Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Вениамин Попов

Чрезвычайный и Полномочный посол России, к.и.н., аналитик Института международных исследований и Центра ближневосточных исследований МГИМО МИД России, член РСМД

Бассейн Средиземного моря уже несколько лет является эпицентром бурь и потрясений. В этом регионе растущие экологические, экономические, социальные и культурные проблемы сосуществуют с усиливающейся международной напряженностью. Значительный разрыв в уровнях развития между странами, а также региональные конфликты создают все больше угроз его устойчивому будущему.

Четыре новых явления определяют остроту складывающейся ситуации и новую расстановку сил в этом районе Земного шара в первой четверти ХХI в.

1. Новый внешнеполитический курс Украины

В последние годы западные державы, активно используя новый внешнеполитический курс Украины, целенаправленно пытаются превратить в арену противостояния не только Восточное Средиземноморье, но и Черное море.

2. Новая роль Турции

Турция в последнее время становится важнейшим элементом всего средиземноморского уравнения. Именно ее действия приводят к тому, что здесь может образоваться крупный узел напряженности. Отношения Анкары с НАТО, мягко говоря, далеки от нормальных: Турция рассматривается в Альянсе, скорее, как проблема, а не как союзник. Американцы считают, что ее «дипломатия канонерок» в Восточном Средиземноморье вызвала опасность военного конфликта между союзниками по НАТО в 2020 г.

3. Открытие крупных месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье

Обостряется вопрос вокруг владения и эксплуатации значительных запасов природного газа в акваториях Средиземного моря, которые оцениваются в 3,5 трлн куб. м.

4. Палестино-израильский конфликт

Кровавый 11-дневный конфликт между палестинцами и Израилем в мае 2021 г. вновь продемонстрировал, что ближневосточный кризис является постоянным источником напряженности, который может периодически давать вспышки и приводить к огромным разрушениям и жертвам.

К другим дестабилизирующим факторам относятся: неутихающие с 2011 года сирийский и ливийский конфликты; социально-политические кризисы в Ливане, Ираке, а также Алжире и Тунисе; экстремистская деятельность в Египте, Турции, Франции и других странах; неурегулированность курдской проблемы.

Если к этому присовокупить сепаратистские тенденции в Испании, Италии, Тунисе и Марокко, то можно понять мнение ряда итальянских ученых, считающих, что этот чудесный район Земного шара ныне переживает сложный период нестабильности, а ситуация здесь чревата новыми взрывами. Продолжается размывание уникальной этнической и конфессиональной мозаики бассейна Средиземного моря, который является колыбелью основных мировых религий.

Красивейшее море нашей планеты, на берегах которого зародились и развивались цивилизации античного мира, рискует превратиться в источник многих бед и столкновений в условиях растущей разницы между южным и северным побережьями этого моря. В попытках пересечь его ежегодно гибнут тысячи людей.

В целом можно с уверенностью предсказать, что регион Средиземноморья и особенно его восточная часть станет в ближайшие годы ареной новых конфронтаций и столкновений.

Бассейн Средиземного моря уже несколько лет является эпицентром бурь и потрясений. В этом регионе растущие экологические, экономические, социальные и культурные проблемы сосуществуют с усиливающейся международной напряженностью. Значительный разрыв в уровнях развития между странами, а также региональные конфликты создают все больше угроз его устойчивому будущему.

Четыре новых явления определяют остроту складывающейся ситуации и новую расстановку сил в этом районе Земного шара в первой четверти ХХI в.

1. Новый внешнеполитический курс Украины

В последние годы западные державы, активно используя новый внешнеполитический курс Украины, целенаправленно пытаются превратить в арену противостояния не только Восточное Средиземноморье, но и Черное море. Запад стремится создать по всему Черноморскому региону новые структуры в противовес России, особый акцент делается на Украину. В 2021 г. США обещали Украине военную помощь в размере 300 млн долл. В октябре 2020 г. Лондон и Киев подписали меморандум о намерениях, по которому Великобритания обещает заем 1,72 млрд долл. для увеличения военно-морских возможностей Украины с помощью 8 беспилотных летательных аппаратов с ракетами. НАТО постоянно обещает Украине и Грузии, что примет их в свои ряды, всячески поощряя партнерство между Киевом и Тбилиси. Весьма примечательно, что 14 апреля 2021 г. на сайте Института Ближнего Востока США появилась статья Юлии Джоджа, в которой говорится: «Наращивание военной мощи России на границе Украины и в Черном море демонстрирует, что региональный мир не может быть достигнут без поддержки Соединенных Штатов». Западные державы активно используют в своих интересах напряженность в российско-украинских отношениях, всячески поощряя агрессивные стремления Киева. Российско-украинский инцидент, произошедший еще в 2018 г. в Керченском проливе, показал серьезность ситуации на этом фланге бассейна (тогдашний президент Украины Порошенко даже ввел в нескольких областях военное положение, рассчитывая, что эта провокация поможет ему переизбраться).

Последние семь лет западные государства используют возвращение Крыма в Российскую Федерацию в качестве предлога для постоянных провокаций в международных организациях и дальнейшего обострения отношений Москвы и Киева, в том числе в Черноморском бассейне.

Очередной виток напряженности был искусственно создан Киевом и некоторыми западными столицами в связи с передислокацией российских военных частей на нашей собственной территории: недружественные России СМИ будто по одному приказу стали писать, что Россия собирается атаковать Украину. Киев же в этой связи начал требовать новых санкций против Москвы. Очевидно, что западные державы пытаются использовать украинский кризис для дальнейшего наращивания своего военного потенциала на границах России и прежде всего в Восточном Средиземноморье.

2. Новая роль Турции

Еще в начале XIX в. русский царь Николай I называл Турцию «больным человеком Европы». По мнению некоторых политологов, эта страна снова подходит под это определение. В середине мая 2021 г. Евросоюз продемонстрировал ужесточение отношения к Турции. В апреле разные структуры ЕС выразили недовольство, что главе Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен не оказали в Анкаре положенных по протоколу почестей, а месяц спустя европейский парламент осудил эту страну за нарушение прав человека. Депутаты заслушали доклад испанского социалиста о том, что Турция все дальше отходит от европейских ценностей и перестает соблюдать принципы правового государства. В докладе содержится мысль о том, что если откат от демократии не будет обращен вспять, то переговоры о вступлении Турции в ЕС должны быть формально отменены.

Турция в последнее время становится важнейшим элементом всего средиземноморского уравнения. Именно ее действия приводят к тому, что здесь может образоваться крупный узел напряженности. Отношения Анкары с НАТО, мягко говоря, далеки от нормальных: Турция рассматривается в Альянсе, скорее, как проблема, а не как союзник. Американцы считают, что ее «дипломатия канонерок» в Восточном Средиземноморье вызвала опасность военного конфликта между союзниками по НАТО в 2020 г.: греческие и турецкие военные корабли двинулись навстречу друг другу. США также не раз выражали свое недовольство закупкой Анкарой российской системы противовоздушной обороны С-400.

Вашингтон также не скрывает своего беспокойства в связи с новым вооружением российской армии в Крыму. Все это касается района Черного моря, который удален от США на тысячи километров, тем не менее американцы, и прежде всего военно-морские силы, увеличили собственное военное присутствие в Черном море. В начале 2021 г., по свидетельству статьи, опубликованной на сайте Института Ближнего Востока США 16 февраля, эсминцы с управляемыми ракетами вошли в Черное море. Оба корабля вооружены крылатыми ракетами. Это крупнейшее развертывание ВМС США в регионе с 2017 г. Все эти действия осуществляются под предлогом «сдерживания российского экспансионизма». В этой связи, особые надежды американцы возлагают на Турцию, тем более еще в 2016 г. президент Турции Р. Эрдоган заявил в обращении к союзникам по НАТО, что Черное море стало «российским озером», и призвал к расширению присутствия НАТО.

Турция наращивает свое сотрудничество с Украиной, Грузией и Азербайджаном, полагая, что эти страны играют важную роль в ее усилиях «по уравновешиванию российского военного присутствия в Черном море и Южном Кавказе».

В частности, Грузии были выделены миллионы долларов на реформирование военной логистики, а также поддерживается идея ее приема в НАТО.

После присоединения Крыма к России, турецко-украинские отношения значительно расширились: в 2020 г. Р. Эрдоган предоставил Украине пакет военной помощи на сумму 36 млн долл. Обе стороны договорились о сотрудничестве в области разработки и производства авиационных двигателей, радаров, беспилотных летательных аппаратов и навигационных систем. Кроме того, Турция планирует продать Украине свои военные корабли.

Также растет военное сотрудничество Турции с Азербайджаном, что было ярко продемонстрировано в ходе боевых действий на территории Нагорного Карабаха в конце 2020 г.: турецкие беспилотники дали Азербайджану заметное преимущество в конфликте. В 2020 г. военный экспорт Турции в Азербайджан вырос в 6 раз. Авторы упомянутой статьи из Института Ближнего Востока ратуют за то, чтобы создать постоянную группу «Черноморский морской патруль» по образцу операции «Морской страж» в Средиземном море: для создания таких сил потребуется «координация НАТО и политическое давление со стороны стран, не входящих в черноморский регион».

Турки ведут сложную игру с проливами Босфор и Дарданеллы: Р. Эрдоган хочет построить новый канал «Стамбул», чтобы он соединил Черное море с Мраморным и не регулировался соглашением Монтрё 1936 года. Более 100 отставных адмиралов турецкого флота выступили против этой идеи.

В последние годы Турция стала крупнейшим производителем телешоу в мире: сериалы, созданные в Анкаре, пользуются огромной популярностью в странах Ближнего Востока, Азии и Южной Америки. Они переведены на испанский, фарси, арабский, итальянский, английский языки. Способность отображать настоящую современную жизнь, не продвигая американские ценности, привлекают к ним огромные массы населения, прежде всего мусульманского мира. Особой симпатией пользуется турецкий сериал «Воскресший Эртугрул», в котором рассказывается история сына Сулейман Шаха и отца Османа — основателя Османской империи. Фильм захватил внимание и воображение многих мусульман и немусульман по всему миру. Его успех заключается в строгой приверженности исламским ценностям и их четким выражениям, включая молитву, одежду и философию, а также способности отображать войну в категориях рыцарства.

По данным опроса, опубликованного в середине апреля организацией «Араб Барометр», Р. Эрдоган остается самым популярным лидером на Ближнем Востоке и в Северной Африке. «Сторонники Эрдогана, — как отмечал недавно сайт Аль-Монитор, — игнорируют его авторитарный стиль правления, преследование политических и этнических меньшинств в Турции, не говоря уже о его колониальной практике в Сирии, считая его позитивным представителем мировой мусульманской нации, поскольку он возрождает имперское прошлое Ислама».

Турки обращают особое внимание на туризм и развлечения. По данным ежегодника мировой статистики туризма, в 2019 г. Турция приняла 51 млн иностранцев (для сравнения: ОАЭ — 21,6 млн, Саудовская Аравия — 20,3 млн).

Турция энергично содействует коммерческому, культурному и туристическому обмену со своими соседями. К примеру, ее торговля с арабскими государствами за последнее десятилетие увеличилась на 250% (в этой связи объявление Р. Эрдогана в июле 2020г. о том, что церковь Святой Софии, которая была построена в VI в., снова преобразуется в мечеть, во многих мусульманских странах было воспринято как логическое действие целенаправленной турецкой политики).

3. Открытие крупных месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье

Обостряется вопрос вокруг владения и эксплуатации значительных запасов природного газа в акваториях Средиземного моря, которые оцениваются в 3,5 трлн куб. м. В 2019 г. был создан Восточно-Средиземноморский газовый форум, в который вошли: Египет, Израиль, Греция, Кипр, Италия, Иордания и Палестина, а в текущем году к нему намерена присоединиться Франция. Все эти действия оспариваются Анкарой. В конце 2020 – начале 2021 гг. напряженность здесь едва не привела к вооруженному конфликту между Турцией и Грецией. В декабре 2020 года в этот форум, в качестве наблюдателя, вступили ОАЭ. Это событие имеет важное значение, поскольку Эмираты намерены поставлять нефть через Израиль в Европу, минуя Суэцкий канал.

Эпизод с перекрытием Суэцкого канала в начале апреля 2021 г. японским контейнеровозом показал, с одной стороны, значение этого водного пути, на который приходится 12–13% всей мировой торговли, с другой стороны, хрупкость данной водной артерии, которая показывает уязвимость всего Средиземноморского бассейна.

В настоящее время ведутся переговоры между Израилем и Ливаном вокруг раздела территории площадью 850 кв. км в акватории Средиземного моря, где имеются богатые запасы природного газа.

4. Палестино-израильский конфликт

Кровавый 11-дневный конфликт между палестинцами и Израилем в мае 2021 г. вновь продемонстрировал, что ближневосточный кризис является постоянным источником напряженности, который может периодически давать вспышки и приводить к огромным разрушениям и жертвам.

21 мая завершилась кровавая одиннадцатидневная война между израильтянами и палестинцами. Она вызвала масштабные разрушения в секторе Газа и остановила жизнь на большей части территории Израиля. По данным министерства здравоохранения Газы, было убито не менее 230 палестинцев, в том числе 65 детей и 39 женщин, 1710 человек получили ранения. Двенадцать человек погибло в Израиле, в том числе пятилетний мальчик.

С начала боевых действий инфраструктура Газы, ослабленная четырнадцатилетней блокадой, быстро пришла в негодность: медицинские запасы, вода и топливо для электричества быстро заканчиваются; повреждено больше 50 школ, 18 больниц и поликлиник.

Нынешний виток напряженности, самый интенсивный за последние 8 лет, длился 11 дней. США трижды блокировали проекты Резолюции Совета Безопасности с призывом прекратить огонь. 19 мая Вашингтон заявил, что не поддержит Проект Резолюции СБ ООН, предложенный Францией, так как это может «подорвать усилия по деэскалации кризиса». Такая позиция покрывательства действий Израиля вызвала возмущение многих деятелей даже демократической партии, которые начали подвергать критике действия Белого дома. В итоге США пришлось изменить свою позицию — американцы поддержали египетские усилия по прекращению огня, а Дж. Байден вынужден был заметно скорректировать риторику в отношении действий правительства Нетаньяху. В частности, американский президент заявил (эти формулировки впервые звучат в политической линии американской администрации): «И израильтяне, и палестинцы в равной степени заслуживают безопасной жизни, свободы, процветания и демократии».

Все эти дни Москва проводила интенсивные контакты не только со сторонами конфликта, но и со многими другими государствами, в частности, с Евросоюзом и КНР (китайцы на текущий момент председательствуют в Совете Безопасности ООН). При этом российская сторона делала акцент на недопустимости шагов, ведущих к дальнейшему возрастанию числа жертв среди мирного населения.

На состоявшемся 20 мая спецзаседании ГА ООН российский представитель предложил принять безотлагательные меры для созыва министерского заседания ближневосточных посредников «для деэскалации обстановки и создания атмосферы доверия».

Характерно, что многие государства мира высказывались в пользу быстрейшего прекращения огня, а практически все арабские и мусульманские государства заявили о своей солидарности с палестинским народом.

Одиннадцатидневный конфликт серьезно меняет ситуацию и баланс сил на Ближнем Востоке, и он будет отправной точкой для новых международных усилий по урегулированию арабо-израильского кризиса.

К другим факторам, которые дестабилизируют регион относятся: неутихающие с 2011 года сирийский и ливийский конфликты; социально-политические кризисы в Ливане, Ираке, а также Алжире и Тунисе; экстремистская деятельность в Египте, Турции, Франции и других странах; неурегулированность курдской проблемы.

Если к этому присовокупить сепаратистские тенденции в Испании, Италии, Тунисе и Марокко, то можно понять мнение ряда итальянских ученых, считающих, что этот чудесный район Земного шара ныне переживает сложный период нестабильности, а ситуация здесь чревата новыми взрывами. Во многом это объясняется тупиком в ближневосточном урегулировании, который стал результатом агрессивных односторонних подходов США и весьма своеобразной геополитической инженерии некоторых западных держав. В итоге продолжается размывание уникальной этнической и конфессиональной мозаики бассейна Средиземного моря, который является колыбелью основных мировых религий.

Красивейшее море нашей планеты, на берегах которого зародились и развивались цивилизации античного мира, рискует превратиться в источник многих бед и столкновений в условиях растущей разницы между южным и северным побережьями этого моря. В попытках пересечь его ежегодно гибнут тысячи людей.

В целом можно с уверенностью предсказать, что регион Средиземноморья и особенно его восточная часть станет в ближайшие годы ареной новых конфронтаций и столкновений.

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 4)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся