Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 107, Рейтинг: 4.76)
 (107 голосов)
Поделиться статьей
Анастасия Гаврилова

Студентка гуманитарного факультета СПбГЭУ

Современная Турецкая Республика — одно из полиэтнических, мно­гоязычных государств, обладающее значительным потенциалом. Удивительное положение страны на перепутье Европы и Азии породило не только выгодную геополитическую позицию, но и доминирование сразу нескольких цивилизаций Запада и Востока, что определило двойственный характер внешней политики страны. Сегодня Турция лавирует между позициями лидера исламского мира и союзника глобалисткой Европы. Ввиду наличия комплекса причин на протяжении долгого времени приоритетным партнером для Турции остается Европейский союз, отношения с которым развиваются нелинейно.

Среди политической элиты Турецкой Республики доминируют европейские синергетические настроения, что связано со множеством причин экономико-политического характера. Ослабление национальной валюты, сохранение перманентно высокого уровня инфляции, бьющего все рекорды, снижение реального уровня ВВП, рост цен на энергоносители и товары первой необходимости свидетельствуют о системном кризисе, затронувшем все сферы жизни. Сегодня республика остро нуждается в постоянном трансфере огромных денежных средств, которые можно в достаточном количестве быстро найти в Европе. Тем самым для Турции вопрос интеграции в европейское пространство становится ключевой проблемой, которую необходимо решить в ближайшем будущем для возвращения государства в русло стабильного развития. В связи с этим одной из основных задач президентства Эрдогана становится выстраивание грамотного диалога по вопросу получения статуса члена ЕС.

По замыслу турецкой политической элиты, демонстрирующей свою приверженность идее ассоциации с Европой, текущий год должен был стать финальным аккордом в данном затяжном процессе, однако в июле 2023 г. Еврокомиссия заявила о невозможности принятия Турции в ЕС до 2025 г. ввиду наличия комплекса причин, сводящих на нет все усилия сторон. За два десятилетия был принят комплекс мер, направленных на либерализацию экономики, среди которых ослабление государственного контроля над бизнесом, улучшение инвестиционного климата, либерализация цен, а также новая монетарная политика. Однако неготовность к значительным политическим трансформациям лишь замораживает переговорный процесс на данном треке.

В вопросе всесторонней интеграции Турции в европейское пространство важно учитывать дилемму ее национального самоопределения. Для организации грамотного ответа на возникающие глобальные вызовы с целью сохранения геополитической и социокультурной самостоятельности современная Турецкая Республика выстраивает свою внешнюю и внутреннюю политику через призму цивилизационно-религиозной идентичности, апеллируя к прошлому великой династии Османов, что нашло отклик у значительной части населения, уставшей от чуждого идеологического давления. Отказ от национальных традиций в любой момент способен запустить губительный механизм исторического реверса, способствуя столкновению сторонников различных цивилизационных теорий, дестабилизации общественно-политической жизни государства.

Прослеживается и полярность в отношении взглядов на мироустройство. Среди основных проблем, затрагивающих интересы Турции и государств — членов ЕС, стали вопросы о суверенности Северного Кипра, о праве разработки месторождений континентального шельфа Восточного Средиземноморья; острая дискуссия об исторических особенностях геноцида армян, принявшая политический характер; враждебное отношение Европарламента к участию Турции в ближневосточных конфликтах, а также неготовность Турции к полному прекращению контактов с государствами, попавшими под санкционное давление. Данные вопросы выходят за рамки внешнеполитической повестки ЕС и становятся одним из весомых факторов для приостановления переговорного процесса о членстве на неопределенный срок.

Однако Европейский союз не готов к ухудшению отношений с государством, занимающим ключевое положение в системе глобального партнерства. Повышение турбулентности геополитической ситуации, сопровождающееся санкционным давлением на ряд государств, усиливает значимость Турции для ЕС в качестве главного торгового партнера, энергетического хаба, а также гаранта стабильности на перекрестке Запада и Востока. Допустить охлаждение отношений с такой стратегически важной страной недопустимо. Одной из основных задач ЕС на среднесрочную перспективу может быть затягивание процесса принятия Турции в свои ряды при сохранении нынешнего уровня отношений и дальнейшем укреплении стратегического партнерства.

Выборы президента Турецкой Республики 2023 — время активных действий

Интенсивное экономическое развитие и наращивание военно-политической мощи Турции, диверсификация ее связей с другими акторами международных отношений обусловили особо значимую роль данного государства в эпоху перехода к полицентричному миропорядку. Современная Турецкая Республика — одно из полиэтнических, мно­гоязычных государств, обладающее значительным потенциалом. Удивительное положение страны на перепутье Европы и Азии породило не только выгодную геополитическую позицию, но и доминирование сразу нескольких цивилизаций Запада и Востока, что определило двойственный характер внешней политики страны. Сегодня Турция лавирует между позициями лидера исламского мира и союзника глобалисткой Европы. Ввиду наличия комплекса причин на протяжении долгого времени приоритетным партнером для Турции остается Европейский союз, отношения с которым развиваются нелинейно.

Современная Турецкая Республика переживает не лучшие времена, стоя на пороге системного кризиса, затронувшего все сферы жизни. Переломный момент сопровождается снижением уровня доверия к правящей партии, а также лично президенту Эрдогану, политика которого базируется на феномене личного авторитета. Результаты выборов президента Турции в 2023 г. стали ярким маркером поляризации общества, а также увеличения доли оппозиционно настроенных сил, требующих реальных перемен. В условиях создания новой геополитической реальности среди политической элиты Турецкой Республики доминируют европейские синергетические настроения, что связано со множеством причин экономико-политического характера.

Выстраивание стратегии взаимодействия с европейскими странами происходит под влиянием очередного витка перманентной экономической рецессии, начавшейся еще в 2018 г. и достигшей пика в 2022 г. Ослабление национальной валюты в несколько раз, сохранение перманентно высокого уровня инфляции, бьющего все рекорды, снижение реального уровня ВВП, рост цен на энергоносители и товары первой необходимости свидетельствуют о системном кризисе, затронувшем все сферы жизни. Стабильность действующей власти будет зависеть от ее способности предпринять реальные действия путем выстраивания конструктивного диалога между разными политико-общественными силами для решения назревших проблем с целью недопущения эскалации кризиса. Сегодня республика остро нуждается в постоянном трансфере огромных денежных средств, которые можно в достаточном количестве быстро найти в Европе. Тем самым для Турции вопрос интеграции в европейское пространство становится ключевой проблемой, которую необходимо решить в ближайшем будущем для возвращения государства в русло стабильного развития. В связи с этим одной из основных задач президентства Эрдогана становится выстраивание грамотного диалога по вопросу получения статуса члена ЕС.

Европейский синергизм или закрытый путь членства Турции в ЕС

Вступление Турции в Евросоюз остается одним из ключевых векторов внешнеполитического курса, который приобрел оформленные контуры во второй половине XX в. С момента создания современной Турции она открыто демонстрирует свое желание быть в фарватере международной жизни, в особенности ее европейской сферы, что обусловлено цивилизационным дуализмом Турции и особенностями политического генезиса периода 1923–1938 гг., который оказал значительное влияние на политическую самоидентификацию государства в дальнейшем.

На волне настроений глобальной интеграции, ставшей одной из траекторий мирового инновационного процесса, в 1963 г. произошло подписание Соглашения об ассоциации Турции и Европейского экономического сообщества, которое предполагало и дальнейшую политическую ассоциацию. Статус кандидата на вступление в Евросоюз республика получила лишь в 1999 г. после утверждения официальной заявки на членство, и это стало одним из последних крупных шагов к реальной интеграции вплоть до 2023 г.

По замыслу турецкой политической элиты, демонстрирующей свою приверженность идее ассоциации с Европой, текущий год должен был стать финальным аккордом в данном затяжном процессе, однако в июле 2023 г. Еврокомиссия заявила о невозможности принятия Турции в ЕС до 2025 г. ввиду наличия комплекса причин, сводящих на нет все усилия сторон. Ключевой проблемой, существенно осложняющей процесс вступления Турции в Европейский союз, остается ее несоответствие «Копенгагенским критериям» — политико-экономическим и социальным стандартам ЕС, принятым в 1993 г. За два десятилетия наибольших успехов на пути системной трансформации удалось достигнуть в экономической сфере. Для перевода Турции на рыночную основу был принят комплекс мер, направленных на либерализацию экономики, среди которых ослабление государственного контроля над бизнесом, улучшение инвестиционного климата, либерализация цен, а также новая монетарная политика. Однако неготовность республики к значительным политическим трансформациям лишь замораживает переговорный процесс на данном треке.

Современный этап развития политической системы Турции характеризуется превалированием авторитарных тенденций, что обуславливается особенностями историко-политического генезиса государства. При администрации Эрдогана наблюдается планомерный отказ от парадигмы создания демократической модели организации политической системы государства. После попытки государственного переворота в 2016 г. был проведен референдум по внесению поправок в действующую Конституцию, за которые проголосовало более 50% избирателей , что положило начало законодательно закрепленной трансформации из парламентской в президентскую республику при дальнейшем значительном расширении полномочий главы государства.

В вопросе всесторонней интеграции Турции в европейское пространство важно учитывать и дилемму ее национального самоопределения. Трудности в самоидентификации связаны с особым характером географического положения страны между Западом и Востоком. Для организации грамотного ответа на возникающие глобальные вызовы с целью сохранения геополитической и социокультурной самостоятельности современная Турецкая Республика выстраивает свою внешнюю и внутреннюю политику через призму цивилизационно-религиозной идентичности, апеллируя к прошлому великой династии Османов, что нашло отклик у значительной части населения, уставшей от чуждого идеологического давления. Сегодня эта держава исламского мира, имеющая значительный политический потенциал, проявляет намерение стать локомотивом мирового прогресса. Отказ от национальных традиций в любой момент способен запустить губительный механизм исторического реверса, способствуя столкновению сторонников различных цивилизационных теорий, дестабилизации общественно-политической жизни государства.

Идея о естественном превосходстве над геополитическими визави существует и у Евросоюза, что обусловлено длительным доминированием западных государств в процессе цивилизационного генезиса. Однако, несмотря на серьезные проблемы социально-экономического характера, существенно ослабляющих страну изнутри и влияющих на ее положение в системе международного общения, Турция, действуя в рамках своих национальных интересов, не готова смириться с позицией вассала консолидированной Европы.

Прослеживается и полярность в отношении взглядов на мироустройство. Среди основных проблем, затрагивающих интересы Турции и государств — членов ЕС, стали вопросы о суверенности Северного Кипра, о праве разработки месторождений континентального шельфа Восточного Средиземноморья; острая дискуссия об исторических особенностях геноцида армян, принявшая политический характер; враждебное отношение Европарламента к участию Турции в ближневосточных конфликтах, а также неготовность Турции к полному прекращению контактов с государствами, попавшими под санкционное давление. Данные дискуссионные вопросы выходят за рамки внешнеполитической повестки ЕС и становятся одним из весомых факторов для приостановления переговорного процесса о членстве на неопределенный срок. Приобретение Турцией статуса полноценного члена ЕС неминуемо приведет к повышению конфликтогенности внутри объединения, члены которого уже сегодня занимают разные позиции по вопросам различного характера.

Существует также ряд экономических причин, препятствующих процессу интеграции. Для консолидированной Европы, существенно пошатнувшей свои позиции в экономической сфере, принять Турцию в свои ряды значит ускорить наступление социальной катастрофой. По данным материалов Статистического управления ЕС (Eurostat), уровень естественного прироста численности населения в странах Евросоюза несколько лет принимает отрицательные значения, что может быть связано с изменением структуры половозрастной пирамиды в результате пандемии COVID-19, а также новых социокультурных трендов, включая отложенное деторождение. Ликвидация барьеров приведет к колоссальному увеличению миграционных потоков, в первую очередь размещенных в Турции сирийских беженцев. Европейский союз вновь оказался на грани масштабного миграционного кризиса, столкнувшись с реальной угрозой дифференциации конфигурации национального состава. Расширение присутствия мусульманских диаспоральных групп реакционной направленности, деятельность которых принимает наиболее радикальные формы, существенно ухудшит безопасность в Европе.

Турция и Евросоюз: а что дальше?

На данном этапе развития отношений Европа открыто заявляет о неготовности принять Турцию в свои ряды в ближайшем будущем. Однако Европейский союз не готов к ухудшению отношений с государством, занимающим ключевое положение в системе глобального партнерства. Повышение турбулентности геополитической ситуации, сопровождающееся санкционным давлением на ряд государств, усиливает значимость Турции для ЕС в качестве главного торгового партнера, энергетического хаба, а также гаранта стабильности на перекрестке Запада и Востока. Допустить охлаждение отношений с такой стратегически важной страной недопустимо.

Вследствие этого сегодня обе стороны заинтересованы в реорганизации диалога, интенсификации торгово-экономических и политических связей путем расширения форматов взаимодействия. Нынешний вектор сотрудничества по проблемам международного характера простроен через Североатлантический блок, за несколько десятилетий доказавший эффективность сотрудничества, а также в рамках переговорных треков, затрагивающих политическое и военное сотрудничество по ключевым проблемам международных отношений.

Одной из основных задач ЕС на среднесрочную перспективу может быть затягивание процесса принятия Турции в свои ряды при сохранении нынешнего уровня отношений и дальнейшем укреплении стратегического партнерства. Тенденция к реинтеграции, наблюдающаяся среди акторов мировой политики, может оказать значительное влияние на формат отношений Турции и ЕС, подтолкнув к созданию нового интеграционного объединения экономико-политической направленности при возможности вовлечения государств Карибского бассейна, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Африки с целью нормализации сотрудничества, где Турция и ЕС станут детерминирующим звеном, способным корректировать контуры социальной реальности и паттерны поведения других акторов международных отношений. Тем не менее создание совместного интеграционного проекта позволит лишь на время сгладить острые углы между Турцией и ЕС, но не сможет стать полноценной альтернативой в данном вопросе.

Таким образом, желание Турции войти в «европейский дом» диктуется внутренними проблемами социально-экономического и политического характера, что свидетельствует о системном кризисе в государстве. Получение статуса полноправного члена консолидированной Европы является важной частью трансгрессивной политики Турции, которая позволит ей продолжить свое планомерное экономико-политическое развитие. Тем не менее вступление Турции в ряды ЕС станет возможным лишь после радикальной трансформации политической системы государства, что случится лишь при смене власти, а также увеличению процентного соотношения прозападных представителей в составе политической элиты, которая будет готова подчинить интересы страны желаниям Европы.


(Голосов: 107, Рейтинг: 4.76)
 (107 голосов)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся