сохранении своего положения и привилегий, что готова ради этого на любые действия, включая «антагонизацию отношений между группами с различной идентичностью внутри страны, фабрикацию внутренних и внешних врагов, создание напряженности в международных отношениях» [2].

 

Распределение мандатов в Черногории www nspm rs

 

Сейчас итоги выборов оставляют больше вопросов, чем ответов. С одной стороны, ДПС при любом исходе получает худший результат в истории, а оппозиция – реальные шансы сформировать правящую коалицию. С другой стороны, результат М. Джукановича по-прежнему высок, пускай и обеспечивается заинтересованными группами, такими, как национальные меньшинства (около 25%), диаспора и госслужащие.

 

Как отмечает И. Дамьянович, координатор движения «Не в войну, не в НАТО», результаты скорее плохие, так как оппозиция, выйдя на выборы разными списками, потеряла как минимум два места. Даже если коалиция и состоится, она будет непрочной ввиду многочисленности участников, различия позиций, давления со стороны правящей партии и «внешнего фактора» в виде американского посольства. Как отмечает И. Дамьянович, вряд ли стоит надеяться на переход в оппозицию партий нацменьшинств, о чем пишут сегодня многие СМИ. Раньше они всегда поддерживали М. Джукановича. Характерно, что за партию М. Джукановича больше, чем обычно, отдало голосов албанское меньшинство. Раньше албанские партии получали 2-4 места, сегодня они имеют только одно место.

 

Cразу после выборов появилась информация об отключении на территории Черногории мессенджеров Whatsapp и Viber, что похоже на попытку подстраховаться от «уличного сценария». Как и на недавних выборах в Сербии, 16 октября появились многочисленные сообщения о нарушениях на пунктах голосования. Есть вопросы и к подсчету голосов. Это вполне может стать основанием для пересчета мест и спровоцировать большой митинг оппозиции, как это было 30 апреля в Белграде. Хотя сейчас в рядах оппозиции царит разочарование, ситуацию может накалить атмосфера реакции и конфронтации, ведь нынешняя кампания получилась весьма персонифицированной – стороны не гнушались использованием прямых нападок и оскорблений. Таким образом, митинги возможны, однако это может привести не к росту, а к канализации протестных настроений в рамках умиротворения ситуации.

Выборы в широком значении 

Избирательная кампания подавалась в международном контексте. М. Джуканович упражнялся в антироссийской риторике. Последним из его тезисов было обвинение России в оказании влияния на результаты выборов, что очевидно является разновидностью информационного шума, сопровождающего избирательную кампанию в США.

 

Однако ситуация в Черногории вызвана прежде всего внутренним фактором – ростом социальной напряженности.  Во-первых, митинг 27 сентября–24 октября 2015 г., разогнанный черногорской полицией, был оппозиционным, но не антинатовским. Четко антинатовскую позицию занимала лишь часть протестующих. Во-вторых, не совсем верно считать точкой отсчета нынешнего кризиса события прошлой осени. Первые протесты, также подавленные полицией, состоялись еще 17 февраля 2014 г. Тогда ухудшение отношений между Россией и Западом только начиналось, зато прошли широкие социальные волнения в Боснии и Герцеговине. Наконец, негативный тренд для ДПС начался еще на выборах 2012 г., где она получила на 7 мест меньше по сравнению с кампанией 2009 г.

 

Конечно, международный фактор существует. За событиями в Черногории внимательно следят соседи по региону. Вступление Черногории в НАТО поддерживают Загреб, Сараево, Тирана, Приштина, которые воспринимают обратные тенденции как шаг к объединению сербского народа и угрозу собственной безопасности. Противоположную позицию занимает Республика Сербская, для которой вступление Черногории в НАТО означает повышение внешнего давления. Следует сказать о позиции Сербии, премьер-министр которой А. Вучич имеет общие с М. Джукановичем экономические интересы (строительство дороги Белград –Бар) и не заинтересован в развитии революционной ситуации у себя под боком.

 

Сегодня часто говорят о спланированном уходе М. Джукановича в рамках контролируемого сценария нормализации обстановки. Известны возможные варианты этой комбинации. Однако есть и доводы в пользу сохранения его власти. Во-первых, замена М. Джукановича, пускай и на другого лидера евроатлантической формации, создает прецедент для цепной реакции в Сербии, где ситуация также неспокойна. Во-вторых, его неподготовленный уход скорее чреват ломкой сложившейся структуры отношений с руководителями Сербии, края Косово и Албании, касающихся режима пограничного контроля, транзита и инфраструктурных проектов. В-третьих, из-за традиционного уклада общества власть здесь исторически более стабильна. В отличие от Сербии, где переворот и политическое убийство являются вполне рабочими инструментами, руководители Черногории обычно уходили по естественным причинам.

 

Возможно, следует искать и европейское влияние. Сегодня ЕС пытается повысить свою роль и стать «самостоятельным центром мировой политики» [3]. Это предполагает усиление собственной линии на Балканах как важнейшем регионе для Евросоюза. Интересам ЕС или, во всяком случае, Германии либо Италии, могло бы отвечать обновление власти в Черногории и приход либеральной проевропейской партии.

 

Так или иначе, нынешняя кампания создает предпосылки для возникновения серьезной оппозиции, имеющей принципиально иную программу, основанную на принципе нейтралитета и евроскептицизма. Примечательно, что она укрепилась в последние два года, когда обострилась проблема геополитического выбора Черногории. Следовательно, появление принципиальных различий здесь, а также в других странах региона, следует искать в области внешней политики.

 

1 Monitor. 30.09.2016.

2 Dobrosavljević V. Crna Gora pred izborima. Нова Српска Политичка Мисао. 15.10.2016.  

3 Тимофеев И. Россия-ЕС: выборочное сотрудничество и стратегический диалог в области безопасности. Российский совет по международным делам. 28.09.2016.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся