Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.56)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Вера Жорнист

Студентка МГИМО МИД России

В настоящее время Украина пребывает в состоянии экономического и политического кризиса, из которого не может выбраться уже более четырех лет. Сегодня центральным аспектом украинской политики является членство в ЕС, именно эта идея стала ключевой в 2013 году и привела к началу Евромайдана. Являясь ключевым пунктом программы нынешней власти, практические шаги по вхождению Украины в Евросоюз легитимируют нынешнюю власть. Однако, как видно по заявлениям первых лиц ЕС и НАТО, в ближайшем будущем не предвидится вступление Украины ни в одну из организаций. Такое положение дел, безусловно, бьет по престижу и так не пользующейся серьезной поддержкой населения власти. При этом в последнее время мы можем наблюдать отдаление от Украины ее «союзников» в лице США и ЕС, несмотря на которое Соединенные Штаты через военные поставки манипулируют внешнеполитическим курсом Украины, а МВФ контролирует ее внутреннюю политику, требуя проведения реформ в обмен на транши. Все это обуславливает падающее доверие к власти, а именно — к президенту, и делает его переизбрание на второй срок в 2019 году маловероятным. Кроме того, несмотря на закон о реинтеграции Донбасса, наиболее вероятна перспектива заморозки конфликта, сохранения статуса непризнанных республик ДНР и ЛНР с автономным самоуправлением при восстановлении экономических связей с остальной частью Украины.

В настоящее время Украина пребывает в состоянии экономического и политического кризиса, из которого не может выбраться уже более четырех лет. Сегодня центральным аспектом украинской политики является членство в ЕС, именно эта идея стала ключевой в 2013 году и привела к началу Евромайдана. Являясь ключевым пунктом программы нынешней власти, практические шаги по вхождению Украины в Евросоюз легитимируют нынешнюю власть. Однако, как видно по заявлениям первых лиц ЕС и НАТО, в ближайшем будущем не предвидится вступление Украины ни в одну из организаций. Такое положение дел, безусловно, бьет по престижу и так не пользующейся серьезной поддержкой населения власти. При этом в последнее время мы можем наблюдать отдаление от Украины ее «союзников» в лице США и ЕС, несмотря на которое Соединенные Штаты через военные поставки манипулируют внешнеполитическим курсом Украины, а МВФ контролирует ее внутреннюю политику, требуя проведения реформ в обмен на транши. Все это обуславливает падающее доверие к власти, а именно — к президенту, и делает его переизбрание на второй срок в 2019 году маловероятным. Кроме того, несмотря на закон о реинтеграции Донбасса, наиболее вероятна перспектива заморозки конфликта, сохранения статуса непризнанных республик ДНР и ЛНР с автономным самоуправлением при восстановлении экономических связей с остальной частью Украины.

Минский тупик

Александр Гущин, Александра Ремшедилова:
Прощание с постсоветским?

Минские соглашения 2015 г. не привели к эффективному решению вопроса из-за характера документа, более декларирующего намерения, чем содержащего обязательства с ответственностью. Военные действия на Донбассе не прекратились, а число жертв растет. Масла в огонь подливает закон о реинтеграции Донбасса, вступивший в силу 24 февраля 2018 года. Этот закон признает республики ДНР и ЛНР «временно оккупированными» и дает президенту право на использование вооруженных сил внутри страны без согласия парламента. Во-первых, такая формулировка закона развязывает президенту руки на территории Донбасса, что внушает опасения относительно интенсификации боевых действий. Во-вторых, укрепление собственных позиций за счет превращения национальной армии фактически в собственную может послужить козырем в случае столкновения с «личными армиями» олигархов.

Олигархия эпохи раздробленности

Современный политический строй Украины можно сравнить с эпохой раздробленности: каждый олигарх (реже — политик) имеет подконтрольную ему территорию, на которой расположена его «армия», и предприятия, где осуществляется его власть.

Война, развернувшаяся на Донбассе, играет на руку украинским олигархам. Более того, теперь основной силой Украины являются силовики и богатейшие люди страны, пользующиеся услугами частных военных компаний, что является предпосылкой развязывания войны уже между элитарными кругами с целью разделения сфер влияния. При этом государство утратило монополию на использование насилия вследствие разрушения основ государственности, попрания демократических ценностей, появления альтернативных центров власти в лице олигархов и возведения культа силы в абсолют (Зоткин А. А. Институты власти и элитные группы Украины в условиях гражданского конфликта (2013–2014 гг.).

В Верховной Раде доминируют прозападные и националистические силы, к которым относится «Блок Петра Порошенко» и «Народный фронт». В украинском парламенте лишь одна партия, имеющая менее радикальный окрас и выступающая за активизацию переговоров с Россией, — «Оппозиционный блок», ядром которого являются бывшие члены Партии регионов.

Межолигархические союзы и конфликты

В настоящее время легальные политические силы Украины разделились на три группы. К первой относится Порошенко, его союзники и приближенные, преследующие цель удержания президентом власти, СБУ и Генпрокуратура. Вторая группа — парламентская оппозиция, Ю. Тимошенко и партия «Батькивщина», занимающие крайне прозападную позицию, и «Оппозиционный блок» Юго-Востока, являющийся единственной партией, которая не поддерживает националистическую и прозападную риторику, отстаивая необходимость активизации переговоров с Россией. К третьей группе относят радикальных националистов и вооруженные группировки, подконтрольные Турчинову и Авакову, хотя формально лидером выступает Билецкий. Последние призывают к разрыву экономических, торговых и культурных связей с Россией, указывая на опасность развязывания «горячей войны». «Правый сектор» Яроша и «Свобода» Тягнибока, называющие себя наследниками Донцова и Бандеры, ОУН и УПА, выступают против евроинтеграции, отстаивая украинский этнонационализм. Однако эти силы не преодолели 5% барьер.

Конфликты внутри украинских элитарных кругов сглаживались осознанием того, что Запад поддерживает Порошенко, а против Запада никто выступать не решался. Однако в последнее время поддержка президента ослабла, что активизировало выступления оппозиционных политиков и олигархов против него. Давление на П. Порошенко оказывается со стороны радикалов и оппозиции (БЮТ), требовавшей досрочных парламентских либо президентских выборов. Известен конфликт президента с олигархом Коломойским (контролирующим подразделения, воюющие в зоне АТО, и большие промышленные объекты в Днепропетровской области) на почве национализации «Приватбанка» и контроля над «Укртранснефтью».

Кроме того, МВФ перестал выделять транши, так как Украина не выполнила ряд условий: не повысила цены на газ до рыночных, в результате чего Порошенко потерял бы значительную часть электората, не провела ни пенсионной, ни земельной реформы, и не создала Антикоррупционный суд из-за решительного отказа президента; реакция политика объясняется неподконтрольностью ему Антикоррупционного суда и, как следствие, возможностью потери лояльной к нему части электората.

Политическая конъюнктура и сценарии развития событий

Конфликт на Донбассе: взгляд с Запада. Презентация книги Анны Матвеевой

Украинский партийный плюрализм на деле превратился в плюрализм в рамках одной идеологической группировки, ориентированной на Запад и настроенной антироссийски. Впрочем, из-за несамостоятельности государства и его элит Украине остается только выбирать, с кем или против кого заключать союз. В результате безосновательных надежд на превращение ЕС в «старшего брата» Украины после свержения «пророссийской» олигархической власти, украинцы получили еще более олигархическую структуру в администрации. На фоне экономической разрухи, неплатежеспособности Украины, невозможности вхождения в ЕС в результате нестабильности в стране и роста благосостояния олигархов отмечается сокращение государственного ресурса, в результате чего усиливается зависимость Украины от внешних дотаций (транши МВФ, надежда на вступление в ЕС, рост государственного долга).

Кроме того, контроль над внутренней политикой Украины осуществляется через выдвижение условий по вступлению в ЕС и получению траншей от МВФ, а внешней политикой — по вступлению в НАТО. Кроме того, ЕС контролирует НАБУ, отношения с которым у Украины в последнее время не складываются из-за вмешательства Генпрокуратуры в дела о коррупции.

Говоря о дальнейшем развитии событий, можно отметить, что усиление полномочий Порошенко значительно снижает шансы того, что Аваков и Коломойский, находящиеся в сложных отношениях с президентом, решатся на силовой захват власти. Согласно социологическим опросам, 12,1% из тех, кто собирается участвовать в выборах президента Украины 2019 года, отдадут свой голос Тимошенко, а 10,2% — Порошенко. Учитывая падающую популярность президента, растущую безработицу, отток населения за рубеж, отсутствие улучшений в социальной сфере, необходимость повышения цен на газ, экономический кризис, нерешенность конфликта на Донбассе и, самое главное, разочарование Запада в украинском лидере — все это позволяет говорить о том, что Порошенко не будет переизбран на пост президента. Хотя его растущие полномочия (закон о реинтеграции Донбасса) минимизируют возможность силовых столкновений с олигархами и попыток устроить «третий майдан» (неудавшаяся акция Михаила Саакашвили), а закон о процедуре импичмента не был принят Радой, у президента не остается ни экономических, ни внешнеполитических рычагов для исполнения своих предвыборных обещаний и создания прочной электоральной базы для переизбрания на второй срок.

Cui prodest? Кому выгодно?

Украина традиционно считалась сферой влияния России, идя в фарватере российской внешней политики. «Отрыв» Украины от России выгоден противникам РФ на геополитической арене, в первую очередь США. ЕС же выгодно лишение Украины статуса экономического партнера России с сохранением первой в качестве рынка сбыта товаров.

Однако коль скоро цель выведения Украины из сферы влияния России выполнена, западные партнеры более не оказывают столь сильной поддержки режиму на Украине. Так, на смену приведшему Порошенко к власти Бараку Обаме пришел Дональд Трамп, критикующий курс администрации предыдущего президента и не поддерживающий Порошенко. Более того, республиканская партия, в отличие от демократической, традиционно отстаивала курс наименьшего вмешательства в политику других государств, что обуславливает потухший интерес Государственного департамента США к политическому кризису на Украине. Однако не следует забывать о продаже США Украине противотанковых ракетных комплексов «Джавелин», одобренной 2 марта 2018 года, которую можно трактовать как попытку США расширить конфликт на Донбассе, стремясь вытеснить Россию из ДНР и ЛНР или сковать ее экономические и военные ресурсы. Более того, помощь России ЛДНР рассматривалась как прекрасный предлог для наложения санкций на Россию с целью ее ослабления.

Внешнеполитический курс в отношении Украины во многом отзеркаливает политику относительно России. Так, Украина представляет собой удобный плацдарм для размещения баз НАТО для противостояния России. Тем не менее, если и возможно продвижение НАТО на Восток и размещение гарнизонов НАТО на границе с Белгородской и Воронежской областями, то произойдет это не в ближайшем будущем в связи с заявлением спецпредставителя США на Украине Курта Волкера, обозначившего неготовность Украины вступить в Альянс. Причиной может послужить невыполнение главного условия для вступления в блок — отсутствие территориальных споров, к которым можно отнести как «аннексию» Крыма, так и «оккупацию» Донбасса Россией. Также это заявление можно интерпретировать как нежелание США непосредственно вмешиваться в конфликт на Донбассе, на что их обязало бы вступление Украины в НАТО, согласно 5 статье устава Альянса. И все же Украина в качестве плацдарма для возможного наступления на Россию представляет интерес для США по завершении военных действий в ДНР и ЛНР, поэтому ей был предоставлен статус страны-кандидата на вхождение в блок. Следует отметить, что ключевым вопросом сотрудничества Украины и стран НАТО и ЕС является «противостояние российской агрессии», что наряду с законом о реинтеграции Донбасса означает ужесточение внешнеполитического курса в отношениях с Россией. Киев поддерживает идею введения миротворческих войск ООН на границу ДНР и ЛНР, однако переговоры ведутся с сентября 2017 года и до сих пор не дали результатов, что позволяет говорить о заморозке конфликта, сохранении за ЛДНР статуса непризнанных республик с сохранением местных властей, неподотчетных центру, однако с восстановлением экономических связей с остальной частью Украины.

ЕС не желает принимать в свой состав политически нестабильную «Незалежну», которую придется вытягивать из «экономической пропасти». О дружественных отношениях с Россией на фоне конфликта из-за Крыма и ЛДНР и речи быть не может, поэтому политически всегда от кого-то зависимая Украина осталась на международной арене в полном одиночестве, с регрессирующей экономикой, растущим госдолгом, неэффективными институтами власти, коррупцией, хаосом и разрухой, без перспективы вхождения в ЕС и НАТО, вынужденная служить интересам Запада в противостоянии России.


Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.56)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся