Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.8)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Виктория Иванченко

Главный редактор "Креативной дипломатии"

Колонка: Постсоветская хроника

Исход первого тура президентских выборов на Украине не стал неожиданностью для тех, кто внимательно следил за внутренними общественными процессами на Украине. Для более существенных выводов нужно дождаться второго тура, но результаты голосования 31 марта уже позволяют подвести некоторые итоги.

Во-первых, население Украины устало от языка войны и вражды, поиска врагов внутри и вовне. Достаточно высокая в нынешних условиях явка показывает, что общество было готово сказать свое «нет» существующему положению дел и сложившейся в стране за последние пять лет токсичной атмосфере. Во-вторых, в украинском обществе существует запрос на новые лица. Запрос на новых, более молодых политиков, лидеров и на новый политический стиль назревал на Украине давно и частично был одной из движущих сил одновременно и Майдана, и Антимайдана. Кроме того, сегодня украинское общество расколото, а В. Зеленский позиционирует себя как переговорщик и медиатор. При этом показатели В. Зеленского не снимают вопрос о глубоком расколе общества.

При всем этом важно помнить, что помимо второго тура, который состоится 21 апреля, важной вехой станут октябрьские парламентские выборы. Тут многим выпадает новый шанс для самопрезентации и работы над ошибками. Украина официально является парламентско-президентской республикой, и выборы 2019 г. действительно могут привести к политической эволюции страны, переходу большей власти к парламенту — вероятная победа В. Зеленского открывает такие возможности. И в таком случае все самое интересное еще впереди.

Исход первого тура президентских выборов на Украине не стал неожиданностью для тех, кто внимательно следил за внутренними общественными процессами на Украине. Для более существенных выводов нужно дождаться второго тура, но результаты голосования 31 марта уже позволяют подвести некоторые итоги.

Население Украины устало от войны и вражды, поиска врагов внутри и вовне. Достаточно высокая в нынешних условиях явка показывает, что общество было готово сказать свое «нет» существующему положению дел и сложившейся в стране за последние пять лет токсичной атмосфере. В. Зеленский в данном случае выступает как символ протеста и антисистемный кандидат, хотя в полной мере таким не является. Во-первых, за ним стоит поддержка Игоря Коломойского (хотя говорить об абсолютной зависимости пока рано) — бывалого игрока на политическом поле Украины. Во-вторых, проекты В. Зеленского, в частности «Вечерний квартал», прочно вписаны в политический мир Украины и в какой-то степени являются его частью. Это шоу традиционно удостаивалось посещения представителей власти независимо от их партийной принадлежности и во многом получило статус зеркала общественных политических настроений.

При этом В. Зеленский не является символом Майдана, хотя и не вступает в конфликт с его системой образов и ценностей. Образ В. Зеленского, скорее, медийный, растиражированный через социальные сети, личные проекты кандидата и медиаресурсы И. Коломойского. И во многом именно отсутствие каких-либо категоричных и радикальных заявлений, а также постоянное обращение к диалогу (в том числе через аккаунты в соцсетях) и общение с избирателем позволило В. Зеленскому добиться такого успеха в первом туре.

Кроме того, в украинском обществе существует запрос на новые лица. Запрос на новых, более молодых политиков, лидеров и на новый политический стиль назревал на Украине давно и частично был одной из движущих сил одновременно и Майдана, и Антимайдана. В первой пятерке лидеров президентской гонки, кроме самого В. Зеленского, представители «старой гвардии». Распределение голосов в их случае отображает деление на регионы на старый лад, в то время как В. Зеленский взял первое место в абсолютном большинстве украинских областей и смог привлечь избирателя и на Западе, и на Востоке.

Сегодня украинское общество расколото, а В. Зеленский позиционирует себя как переговорщик и медиатор. При этом показатели В. Зеленского не снимают вопрос о глубоком расколе общества. После проведения нехитрых подсчетов становится заметно, что Ю. Бойко и А. Вилкул, представляющие собой традиционных для былой Украины юго-восточных кандидатов, совместно набирают 3 млн голосов. Жесткую и прозападную риторику, поддерживаемую П. Порошенко, А. Гриценко и О. Ляшко, одобряют свыше 5,3 млн человек, к этому числу можно присоединить и голоса тех, кто выступает за Ю. Тимошенко (тогда получим около 7,9 млн голосов). Более мягкий и готовый на переговоры кандидат, которым является В. Зеленский, набирает 5,7 млн голосов.

Рейтинг действующего президента низок, и вряд ли к нему перетекут все голоса тех, кто выступает за более жесткую позицию по отношению к Донбассу и — во внешнеполитическом измерении — к России. Но победа и общеукраинская поддержка В. Зеленского не смогут нисколько нивелировать серьезную разобщенность общества. Наследие в случае победы ему достанется крайне тяжелое.

Нужно отметить и то, что на всей электоральной карте обособляется Донбасс, в котором лидером голосования является Ю. Бойко; и Галиция, где лидируют П. Порошенко и Ю. Тимошенко. Небольшой отрыв В. Зеленского от П. Порошенко наблюдается на Волыни — в непосредственно Волынской и Ровненской областях. Еще один важный показатель — низкая явка в регионах компактного проживания национальных меньшинств в Закарпатье и на Буковине.

Стоит добавить, что старые модели и стереотипы на Украине изживают себя. С одной стороны, эти выборы показали нехватку ресурсов у представителей старой элиты — Ю. Тимошенко и Ю. Бойко, следующих в рейтинге за П. Порошенко. Положение действующего президента на общем фоне выглядит похоже, хотя еще и остаются шансы на реванш во втором туре выборов — в случае грубых ошибок или провала В. Зеленского на возможных дебатах с П. Порошенко, в случае мобилизации действующим президентом электората Ю. Тимошенко, А. Гриценко и других системных «патриотов». Многое зависит и от того, какую позицию займут кандидаты-аутсайдеры. Почти гарантировано восточные регионы переориентируются на В. Зеленского, что иносказательно будет означать «против П. Порошенко». Неявка в данном случае опасна на выходе фальсификацией голосов за счет граждан, проигнорировавших второй тур.

С другой стороны, вопреки постепенному отмиранию старых моделей и стереотипов, многие акторы не оставляют попытки сыграть в привычную и понятную на протяжения долгих лет игру. Это прослеживалось и в поведении России — санкции против «ахметовской» части оппозиции, демонстративная встреча Д. Медведева с Ю. Бойко и В. Медведчуком были призваны послать сигнал так называемому «пророссийскому» избирателю и «непослушной» части «пророссийских» политиков. На самом же деле «пророссийскость» стереотипна и в существующих условиях на Украине обречена на провал, даже если и способна в какой-то момент сыграть на руку политику, использующему «пророссийскую карту». Дело в том, что пространство для действий сегодня крайне ограничено.

Екатерина Чимирис, Ольга Пылова:
Новая европейская мифология для Украины

Сработали ли в этот раз сигналы от России, наверняка сказать сложно. Хорошие итоговые позиции Ю. Бойко могут быть связаны с его высокими предвыборными рейтингами, о которых свидетельствуют соцопросы, в то время как у А. Вилкула показатели всегда были низкими. Соответственно, избиратель голосовал за того, у кого больше шансов.

Также нет гарантий, что голоса А. Вилкула перешли бы к единому кандидату от оппозиции, если бы им был Ю. Бойко. А. Вилкул, хоть и является выходцем из старой системы, но одновременно представляется отражением спроса на более молодых политиков, и по той же логике нереализованные голоса за его кандидатуру (нынешние 4%) могли бы с легкостью перейти к В. Зеленскому. Хотя при хорошем раскладе Ю. Бойко мог бы с малым отрывом потеснить П. Порошенко в первом туре, шансов на победу во втором у него объективно не было. В. Зеленский в этом случае был бы вынужден ужесточать свою позицию, чтобы играть на незанятом поле электората П. Порошенко и Ю. Тимошенко. Сейчас он находится на принципиально другой позиции — ему нужно сохранить за собой голоса и Востока, и Запада.

Есть еще один важный вывод о стереотипах — широко распространено мнение, что результаты выборов на Украине можно грубо подделать, или что исход выборов заведомо решен заграничными кураторами. Все-таки на деле украинское политическое поле в высшей степени конкурентно, хотя эта конкуренция беспощадна, имеет свои локальные издержки и завязана на интересы финансовых элит. Но предварительные опросы и результаты голосования по большей части совпадают, что в данном случае кажется позитивным знаком.

При всем этом важно помнить, что помимо второго тура, который состоится 21 апреля, важной вехой станут октябрьские парламентские выборы — в том числе для тех политических сил, которые не смогли прорваться во второй тур или растеряли свои политические активы в период президентской кампании. Тут многим выпадает новый шанс для самопрезентации и работы над ошибками. Украина официально является парламентско-президентской республикой, и выборы 2019 г. действительно могут привести к политической эволюции страны, переходу большей власти к парламенту — вероятная победа В. Зеленского открывает такие возможности. И в таком случае все самое интересное еще впереди.

Оценить статью
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.8)
 (15 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся