Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 20, Рейтинг: 4.9)
 (20 голосов)
Поделиться статьей
Наталья Филиппова

Аспирант СПбГУ по направлению международные отношения, сотрудник Института востоковедения РАН

Готовность Китая вкладывать инвестиции без оглядки на внутреннюю политику государств привлекает множество желающих сотрудничать с Поднебесной. На фоне развития китайских нефтегазовых компаний возникает дискуссия о том, что африканские страны все больше хотят сотрудничать именно с Китаем, отказываясь от контрактов с западными энергетическими гигантами. Китайские компании действительно заняли значительную долю нефтегазового рынка в тех африканских странах, где производственная деятельность сопряжена с крупными рисками, связанными с политической нестабильностью и активностью военизированных групп. Однако говорить о том, что китайские компании захватили нефтегазовый рынок в Африке, еще рано, пока речь идет о конкуренции.

Африка — второй после Ближнего Востока регион, на который приходится основной экспорт нефтепродуктов в Китай. Ключевыми игроками в гонке за нефть на континенте выступают такие компании, как Китайская нефтяная и химическая корпорация (Sinopec), Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC), Китайская национальная шельфовая нефтяная корпорация (CNOOC). Тем не менее в настоящее время исследователи все больше отмечают замедление темпов деятельности китайских компаний в Африке. Последнее связывают с большими суммами долга, которые накопились к настоящему моменту, и желанием глав африканских государств выбраться из долговой ямы путем диверсификации иностранных инвестиций. К этому стоит добавить и сохраняющиеся риски в сфере безопасности: постоянные вооруженные конфликты существенно препятствуют ведению стабильного бизнеса и являются угрозой для жизни персонала.

Конкурентная ситуация наблюдается во многих африканских странах. К этому стоит добавить и то, что операторами наиболее крупных африканских месторождений также выступают европейские и американские компании. В африканских странах региона Сахель действительно острая ситуации в сфере безопасности. Только с 2020 г. в 12 из них были предприняты попытки государственного переворота, половина из которых оказались успешными. Однако именно в таких странах наиболее активны китайские компании. Европейские и американские компании не рискуют вкладываться там в проекты, что освобождает нишу для Китая. Развитию деятельности китайских компаний способствует и введение санкций против новых режимов, что является препятствием для входа на рынок западных игроков.

Оценивая долги африканских стран Китаю, логично заметить, что другие страны также предоставляют инвестиции не на безвозмездной основе, однако этот очевидный факт в медиапространстве умалчивается. Китайские проекты в Африке и проекты, реализуемые западными странами, освещаются в СМИ по-разному. Статьи о китайских проектах изобилуют информацией о долгах Китаю в то время, как западные инициативы описываются исключительно как проекты по улучшению местной инфраструктуры.

К настоящему времени Китай стал серьезным конкурентом в нефтегазовом секторе, однако западные страны не будут отступать от богатых африканских месторождений, которые обрели особенную значимость в контексте уменьшения зависимости от российских ресурсов. Неудивительно, что такая конкурентная среда предполагает и информационную борьбу, в которой Китай описывается СМИ как приверженец неоколониализма, а западные страны представляют собирательный образ «доброго самаритянина».

Готовность Китая вкладывать инвестиции без оглядки на внутреннюю политику государств привлекает множество желающих сотрудничать с Поднебесной. Примечательна не только роль Китая на Ближнем Востоке, но и в Африке. На фоне развития китайских нефтегазовых компаний возникает дискуссия о том, что африканские страны все больше хотят сотрудничать именно с Китаем, отказываясь от контрактов с такими гигантами, как Exxon, ENI, Total. Китайские компании действительно заняли значительную долю нефтегазового рынка в тех африканских странах, где производственная деятельность сопряжена с крупными рисками, связанными с политической нестабильностью и активностью военизированных групп. Однако говорить о том, что китайские компании захватили нефтегазовый рынок в Африке, еще рано, пока речь идет о конкуренции.

Нефтегазовый рынок в Африке

Согласно данным Statista, наибольшими подтвержденными нефтяными запасами обладают следующие страны Африки: Ливия — 48,36 млрд барр., Нигерия — 36,89 млрд барр., Алжир — 12,2 млрд барр., Ангола — 7,78 млрд барр, Южный Судан — 3,75 млрд барр.

Рисунок 1. Запасы нефти в странах Африки на 2021 г.

Источник: Statista, 2023

Лидирующую позицию по добыче нефти занимает Нигерия, затем следуют Ливия, Алжир и Ангола. Эти же страны являются основными производителями природного газа.

Рисунок 2. Африканские страны производители природного газа

Источник: Statista, 2023

Нефтегазовые компании

Африка — второй после Ближнего Востока регион, на который приходится основной экспорт нефтепродуктов в Китай. Ключевыми игроками в гонке за нефть на континенте выступают такие компании, как Китайская нефтяная и химическая корпорация (Sinopec), Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC), Китайская национальная шельфовая нефтяная корпорация (CNOOC).

Списки лидирующих мировых компаний нефте- и газопроизводителей варьируются в зависимости от источника, а также параметров. Так, если смотреть по доходу компании за 2022 г., по рыночной капитализации и по количеству запасов, то это будут три разных списка. По рыночной капитализации китайские компании уступают американским Exxon, Chevron, однако при этом доход Sinopec и PetroСhina в 2022 г. составил около 500 млрд долл., что выше дохода Exxon, Chevron на более чем 200 млрд долл.

Проекты и соглашения в африканском нефтегазовом секторе (2020–2023)

То, что Африка остается конкурентной площадкой с множеством игроков, наглядно подтверждает анализ недавних проектов в Алжире. В 2020 г. алжирская Sonatrach подписала Меморандум о взаимопонимании сразу с несколькими компаниями, в числе которых: российская «Зарубежнефть», турецкая Türkiye Petrolleri Anonim Ortaklığı, американские Exxon и Chevron. В 2022 г. компания Sonatrach подписала договор с Sinopec на разработку нефтегазового месторождения Зарзаитин на сумму 450 млн долл. В июне 2023 г. шли переговоры между Sonatrach, Exxon и Chevron о добыче природного газа, которые должны получить официальное оформление в виде договора к концу года. В июле 2022 г. французская компания Total, итальянская ENI и американская Occidental Petroleum заключили с Sonatrach контракт о разделе продукции на 25 лет: речь идет о добыче углеводородов в бассейне Беркин на востоке Алжира.

Последние два проекта (SonatrachExxonChevron и SonatrachTotalENIOxy) также преподносились как СМИ, так и самими компаниями в качестве возможности расширить экспорт газа в Европу, учитывая санкции на российский газ. В этой связи важно подчеркнуть, что в июле 2022 г. Ливия объявила о возобновлении добычи на закрытых месторождениях. Ливия обладает наибольшими запасами нефти, однако ввиду политической нестабильности в стране добыча ресурсов была существенно сокращена. Уже в декабре 2022 г. Libyan National Oil Company обратилась к иностранным компаниям с призывом возобновлять работу на месторождениях. На призыв последовала быстрая реакция, и уже в январе 2023 г. итальянская компания ENI подписала новый контракт на 8 млрд долл.

Конкурентная ситуация наблюдается во многих африканских странах. К этому стоит добавить и то, что операторами наиболее крупных африканских месторождений также выступают европейские и американские компании.

Таблица 1. Крупные месторождения в Африке

Страна Месторождение Компании-разработчики
Ливия Эль-Шарара OMV, TotalEnergies, Repsol, Akakus Oil Operations
Эль-Вахат ConocoPhillips, National Oil, TotalEnergies, Waha Oil
Нигерия OML 49, 90, 95 Chevron, NNPC, Chevron Nigeria
OML 104, 67, 68, 70 Exxon Mobil, NNPC, Mobil Producing Nigeria
Агбами Africa Oil, Banco BTG Pactual, Chevron, Equinor, Star Deep Water Petroleum
Ангола Блок 0 (Зона А и B) British Petroleum, Chevron, Eni, Sonangol, TotalEnergies, Cabinda Gulf Oil
Далия British Petroleum, Eni, Equinor, Exxon Mobil, Sonangol, TotalEnergies, Total E&P Angola
CLOV British Petroleum, Eni, Equinor, Exxon Mobil, Sonangol, TotalEnergies, Total E&P Angola

Составлено автором на основе данных Offshore Techology.

В последнее время противоречивая ситуация развернулась на нефтегазовом рынке в Нигерии. В 2022 г. такие нефтяные гиганты, как Shell, Exxon, TotalEnergies, заявили о продаже своих активов локальным компаниям. Подобный массовый уход международных компаний связывали с политикой национализации ресурсов, а также с такими негативными факторами, как проблемы безопасности и воровство нефтяных запасов. Однако уже в сентябре 2023 г. появилась информация о новом проекте Exxon в Нигерии с выработкой 40 тыс. барр. в сутки. Эти изменения можно связать с тем, что в мае 2023 г. в Нигерии вступил в должность новый президент Бола Тинубу, который, наоборот, выступил в поддержку продажи государственных активов.

В африканских странах региона Сахель действительно острая ситуации в сфере безопасности. Только с 2020 г. в 12 из них были предприняты попытки государственного переворота, половина из которых оказались успешными.

Источник: РБК, 2023

Вместе с тем приведенная карта также хорошо отражает специфику деятельности китайских компаний, ведь именно в таких странах, как Нигер, Судан наиболее активны Sinopec, Petrochina, CNPC и CNOOC. Европейские и американские компании не рискуют вкладываться там в проекты, что освобождает нишу для Китая. Развитию деятельности китайских компаний способствует и введение санкций против новых режимов, что является препятствием для входа на рынок западных игроков.

В мае 2023 г. Sinopec подписала с руководством Нигера меморандум о взаимопонимании, который включает разработку нескольких нефтяных месторождений. С сентября 2019 г. Petrochina реализует в Нигере проект по строительству 2000 км нефтепровода. Военный переворот в Нигере, произошедший в июле 2023 г., при этом был воспринят китайскими компаниями оптимистично, с уверенностью, что это никак не отразится на ведении бизнеса. Что касается Судана, то Китай давно выступает главным инвестором в данной стране (теперь и в Южном Судане — после обретения независимости в 2011 г.). CNPC владеет наибольшим пакетом акций (40%) суданской Greater Nile Petroleum Operating Company — основного инвестора строительства нефтепровода «Большой Нил», который соединяет месторождения Хеглиг и Юнити с Порт-Суданом.

Актуальные оценки деятельности китайских компаний в Судане остаются противоречивыми. Люк Патей из Датского института международных исследований отмечает, что Китай давно не инвестирует в Судан, а большинство работников уже покинуло страну из-за гражданской войны. Риски работы в Судане хорошо отражают и события апреля 2023 г.: ввиду развернувшихся боевых действий CNPC и Sinopec эвакуировали 189 оттуда своих работников.

Ангола также остается одним из основных получателей китайских инвестиций. Вместе с тем огромные долги, а также экономические трудности в стране послужили причиной диверсификации партнеров. В 2019 г. новый президент Анголы Жуан Лоренсу заявил о проведении политики уменьшения экономической зависимости от Китая, в результате чего у китайских инвесторов могли появиться сомнения о целесообразности продолжения деятельности в стране. Китайское присутствие значительно сократилось: так, китайская община в Анголе, насчитывавшая в начале 2000-х гг. 300 тыс., теперь составляет 20 тыс. чел. Ангольскую модель политики Китая называют «браком по расчету» и «долговой ловушкой», так как к 2022 г. страна оставалась должна Китаю более 23 млрд долл. На этом фоне в 2023 г. появились анонсы новых проектах в Анголе таких компаний, как Eni, British Petroleum, и Exxon.

Оценивая долги африканских стран Китаю, логично заметить, что другие страны также предоставляют инвестиции не на безвозмездной основе, однако этот очевидный факт в медиа пространстве умалчивается. Отмечается, что китайские проекты в Африке и проекты, реализуемые западными странами, освещаются в СМИ по-разному. Статьи о китайских проектах изобилуют информацией о долгах Китаю в то время, как западные инициативы описываются исключительно как проекты по улучшению местной инфраструктуры.

Рисунок 4. Внешний долг Анголы на момент 2020 г.

Источник: Statista, 2022

Африканский нефтегазовый рынок — это конкурентная площадка, на которой играют сразу несколько игроков. В 2023 г. о своей заинтересованности в новых энергетических проектах также заявил и Газпром. Как видно из ситуации в Нигерии, заявления об уходе западных нефтегазовых компаний могут быть слишком поспешными. В апреле 2023 г. глава переходного совета в Чаде Махамат Идрис Деби Итно подписал закон о национализации активов Exxon, однако есть большая вероятность того, что власти вновь склонятся к привлечению иностранных инвесторов.

Китайские компании продолжают реализовывать крупные проекты на континенте, однако анализ деятельности западных нефтегазовых компаний указывает на то, что говорить о монополизации рынка Китаем преждевременно.

***

Период развития китайских компаний пришелся именно на 2000-е гг., а в настоящее время исследователи все больше отмечают замедление темпов деятельности китайских компаний в Африке. Последнее связывают с большими суммами долга, которые накопились к настоящему моменту, и желанием глав африканских государств выбраться из долговой ямы путем диверсификации иностранных инвестиций. К этому стоит добавить и сохраняющиеся риски в сфере безопасности: постоянные вооруженные конфликты существенно препятствуют ведению стабильного бизнеса и являются угрозой для жизни персонала.

К настоящему времени Китай стал серьезным конкурентом в нефтегазовом секторе, однако западные страны не будут отступать от богатых африканских месторождений, которые обрели особенную значимость в контексте уменьшения зависимости от российских ресурсов. Неудивительно, что такая конкурентная среда предполагает и информационную борьбу, в которой Китай описывается СМИ как приверженец неоколониализма, а западные страны представляют собирательный образ «доброго самаритянина».


(Голосов: 20, Рейтинг: 4.9)
 (20 голосов)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся