Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Пивоваренко

К.и.н., старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, старший научный сотрудник Института диаспоры и интеграции, эксперт РСМД

В силу досрочного характера выборов, вызванных отставкой правительства, ведущие политические силы просто физически не могли подготовиться к ним должным образом. По этой причине была сделана ставка на эксплуатацию националистических настроений, что является по умолчанию беспроигрышным вариантом. В итоге летом 2016 г. дискуссия между Хорватией и Сербией была напряженной. Страны обменялись рядом любезностей. В начале июня Хорватия попыталась блокировать открытие переговоров Сербия – ЕС о членстве; 6 сентября сербская служба безопасности арестовала по обвинению в шпионаже в пользу Хорватии человека с двойным гражданством. Были и другие демонстративные инциденты в связи с традиционным поводом — годовщиной событий 1995 г.

 

Националистическую риторику использовал даже лидер социал-демократической партии и экс-премьер З. Миланович, обычно настроенный умеренно. Была организована утечка информации со встречи З. Милановича с хорватскими ветеранами войн 1990-х гг., где он жестко высказался в отношении соседей. Впрочем, его откровения не произвели особого впечатления на хорватов.

 

EPA/ANTONIO BAT

 

Главным итогов выборов, в основных чертах повторивших расклад 8 ноября 2015 г., стал увеличившийся разрыв между Хорватским демократическим содружеством (ХДС) и Социал-демократической партией (СДП). Год назад он составил три места (59 против 56), сейчас — целых семь мест (61 против 54). Вероятнее всего, как и годом ранее, ХДС сформирует правительство с занявшей третье место партией МОСТ. Первые роли в кабинете министров должны отойти к нынешнему лидеру ХДС А. Пленковичу, который, как и президент К. Грабар-Китарович, является кадровым дипломатом.

 

 

Youtube/Andrej Plenković, MEP

Андрей Пленкович выступает перед сторонниками партии ХДС, сентябрь 2016 г.

Возвращение туджмановской Хорватии

Важно отметить, что партия ХДС укрепила свои позиции вопреки регулярным коррупционным скандалам и чехарде на руководящих постах: с 2000 г. сменилось 4 председателя партии. Вопреки всем возможностям очистить страну от коррупционеров, которые вроде бы дает демократическая система, население все равно голосует за ХДС. Этот феномен объясняется основополагающим характером партии, наиболее развитой сетью партячеек (с 1991 г. отделения ХДС существуют по всей Хорватии), поддержкой со стороны диаспоры, армии и силовых структур, наконец, консерватизмом хорватского общества. Также победа объясняется и низкой явкой избирателей — самой низкой за всю историю (52,6%). Избиратель ХДС просто оказался активнее.

 

По всей видимости, после двух четырехлеток левоцентристских экспериментов есть намерение обновить идеи туджмановской Хорватии, подвергнувшиеся некоторому забвению в 2000-е гг. Об этом смело говорят руководители ХДС. Отметим, что в теоретическом хорватском прочтении туджманизм — это не радикальный национализм, как принято считать, а умеренный европейский правоцентризм. Впрочем, не все согласятся с этой трактовкой.

 

Ирония в том, что ХДС действительно может считаться центристской партией. Дело в том, что вероятным партнером по коалиции ХДС вновь станет набравшая 13 голосов партия МОСТ. Она происходит из г. Меткович в районе Дубровника, исторически связанного с Герцеговиной, где проживают наиболее фундаменталистки настроенные хорваты. Если ХДС действительно необходимо демонстрировать умеренность, чтобы сохранить голоса не принадлежащих к основному электорату избирателей, то МОСТ может вполне свободно упражняться в радикализме.

 

Вопрос в том, как идеи туджманизма применимы на практике. Основная его идея — борьба за самостоятельность: сначала от Югославии, а затем от диктата со стороны Запада. Проблема в том, что ХДС не может бороться за свободу от ЕС и НАТО, куда Хорватия долго пыталась вступить. В этих условиях туджманизм может проявиться в усилении авторитаризма и фашизации хорватского общества.

 

Как и К. Грабар-Китарович, А. Пленкович весьма молод для руководящих постов — ему всего 46 лет. Учитывая, что оппозиция вступает в эпоху кризиса, оба политика вполне могут задержаться у власти на долгое время. Перед Хорватией стоит задача обновления вооруженных сил до 2025 г. В условиях бюджетного дефицита только правые могут проголосовать за увеличение военного бюджета. Это отвечает задаче по укреплению дисциплины и военного потенциала членов НАТО из Центральной и Юго-Восточной Европы, поставленной на саммитах в Уэльсе и Варшаве.

 

Другой точкой приложения может стать внешняя политика. Перед тем как стать руководителем ХДС, А. Пленкович был депутатом Европарламента, где в 2014 г. возглавил специальную комиссию по отношениям с Украиной и даже был награжден украинским орденом за заслуги.

 

Позиция А. Пленковича по украинскому кризису следующая: Украина называется жертвой агрессии и нарушения международного права. Тем самым проводятся прямые параллели с сербо-хорватским конфликтом 1990-х гг., который в Хорватии считают агрессией. В этом же русле работает посол Украины в Хорватии и Боснии и Герцеговине Александр Левченко, который ведет активную пропаганду, регулярно публикуясь в ведущих СМИ.

 

Эта трансформация может навредить двусторонним отношениям России и Хорватии. Российская дипломатия исходит из установки, что проблемы сербо-хорватских отношений не должны влиять на отношения России и Хорватии. Так в принципе и было: базис двусторонних отношений был заложен именно в 1990-е гг. Россия одной из первых признала хорватскую независимость и активизировала экономическое сотрудничество с Хорватией в конце 1990-х гг. И хотя многие хорваты сегодня относятся к России с симпатией, огрубление позиций вследствие пропаганды может привести к девальвации этого базиса отношений, и российской дипломатии будет тяжелее доносить свою позицию. Разумеется, пока не следует ожидать выхода Хорватии из режима санкций и возвращения российско-хорватских отношений на уровень до 2014 г. 

Кризис оппозиционного лагеря

Другой важный результат — очередное поражение социал-демократической партии. В отличие от ХДС, которую можно назвать «партией ястребов», СДП всегда была больше движением интеллектуалов. За 25 лет в ней лишь однажды, по естественным причинам, произошла смена лидера. Однако сегодня интеллектуальность, ценившаяся, когда социал-демократы находились у власти (2000-2003 и 2011-2015 гг.), обернулась политическим безволием. С 2013 г. социал-демократы проиграли пятые выборы подряд (региональные, президентские, выборы в европарламент, два голосования в национальный парламент). Их подкосил экономический кризис, ухудшение отношений Россия – Запад и миграционный кризис, к которому правительство в сентябре 2015 г. оказалось не готово. В итоге СДП потеряла огромное количество голосов даже в таких лояльных регионах, как полуостров Истрия и г. Риека.

 

Хотя СДП сохраняет теоретические шансы на формирование правительства, фактически приходится говорить об очередном поражении. Те, кто несколько лет назад называли З. Милановича самым умным политиком Хорватии, сегодня отмечают его высокомерность и неспособность признавать ошибки. Другой социал-демократ, экс-президент И. Йосипович (2010-2014 гг.) и вовсе считается бесхребетным политиком.

 

Как считает сербский политолог Й. Бакич, сегодня З. Милановичу просто нечего предложить хорватскому избирателю, а попытка сыграть на националистическом поле шла во многом от безысходности. В итоге можно констатировать, что социал-демократическая партия стоит на пороге очередного кризиса идентичности, наподобие того, что она переживала в начале 1990-х гг. или после падения первого социал-демократического правительства в 2003 г. Исходя из истории партии, это означает переход в глубокую оппозицию и вероятную смену руководства. Во время подготовки этого текста стало известно, что З. Миланович слагает с себя полномочия председателя партии.

На пути к новой идентичности?

Хорватии, как и всему региону, необходимо сильное левое движение. Во-первых, с XIX в. социальные идеи проходят красной нитью через философию любого выдающегося мыслителя и государственного деятеля на Балканах, являются философским обоснованием существования независимой государственности. Во-вторых, левое движение — одна из основ, на которых базируется хорватское общество. Центральная идея современной Хорватии заключается в т.н. «концепции примирения» (pomirba) между правой и левой частью хорватского общества («левица» и «десница»), фактически сторонниками усташей и партизан. В-третьих, левая традиция в качестве отправной точки для современной Хорватии признает создание социалистической республики в 1944-1945 гг., что означает стабилизацию установившихся границ. Наконец, оно является страховкой от втягивания в различные авантюры — как мы помним из истории XX в., чрезмерное усиление правых — предвестник большой войны в Европе. Ослабление левых невыгодно и Евросоюзу, заинтересованному в стабилизации, но в чьи интересы не входит превращение Хорватии во вторую Венгрию.

 

Успехи социал-популистского движения «Живая стена», за год в 8 раз увеличившего представительство в парламенте (с одного места), отражают запрос на новую политическую силу. Он сформирован избирателями, родившимися после 1991 г. в Хорватии. С одной стороны, они впитали ценности независимости своей страны. Эти люди более скептически относятся к радикализации проблем прошлого, зато хорошо видят проблемы существующей системы. Не представляются безнадежными и разногласия с соседними республиками, население которых, по сути, сталкивается со схожими проблемами. Развитие этого тренда может привести к системным сдвигам на всем постъюгославском пространстве. Главными препятствиями для этого могут стать отсутствие позитивной программы, популизм, нигилизм, утрата первоначального импульса и дискредитация лидеров. Наконец, как мы знаем по поколению конца 1960-х гг., революционеры либо сходят со сцены, либо становятся самыми устойчивыми консерваторами. 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся