Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Владимир Морозов

Программный менеджер РСМД

Основные события:

— Отчет Счетной палаты США об эффективности применения санкций;

— Санкции США в отношении Турции;

— Санкции США в отношении COSCO;

— Новая генеральная лицензия для ряда белорусских компаний;

— Новые кейсы вторичных санкций

Основные события:

— Отчет Счетной палаты США об эффективности применения санкций;

— Санкции США в отношении Турции;

— Санкции США в отношении COSCO;

— Новая генеральная лицензия для ряда белорусских компаний;

— Новые кейсы вторичных санкций



Отчет Счетной палаты США об эффективности применения санкций

В октябре 2019 г. Счетная палата США (United States Government Accountability Office, GAO) выпустила отчет об эффективности применения экономических санкций. Данный отчет примечателен тем, что аудиторы проверяли не только эффективность механизма санкций, но и анализировали факторы, влияющие на успех или провал санкционных программ. Анализ вопросов санкционной политики охватил деятельность трех ключевых органов исполнительной власти, ответственных за проведение санкционной политики — Министерства финансов, Министерства торговли и Государственного департамента США. Отчет интересен тем, что раскрывает механизм, в соответствии с которым указанные министерства оценивают эффективность ограничительных мер. Самый часто применяемый подход — оценка «ущерба», который санкции наносят стране-цели, либо физическим и юридическим лицам, включенным в санкционные списки. Однако, как отмечает GAO, в этом случае указанные ведомства сталкиваются с проблемой оценки т.н. «чистого ущерба», который вызван именно вводом ограничительных мер и не связан с другими процессами в глобальной экономике. Наиболее характерен здесь пример России, когда санкции «совпали» с падением цен на энергоносители.

Другая немаловажная проблема — изменение политических целей введения ограничительных мер. Поскольку санкции представляют собой использование экономического инструментария для достижения политических целей, то изменение целей осложняет оценку эффективности применения санкций. Третья проблема, с которой сталкиваются американские институты, — нехватка источников достоверной информации. Наконец, по мнению аудиторов США, помимо ущерба от санкций, на эффективность применения ограничительных мер также влияют размер и слаженность «санкционной коалиции» стран, а также зависимость экономики страны-цели (либо компании) от экономики США.

Санкции США в отношении Турции

14 октября президент США Д. Трамп подписал указ №13894, в соответствии с которым вводятся санкции в отношении физических и юридических лиц Турции, причастных к проведению военной операции на северо-востоке Сирии. Под ограничительные меры со стороны США попали 2 турецких министерства — Министерство обороны и Министерство энергетики и природных ресурсов, а также 3 должностных лица, включая министра обороны и министра энергетики и природных ресурсов. Однако, уже 23 октября санкции в отношении указанных министерств, а также физических лиц были отменены. Данная ситуация примечательна по ряду причину. Во-первых, санкции в отношении давнего союзника США — Турецкой республики отчетливо демонстрируют эффективность ограничительных мер в отношении союзников, поскольку в том числе и по причине новых ограничительных мер Турция была вынуждена прекратить военную операцию на территории Сирии. С другой стороны, как правило, санкции, введенные в рамках президентского указа, прекращают действие вместе с самим указом. В данном же случае, указ продолжает действовать (информация о его отмене не публиковалась), что теоретически позволяет сохранить возможность давления на Турцию в случае возобновления вооруженного вмешательства. Частично это объясняется сложностями во внутриполитической ситуации в самих США, а именно разногласиями между исполнительной и законодательной ветвями власти. Палата представителей Конгресса США приняла законопроект о санкциях в отношении Турции, т.н. PACT Act (Protect Against Conflict by Turkey Act). В законопроекте предусматривается ряд ограничительных мер (запрет на въезд на территорию США, включая аннулирование действующих виз, а также блокировка активов в юрисдикции США) против ряда высших должностных лиц (министра обороны, начальника Генерального штаба, командующего 2-й армией и министра финансов Турции). Помимо этого, предусмотрен запрет на передачу американских вооружений и военной техники турецким военным частям, размещенным на территории Сирии (при этом президент США не сможет разрешить подобные действия даже в случае необходимости защиты интересов национальной безопасности США). Также предусматривается возможность санкций в отношении физических и юридических лиц из третьих стран, осуществляющих поставку вооружений и военной техники и снабжение турецких военных частей в Сирии. Помимо этого, законопроект включает ограничительные меры в отношении турецкого государственного Halkbank (и всех его подразделений и возможных «преемников» в случае реорганизации). Наконец, отдельным пунктом указана необходимость введения санкций в отношении Турции в соответствии с CAATSA, из-за покупки российских систем ПВО С-400 (предусмотрено введение минимум 5 возможных видов ограничительных мер).

Санкции США в отношении COSCO

Ранее в сентябре США ввели санкции против двух дочерних компаний китайского холдинга COSCO, — одной из крупнейших мировых транспортных компаний. На фоне этого Cosco начала процедуру передачи страхования своего танкерного флота китайским страховым компаниям. При этом Cosco переводит в китайскую юрисдикцию страхование и тех судов, которые не попали под санкции США, в связи с опасениями международных страховщиков, связанных с непрозрачной структурой компании.

В октябре Министерство финансов США выпустило генеральную лицензию K, разрешающую определенные виды операций с участием Cosco Shipping Tanker Co. Ltd. до 20 декабря 2019 г. Однако в рамках данной лицензии разрешено проводить только те операции, которые направлены на постепенный выход из коммерческих отношений с Cosco Shipping Tanker.

Как уже отмечалось ранее санкции в отношении Cosco могут повлиять на развитие проекта российской нефтегазовой компании НОВАТЭК «Ямал-СПГ», поскольку Cosco и канадская компания Teekay LNG в равных долях (50%) владеют совместным предприятием TC LNG, которому принадлежат 6 танкеров ледового класса Arc7. В октябре НОВАТЭК выпустил заявление, что в соответствие с постановлением Управления по контролю за зарубежными активами Министерства финансов США (OFAC), действие санкций в отношении Cosco не распространяется на TC LNG. Наиболее вероятный сценарий заключается в снижении доли Cosco в СП с Teekay ниже 50%. Однако подробная информация об изменении условий акционерного соглашения, равно как и официальное заявление OFAC по данному вопросу не публиковались.

Новая генеральная лицензия для ряда белорусских компаний

Министерство финансов США выпустило новую генеральную лицензию 2G для 9 белорусских компаний (Белнефтехим, Belneftekhim USA, Белшина, ОАО «Гродно Азот», ОАО «Гродно Химволокно», ОАО «Лакокраска», ОАО «Нафтан», ОАО «Полоцк Стекловолокно» и Белорусский нефтяной торговый дом), находящихся под санкциями в соответствие с указом №13405. Новая генеральная лицензия разрешает определенные виды транзакций с данными компаниями до 26 апреля 2021 г. Отмечается, что выдача новой генеральной лицензии на срок в 1,5 года может быть сигналом для руководства страны о возможной нормализации отношений, в том числе и в силу последних жестов руководства страны в отношении США.

Новые кейсы вторичных санкций

Министерство финансов США и американская компания General Electric заключили соглашение об урегулировании претензий в связи с нарушением санкционного режима в отношении Кубы.

В период с 2010 по 2014 г. General Electric (GE) несколько раз получала на свои счета оплату от компании The Cobalt Refinery Company (Cobalt), с 1995 г. находящейся в SDN-списке Минфина США, по счетам, предназначенным для клиента GE в Канаде. Хотя формально GE поставляла свои товары и услуги напрямую канадскому клиенту, Cobalt оплатила GE напрямую более 65% выставленных счетов (всего 289 счетов на сумму более 8 млн долл. США).

Учитывая добровольное раскрытие информации со стороны GE и ее подрядчиков и дочерних компаний, Минфин США квалифицировал данное нарушение как не вопиющее и назначил штраф в размере 2,7 млн долл. США.

Владимир Морозов и Юлия Тимофеева о санкционных итогах октября 2019 г.

(Голосов: 4, Рейтинг: 4)
 (4 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся