Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.45)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Мамед Гусейн оглы Мустафаев

Аспирант Поволжского института управления им. П.А. Столыпина РАНХиГС

Украинский кризис — очередной этап трансформации политической конъюнктуры на постсоветском пространстве. Помимо традиционных внутриполитических проблем в бывших советских республиках, связанных с назревающим транзитом власти, регион все чаще сталкивается с угрозами национальной безопасности отдельных государств. На первый план вышла проблема государственных границ, доставшаяся в наследство от Советского Союза. Территориальные претензии и волеизъявление национальных меньшинств зачастую выступают предпосылками военно-политических споров в регионе.

Азербайджан остается единственным государством постсоветского пространства, которому удалось сбалансировать внешнюю политику и сохранить реальный нейтралитет в межгосударственных отношениях. В то же время вопросы безопасности остаются ключевыми факторами во внешнеполитической повестке страны. Выбрав курс на неприсоединение ни к одному из блоков, азербайджанское руководство не могло не учитывать современные тенденции, наметившиеся в последние годы в отношениях соседей. Интенсивное развитие инфраструктуры, наращивание обороноспособности и обеспечение финансовой устойчивости страны позволили решить карабахскую проблему в свою пользу. Окончание войны ознаменовало новую эпоху экономического развития Южного Кавказа. Стабильность и разблокировка транспортных коридоров в ближайшей перспективе повысят инвестиционную привлекательность региона, что, безусловно, важно и для России в условиях усилившейся конфронтации с Западом.

Ключевыми направлениями азербайджанской интеграционной политики в ближайшие годы станут успешно апробированные в течение длительного времени принципы равноудаленности и балансирования между основными центрами силы на международной арене. Следовательно, в ближайшей перспективе не исключено заключение Азербайджаном соглашения о стратегическом партнерстве с ЕС. На фоне значительного ухудшения отношений с Россией интерес ЕС к энергетическим проектам Азербайджана обретает новые очертания. Конечно, заместить российские газовые объемы Азербайджану не по силам, однако поддержать южные европейские страны (Италия, Греция, Болгария) и увеличить в краткосрочной перспективе пропускную способность Южного газового коридора Баку вполне способен. А с учетом возможности подключения к поставкам туркменского газа ЕС в среднесрочной перспективе сможет рассчитывать на успешную диверсификацию газотранспортных маршрутов.

Вероятно, по завершении украинского кризиса усилия Азербайджана будут направлены на интенсификацию региональной интеграции, что станет преобладающим фактором во внешнеэкономическом векторе страны. Углубление экономической интеграции с такими странами, как Россия, Турция, Иран и Китай предопределят пути развития азербайджанского государства в среднесрочной перспективе. В то же время отношения с Западом останутся на деловом уровне, акцент в которых будет сделан на развитии взаимодействия в энергетике, логистике и инвестициях. Масштабные по своему значению события последних двух лет отражают новую реальность, в которой Азербайджан определит свое место согласно собственной интеграционной стратегии.

Украинский кризис — очередной этап трансформации политической конъюнктуры на постсоветском пространстве. Помимо традиционных внутриполитических проблем в бывших советских республиках, связанных с назревающим транзитом власти, регион все чаще сталкивается с угрозами национальной безопасности отдельных государств. На первый план вышла проблема государственных границ, доставшаяся в наследство от Советского Союза. Территориальные претензии и волеизъявление национальных меньшинств зачастую выступают предпосылками военно-политических споров в регионе.

Красные линии Москвы

За последние 30 лет политическая элита некоторых постсоветских государств так и не сумела сформировать четкий внешнеполитический курс. В то же время Москва, очертив красные линии, инициировала параллельные интеграционные проекты в сфере экономики и безопасности для сплочения бывших союзников вокруг себя. Такие объединения, как СНГ, ОДКБ, ШОС, ЕАЭС стали тому свидетельством.

Вместе с тем указанные проекты не соответствовали национальным интересам некоторых постсоветских государств. Со временем страны Балтии, а следом Грузия, Украина, Молдавия и Армения заложили основы политики евроинтеграции. Предвидя отрицательную реакцию со стороны России, указанные страны (за исключением Молдовы и Армении) выразили желание присоединиться к НАТО. Российское руководство, в свою очередь, рассматривает подобное развитие событий через призму потенциальной угрозы национальной безопасности, связанной с расширением Североатлантического альянса к российским границам. Ответные меры со стороны Москвы впоследствии послужили неким триггером трансформации политической конъюнктуры на всем постсоветском пространстве.

Стратегия равноудаленности

Азербайджан остается единственным государством постсоветского пространства, которому удалось сбалансировать внешнюю политику и сохранить реальный нейтралитет в межгосударственных отношениях. В то же время вопросы безопасности остаются ключевыми факторами во внешнеполитической повестке страны. Выбрав курс на неприсоединение ни к одному из блоков, азербайджанское руководство не могло не учитывать современные тенденции, наметившиеся в последние годы в отношениях соседей. Интенсивное развитие инфраструктуры, наращивание обороноспособности и обеспечение финансовой устойчивости страны позволили решить карабахскую проблему в свою пользу. Окончание войны ознаменовало новую эпоху экономического развития Южного Кавказа. Стабильность и разблокировка транспортных коридоров в ближайшей перспективе повысят инвестиционную привлекательность региона, что, безусловно, важно и для России в условиях усилившейся конфронтации с Западом.

Претерпела изменения и политическая палитра Южного Кавказа. Существенную помощь в войне Азербайджану оказала Турция, роль которой сложно переоценить. В итоге Анкара была включена в процесс карабахского урегулирования, что ранее представлялось маловероятным с учетом монополии российского «арбитража» в решении конфликта. Дальнейшее развитие азербайджано-турецких отношений привело к подписанию между странами в 2021 г. «Шушинской декларации», что сделало уровень их военно-политической и экономической интеграции несопоставимым с остальными двусторонними отношениями Азербайджана. Помимо прочего, это позволило Турции закрепиться в регионе с перспективой выхода к странам Центральной Азии.

В то же время азербайджанская политика балансирования и равноудаленности от основных центров силы продолжалась. В феврале 2022 г. Азербайджан подписал аналогичную по масштабам декларацию с Россией, повысив российско-азербайджанские отношения до уровня союзнических. Основу устойчивого развития отношений между Москвой и Баку составляют в первую очередь тесные торгово-экономические связи, весомый размер диаспор в обеих странах, а также взаимопонимание и координация действий политических элит. К созданию почвы для развития доверительных и партнерских отношений приложил усилия и лично президент Азербайджана Ильхам Алиев, осуществляющий последовательную и выверенную политику по щепетильным для российской стороны вопросам безопасности на Южном Кавказе и в акватории Каспийского моря, а также сохранения в стране позиций русского языка и культуры. Консенсус по таким ключевым для двух стран вопросам, как правовой статус Каспия, карабахское урегулирование, создание международного транспортного коридора «Север — Юг» и без того отображали высокий уровень двусторонних отношений.

Примечательно, что подписание документа о союзничестве состоялось накануне начала украинских событий. Однако не стоит оставлять без внимания высокую степень отношений между Баку и Киевом. Обе страны состоят в ГУАМ, имеют хорошо налаженные торгово-экономические связи, сотрудничают в военно-технической сфере.

В этом контексте нейтралитет Азербайджана не опирается на упроченные накануне украинского кризиса отношения с Россией. На фоне заметного крена Украины в сторону Запада, с которым у азербайджанского руководства сложились весьма непростые отношения, открытая поддержка Киева для Баку означала бы примыкание к Западу против Москвы, что не отвечает интересам Азербайджана. Позиция Баку по данному вопросу сложилась задолго до формального закрепления близких отношений с Москвой.

Кроме того, такой нейтралитет отвечает интересам не только Баку. Оказавшись в ситуации выбора, Азербайджан сделал ставку на развитие экономических и гуманитарных отношений с обеими конфликтующими сторонами. Это позволяет стране продолжать работу над реализацией масштабных международных проектов по энергетическому и логистическому сопряжению Европы и Азии, в которые также вовлечены Россия и Украина. Значение этих проектов для последних чрезвычайно велико. В частности, для Украины это означает возможность диверсификации нефтегазовых поставок, что позволит несколько уменьшить ее зависимость от российских углеводородов. Для России же это выгодно с точки зрения создания дополнительных транспортных маршрутов в целях развития торгово-экономических отношений со странами Азии, что актуально в связи с вводом огромного количества санкций.

На повестке завтрашнего дня

Нет сомнений в том, что от последствий санкционного давления на Россию пострадают бывшие советские республики, зависящие от поставок сырья и продовольствия, и в первую очередь это коснется Азербайджана.

В последние годы азербайджанское руководство держит курс на диверсификацию экономики страны с целью снижения зависимости от нефтегазовой отрасли и развития отечественного производства. Ненефтяной экспорт Азербайджана по итогам 2021 года составил рекордные 2,7 млрд долл., что на 47,2% больше показателя 2020 года. Из них 32,5% экспорта азербайджанской ненефтяной продукции пришлось на Россию, 25% — на Турцию. По прогнозам министерства экономики Азербайджана, к 2025 году доля ненефтяного сектора в ВВП страны составит 72,9%, а нефтяного — 27,1%.

В скором времени для Баку, как и для Москвы, возникнет необходимость в поиске альтернативных поставщиков и рынков сбыта. В данном случае в роли таковых, вероятнее всего, выступят Китай, Турция, Иран и Индия.

В этом контексте стоит также отметить позитивную динамику в отношениях Баку и Тегерана. Стороны долго искали точки соприкосновения в вопросах региональной безопасности и энергетики. На фоне турецко-азербайджанского сближения Иран на протяжении долгих лет поддерживал Армению. Однако после официального закрепления союзнических азербайджано-турецких отношений и решения конфликта в Карабахе без участия Ирана ситуация кардинально изменилась. В итоге Тегеран значительно утратил свое влияние в регионе. Его попытки переломить ситуацию угрозами в адрес Баку ни к чему не привели. Однако после серии переговоров на высоком уровне обе стороны, видимо, все же нашли общий знаменатель. Иранская сторона рассматривает углубление сотрудничества посредством совместного участия в рамках крупных международных транспортных и энергетических проектов, таких как «Север — Юг», «Восток — Запад» и «Южный газовый коридор». Недавно между двумя странами был заключен Меморандум о взаимопонимании и создании новых коммуникационных связей между Восточно-Зангезурским экономическим районом и Нахчыванской Автономной Республикой через территорию Ирана. Цель подписания документа ― установление новых железнодорожных и автомобильных сообщений основной территории Азербайджана с Нахчыванским анклавом.

Данное событие заслуживает особого внимания, так как теперь нивелируются многие преграды для установления прямого сухопутного сообщения между Азербайджаном и Турцией. Иран же в этой связи может рассчитывать на дивиденды от грузопотока по данному маршруту, а также усиление экономической интеграции с Азербайджаном. Таким образом, Баку и Тегеран реализовали масштабный региональный проект, оставив за скобками Армению. Другими словами — Азербайджан добился поставленной с момента окончания второй Карабахской войны цели, а Иран стал бенефициаром проекта вместо Армении.

Вместе с тем давление Баку на Ереван по вопросу создания «Зангезурского коридора», вероятно, продолжится. Отступать от обязательств по выполнению трехстороннего соглашения о прекращении боевых действий в Карабахе азербайджанская сторона не намерена. Однако при наличии альтернативного транспортного коридора Азербайджан может замедлить осуществляемые меры по разблокировке остальных транспортных коммуникаций (выгодных для Армении) как минимум до начала процедур делимитации и демаркации армяно-азербайджанской государственной границы, а как максимум — до заключения полноценного мирного договора.

Интеграционная стратегия

Ключевыми направлениями азербайджанской интеграционной политики в ближайшие годы станут успешно апробированные в течение длительного времени принципы равноудаленности и балансирования между основными центрами силы на международной арене. Следовательно, в ближайшей перспективе не исключено заключение Азербайджаном соглашения о стратегическом партнерстве с ЕС. На фоне значительного ухудшения отношений с Россией интерес ЕС к энергетическим проектам Азербайджана обретает новые очертания. Конечно, заместить российские газовые объемы Азербайджану не по силам, однако поддержать южные европейские страны (Италия, Греция, Болгария) и увеличить в краткосрочной перспективе пропускную способность Южного газового коридора Баку вполне способен. А с учетом возможности подключения к поставкам туркменского газа ЕС в среднесрочной перспективе сможет рассчитывать на успешную диверсификацию газотранспортных маршрутов.

Кроме того, европейские страны также смогут оценить преимущества современной инфраструктуры Азербайджана. В связи с антироссийскими санкциями Азербайджан может выступать в качестве международного транспортного узла. Азербайджанский транзит с использованием имеющейся железнодорожной артерии Баку — Тбилиси — Карс и Транскаспийского международного транспортного маршрута наряду с открытием транспортного коридора через Иран, безусловно, станет востребованным направлением сообщения между ЕС и Китаем. Такой маршрут уже пользуется популярностью у европейских стран и Китая, который значительно уменьшает сроки поставки грузов.

***

Украинские события повлияли на решения многих развивающихся государств пересмотреть свои позиции по вопросам прежде всего внешнеэкономической направленности в целях подготовки к новым реалиям.

Вероятно, по завершении украинского кризиса усилия Азербайджана будут направлены на интенсификацию региональной интеграции, что станет преобладающим фактором во внешнеэкономическом векторе страны. Углубление экономической интеграции с такими странами, как Россия, Турция, Иран и Китай предопределят пути развития азербайджанского государства в среднесрочной перспективе. В то же время отношения с Западом останутся на деловом уровне, акцент в которых будет сделан на развитии взаимодействия в энергетике, логистике и инвестициях. Масштабные по своему значению события последних двух лет отражают новую реальность, в которой Азербайджан определит свое место согласно собственной интеграционной стратегии.


Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.45)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся