Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 27, Рейтинг: 4.67)
 (27 голосов)
Поделиться статьей
Анна Лашина

Студентка РУДН, факультет гуманитарных и социальных наук, направление «Зарубежное регионоведение: Арабский Восток»

Регион Персидского залива традиционно имеет огромное значение для Соединенных Штатов из-за стратегического расположения и огромных запасов энергетических ресурсов, а также влияния государств Залива как на регион Ближнего Востока, так и на международные отношения в целом. Начало работы администрации Д. Трампа ознаменовало подвижки в политике Соединенных Штатов в регионе.

В мае 2018 г. Д. Трамп объявил о выходе США из СВПД и восстановил санкции, заявив, что Иран нарушает соглашение. Ситуация значительно накалилась в последнее время. Соединенные Штаты усиливают экономическое давление на Иран, под угрозой санкций вынуждают покупателей нефтяных ресурсов Ирана отказаться от сотрудничества с ним. США объявили КСИР террористической организацией, Иран в ответ признал США «государством-спонсором терроризма».

Спровоцированное США нападение Ирана на американский дрон — аспект военно-экономического давления на Тегеран, в котором программа минимум — склонить ЕС к введению санкций против ИРИ, программа максимум — оправдать нанесение точечных ракетных ударов по иранским ядерным объектам.

США — главный гарант безопасности в регионе Персидского залива, однако начало работы администрации Д. Трампа ознаменовало подвижки во внешней политике США. Военно-экономическое давление на ИРИ, нагнетание ситуации в Заливе одновременно с успешным визитом В. Путина в ОАЭ и КСА 14­–15 октября 2019 г. могут привести к снижению авторитета Вашингтона в регионе.

Регион Персидского залива традиционно имеет огромное значение для Соединенных Штатов из-за стратегического расположения и огромных запасов энергетических ресурсов, а также влияния государств Залива на Ближний Восток и на международные отношения в целом.

В 2014 г. США создали в Ираке и Сирии антитеррористическую коалицию, деятельность которой была направлена на борьбу с ИГ (организация признана террористической, ее деятельность запрещена на территории России). В эту коалицию вошли все страны ССАГПЗ за исключением Омана.

США и ССАГПЗ

Взаимодействие США и стран Залива несколько изменилось после того, как США начали производить сланцевую нефть, используя которую смогли покрыть большую часть своих внутренних потребностей в энергоресурсах. Поэтому главный импортер Саудовская Аравия был вынужден снизить свои поставки на американский рынок более чем на 50% с 2014 по 2015 гг.

Отношения между США и ССАГПЗ стали более натянутыми после принятия Конгрессом США в 2016 г. закона, согласно которому родные и близкие жертв террористических атак 11 сентября 2001 г. получили право обращаться в суд для выплаты им денежных компенсаций. По отчету спецкомиссии Конгресса, КСА должно было нести ответственность за поступки своих граждан, ведь из 19 террористов, признанных виновными, 15 были саудовцами.

Политика США в регионе Залива также вызывала недовольство ССАГПЗ. Снижение активности Вашингтона в Ливии, Сирии, Ираке, Йемене воспринималось Советом сотрудничества как намерение США урегулировать отношения с Ираном и снижение интереса к поставкам нефти Залива на американский рынок.

Кроме того, вполне естественно, что арабские монархии Залива были недовольны подписанием Женевских соглашений по ядерной программе Ирана в 2015 г. Разногласия союзников США и ССАГПЗ явно отразились на проведении политики в Заливе, когда КСА вместе с региональными партнерами без вмешательства Соединенных Штатов начали военную операцию в Йемене. По мнению американских аналитиков, «дом саудитов начал опираться на свои собственные ресурсы, и трудно предсказать, какую роль будут играть США в этой меняющейся внешней политике».

С началом работы новой администрации Д. Трампа начались и подвижки в политике Соединенных Штатов в регионе Персидского залива. В конце июня 2017 г. Д. Трамп совершил свой первый зарубежный визит в КСА, что говорит об осознании новым правительством значения государств Залива как стратегических союзников США в сфере обеспечения безопасности в регионе.

В ходе встречи президент США рассказал о стремлении к упрочению отношений со странами мусульманского мира и выразил надежду на сотрудничество в противодействии терроризму. По итогам визита был создан Глобальный центр по борьбе с экстремистской идеологией (GCCEI), штаб-квартира которого будет располагаться в Саудовской Аравии, а также был подписан меморандум о взаимопонимании по вопросу необходимости контроля источников финансирования терроризма.

Президент США Д. Трамп и король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд заключили ряд экономических соглашений по инвестированию (общая сумма — 400 млрд долл.), что должно способствовать увеличению числа рабочих мест.

Что касается военного сотрудничества, то КСА и США подписали соглашение о поставках американского вооружения на сумму в 110 млрд долл., причем ожидается, что в ближайшие 10 лет сумма закупок Саудовской Аравии достигнет 350 млрд долл.

Как и следовало ожидать, взаимодействие с другими государствами-участниками Совета Сотрудничества также стало налаживаться после вступления Д. Трампа в должность. Активное развитие получило военное сотрудничество. Политика упрочения отношений со странами Залива просматривается также в намерении правительства Соединенных Штатов оказать помощь Йемену, где коалиция арабских государств во главе с КСА ведет борьбу с хуситами, которых поддерживает ИРИ. Помощь подразумевает предоставление американскими спецслужбами дополнительной информации, контроль над морским побережьем с целью недопущения контрабанды оружия через Красное море, а также участие в захвате порта Ходейда в Йемене. Стоит отметить, что в соглашениях Д. Трампа с правительством Саудовской Аравии не упомянут ввод американских военных сил в Йемен или нанесение ударов с воздуха.

Для стран Персидского залива осознание правительством США факта, что именно вмешательство Ирана является причиной военных действий в Йемене [1], является важным фактором.

На протяжении всего существования Совета сотрудничества отношения между государствами-членами не раз подвергались испытаниям, которые ставили под вопрос единство организации. Последним из таких испытаний стал катарский кризис 2017 г., когда Бахрейн, Саудовская Аравия, ОАЭ и присоединившийся к ним Египет разорвали дипломатические отношения с Катаром.

Соединенные Штаты приняли активное участие в урегулировании Катарского кризиса, начавшегося сразу после завершения визита Д. Трампа в КСА. Д. Трамп поддержал обращенный к Катару призыв арабских государств прекратить поддержку терроризма. Катар — стратегически важная для США территория, именно здесь расположена крупнейшая военная база Вашингтона с Центром командования военно-воздушных сил США, воздушно-космических операций.

Как представляется, в ближайшем будущем разрешение данного кризиса вряд ли является возможным ввиду бескомпромиссной позиции сторон, однако для сохранения целостности Совета сотрудничества должен быть найден выход. США заинтересованы в сохранении единства арабских государств Аравийского полуострова, так как конфликты между ними могут привести к значительному осложнению состояния безопасности в регионе Залива.

США и Иран

В годовщину выхода США из СВПД, 8 мая 2019 г., Иран объявил о прекращении выполнения ряда обязательств соглашения. В частности, Иран превысил потолок запасов низкообогащенного урана в 300 кг в рамках первого этапа сокращения обязательств. Впоследствии Иран объявил о втором этапе сокращения обязательств по ядерной сделке, так как государства-члены СВПД не выполнили его требования за 60 дней. По последним данным, Тегеран поднял уровень обогащения урана до 4,5%, хотя атомное соглашение ставило лимит в 3,67%. Тем не менее Глава МИД Ирана отметил, что все предпринятые шаги Ирана по сокращению обязательств сделки и увеличению уровня обогащения урана «обратимы».

Ситуация между двумя государствами значительно накалилась в последнее время. Вашингтон усиливает экономическое давление на Тегеран, под угрозой вторичных санкций вынуждает покупателей нефтяных ресурсов Ирана отказаться от сотрудничества с ним. США объявили Корпус стражей исламской революции (КСИР) террористической организацией. Иран в ответ признал террористической организацией Центральное командование вооруженных сил США, а сами США — «государством-спонсором терроризма».

20 июня 2019 г. Иран сбил Американский беспилотный летательный аппарат (БПЛА) RQ-4A Global Hawk («Глобальный ястреб») над Ормузским проливом. КСИР заявил, что БПЛА вошел в воздушное пространство ИРИ, упал в его водах. США настаивают, что беспилотник находился в международном воздушном пространстве.

Действия администрации Д. Трампа явно демонстрируют, что Соединенным Штатам выгодно представлять Иран в образе «бандита». Во-первых, плохая репутация ИРИ может повлечь за собой уменьшение влияния Тегерана в Ираке, Сирии, Ливане, Катаре, Йемене. Во-вторых, сумев убедить европейские страны в том, что Тегеран проводит агрессивную политику, Вашингтон переманит государства ЕС на свою сторону, им придется присоединиться к экономической блокаде Ирана.

Отрицание Пентагоном факта нарушения иранского воздушного пространства — это ещё один способ выставить Иран агрессором, который мало того, что топит танкеры, да ещё и нападает на ВС США, защищающие торговые суда.

Спровоцированное США нападение Ирана на американский дрон — пример военно-экономического давления на Тегеран, в котором программа минимум — склонить ЕС к введению санкций против Исламской Республики, а программа максимум — оправдать нанесение точечных ракетных ударов по иранским ядерным объектам.

Последствием произошедшего стало очередное стягивание военных США в регион Залива; 17 июля вице-спикер Ирана Мохаммад Джавад Джамали сообщил, что ряд проектов противодействия политике США направлен на рассмотрение парламента ИРИ. Известно, что были затронуты вопросы кибертерроризма, применения санкций в сфере обеспечения продовольствием и медикаментами жителей Ирана.

Возможность для разрешения конфликта и диалога между США и ИРИ есть только в случае, если Вашингтон прекратит нагнетание ситуации, снимет хотя бы часть санкций. Тем не менее, М. Джавад Зариф снизил вероятность войны между государствами, отметив, что ни его правительство, ни президент США не желают вооруженного столкновения.

Несмотря на явную обеспокоенность США укреплением отношений монархий Залива с Российской Федерацией, по заверению КСА, в этом нет никаких проблем. Министр иностранных дел КСА Адель аль-Джубейр заявил: «Мы не считаем, что наличие тесных связей с Россией оказывает какое-либо негативное влияние на наши отношения с Соединенными Штатами. Мы считаем, что у нас могут быть стратегические и прочные связи с Соединенными Штатами, в то время как мы развиваем наши связи с Россией».

***

Таким образом, новая администрация Соединенных Штатов продолжает тесное сотрудничество со странами Залива, так как их позиции по ряду ближневосточных вопросов (сирийскому, йеменскому и ливийскому кризисам) совпадают. Немаловажным аспектом является желание прекратить распространение терроризма, совместная борьба против ИГ и противостояние политике Ирана, который является ключевым противником обеих сторон. США были и остаются главным «жандармом» Персидского залива, обеспечивая безопасность мореплавания и сотрудничества в Заливе, противодействие терроризму, борьбу с пиратством. Однако если говорить о нынешней ситуации, регион является активным актором международных отношений, а нестабильность и взрывоопасность ситуации в нем влияет на все мировое сообщество. Именно поэтому не только США, но и странам Востока, Европы необходимо приложить все возможные усилия, чтобы не позволить противоречиям, несогласиям и конфликтам в регионе вылиться в масштабное вооруженное столкновение.

1. Сухопутные силы Эмиратов и США завершили ≪Железный захват 3≫. Аль-Иттихад. 2017. С. 12


(Голосов: 27, Рейтинг: 4.67)
 (27 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся