Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.57)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Марк Энтин

Д.ю.н., профессор МГИМО МИД России, профессор-исследователь БФУ им. И. Канта, эксперт РСМД

Екатерина Энтина

К.полит.н., доцент НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института Европы РАН, эксперт РСМД

Новый, високосный 2020 год, год надежд и свершений, год, когда всё должно было измениться, либо в ту, либо в другую сторону, стремительно приближался. Но еще оставалось немножко времени для того, чтобы склонить чашу весов в пользу более благоприятного сценария.

Новый, високосный 2020 год, год надежд и свершений, год, когда всё должно было измениться, либо в ту, либо в другую сторону, стремительно приближался. Но еще оставалось немножко времени для того, чтобы склонить чашу весов в пользу более благоприятного сценария.

Часть I. Выяснение отношений: обвинительное заключение

— Что Вы можете сказать в своё оправдание? — стальной оттенок в голосе Собеседника не оставлял сомнений в серьезности его намерений.

— Фантастически удачная фраза для начала разговора, — подумал Ведунт. Такая теплая. Проникновенная. Обнадеживающая. Сразу хочется обнять Наставника, возвышающегося над тобой, и расплакаться у него на груди. Если она, правда, имеется.

Ведунт сидел в своем привычном начальственном кресле на верхнем этаже двухсотметрового билдинга, принадлежащего его огромной многонациональной промышленно-финансовой империи. Собеседник, подойдя к нему вплотную, действительно возвышался над ним горой.

Ведунт подумал о нем с сарказмом, как о Наставнике, вовсе не потому, что их связывали подобные отношения. Просто даже про себя он не знал, как его называть.

Собеседник и впрямь был более чем необычный. Темно-коричневая сутана ниспадала волнами до самого пола с его могутных плеч, широту и мощь которых подчеркивала легкая накидка, еле сходившаяся у него на груди. Голову скрывал капюшон, настолько низко надвинутый на лицо, что лицо ли это, было не разглядеть.

В темноте капюшона (скорее, в мареве, сказал бы Ведунт) горели лишь два ярких, как прожекторы, кровавых уголька. Сейчас они с инквизиторской яростью и подозрительностью всматривались в Ведунта в ожидании ответа.

— Советую не ёрничать, — предупредил Собеседник. — Ситуация аховая. Не дал бы за Вашу жизнь и ломаного гроша. Но правила, установленные Хозяйкой, требуют предоставить Вам последний шанс. Справедливость превыше всего.

Стараясь ничем не выдать себя раньше времени, Ведунт изобразил на лице искреннее недоумение. Видимо, его нехитрая уловка сработала, поскольку Собеседник, поколебавшись, продолжил.

— Через несколько дней проводим нашу ежегодную Рождественскую встречу, на которой должны решить, как поступить с заблудшим, запутавшимся, погружающимся в хаос человечеством. Ваша судьба, Ведунт, практически предрешена. Большинство служителей Хозяйки, отмеряющей, сколько жить каждому, и когда приходит пора его или даже всех забрать, настроено на то, чтобы вынести Вам самый суровый приговор и тут же в присутствии всех собравшихся привести его в исполнение. Вы, конечно, догадываетесь, в чем Вы обвиняетесь.

— Конечно, нет! — резко возразил Ведунт. Дальше хранить молчание и никак не реагировать было бессмысленно. — Честно признаться, вообще не ожидал вашего появления. От вас целый век не было никаких вестей. Пребывал в уверенности, что я сделал для вас всё, что мог, и мы в расчете теперь. Говорите. Попытаемся разобраться. На Рождественское собрание приспешников Смерти мне желательно явиться, тщательно подготовившись.

Имя Хозяйки Ведунт назвал намеренно. По тому, как разгорелась пара угольков, выглядывающих из-под капюшона, он безошибочно определил, что попал в цель. Служители Хозяйки ее так никогда не называли, и не считали себя ее приспешниками. Она была для них, скорее, культовой личностью. Всю работу, которую люди на Земле приписывали ей, выполняли они сами.

Последние годы их всё больше и больше возмущало то, что люди ломают установленный порядок вещей. Всё чаще и чаще зло, беспардонно, кровожадно прерывают нить человеческой жизни, которую должны были бы оберегать. Назойливо вмешиваются в их епархию. Вообще готовы пустить неуправляемый состав человеческой цивилизации под откос.

В планы служителей Хозяйки подобное никак не входило. Они были неотъемлемой частью человеческой цивилизации. Собирались ею оставаться и впредь.

— Несколько лет назад, сколько не имеет значения, ты обманным путем попал на нашу Рождественскую встречу, — может, от волнения или возмущения, может, намеренно Собеседник перешел на «ты». — Мы тогда вплотную подошли к принятию решения о том, чтобы отказать людям в доверии и взять в свои руки все рычаги управления, взвалить на себя ответственность за то, как будет развиваться человеческий социум. Голосов «против» почти не раздавалось. Всё шло к тому, что оно будет поддержано.

В этот критический момент ты вмешался. Вылез на трибуну. Произнес пламенную речь. Всех переубедил. Мы дали тебе год на то, чтобы собрать единомышленников и совместно исправить положение. Поменять тренды. Восстановить порядок. Потом еще год. И еще.

Мы тебе всемерно помогали. Делали всё, о чем ты просил. Но у тебя ничего не вышло. Ты провалил задание. Если называть вещи своими именами, ты нас подло обманул. Пришло время ответить за свой обман и понести справедливое наказание.

Часть II. Выяснение отношений: оправдательная речь

— Это явное передергивание фактов, — внешне хладнокровно парировал Ведунт, хотя внутри у него всё кипело. — В начале предыдущего избирательного цикла вы мне сказали, что нашли и вырастили своего кандидата в победители, обладающего многочисленными талантами и недюжинными способностями, который, сев в главное президентское кресло, всё сумеет сделать.

Вы попросили, чтобы я его всему научил, его раскрутил, создал ему всесокрушающий имидж. Уговорили, чтобы я и моё Тайное общество, все мои бизнес-контакты его всемерно поддержали. Я всё сделал, как вы хотели. Ни на шаг от него не отходил. Всё время был рядом. Следил за каждым его словом. За каждым его шагом. Помогал. Советовал. Направлял. Делал всё, что только мог.

Мы одержали сокрушительную победу. А что потом? Ты сам, твои соратники в курсе?

— Здесь я задаю вопросы, — флегматично выдавил из себя Посланник. По всему было видно, что эмоциональная тирада Ведунта не произвела на него впечатления. — Ну, допустим. Даже если всё было так, что это меняет? К чему ты клонишь? Не забывай: тебе надо будет переубедить участников ежегодного Рождественского собрания. Переубедить — намного сложнее, чем убедить.

— Ты не дослушал, — оборвал Ведунт разглагольствования своего визави. — После победы на выборах мы с Высшим Правителем какое-то время еще оставались в близких отношениях — ему во всём нужно было разобраться, привыкнуть к своему новому положению, адаптироваться. А потом, полагая, что я ему больше не нужен, он принялся методично обрывать все связывающие нас нити.

На мои настойчивые попытки выяснить, что происходит, он ответил молчанием. Я надавил — и тогда он взорвался и, чтобы поставить точки над «и», предстал в своем истинном обличии. Я буквально остолбенел: оказалось, он — один из вас. Вы давно выдернули из-под меня стул. Превратили в марионетку. Сделали ставку на своего. Потом избавились, как от использованного материала.

Я реально боялся, что Высший даст распоряжение «убрать» меня. Поэтому ушел из большой политики. Распустил Общество. Сделал всё необходимое, чтобы не переходить Правителю дорогу и не путаться под ногами.

Поэтому обвинять меня в чем-то могут кто угодно, но только не вы. Всё, что вы просили, всё, о чем мы договаривались, я сделал. Перед вами я чист. Перед своей совестью тоже.

Часть III. Через прояснение фактов к новому соглашению

— Сочувствую, — снисходительно бросил Посланник. — Легенда хороша. Очень похожа на правду. В твоем изложении. Но никто из наших на нее не «купится». Да, ты и сам чувствуешь ее уязвимые места. Иначе, зачем всё время подчеркивать, что ты чист именно перед нами, а не вообще?

С тобой сыграли злую шутку. Тебя элементарно обвели вокруг пальца. От нашего имени тебя вовлекли в игру, в которой мы не принимали никакого участия, и «воспользовались» тобой по полной программе. Потом из нее искусно вывели.

Высокий Правитель — не один из нас и никогда им не был. Наоборот, мы страшно недовольны его воцарением. В какой-то степени он делает то, что нужно. Но в целом при нем положение сделалось совершенно нетерпимым.

— Не может быть, — упавшим голосом промямлил Ведунт. Он слушал отповедь Посланника, закусив губу. Лицо его становилось всё бледнее и бледнее, приобретая землистый оттенок. — Доказательства!

— Какие к черту доказательства! — прорычал тот, добивая бизнесмена. — Тогда, когда всё началось, ты был предпринимателем средней руки. Влиятельным, уважаемым, но одним из многих. Не ты кого-то раскрутил, а мы раскрутили тебя, твой бизнес, твое Товарищество.

Мы перебросили на тебя финансовые потоки. Убедили всех конкурентов в том, что ты — лидер. Тебе можно доверять. На тебя можно положиться.

Ты ворвался в верхушку бизнес-элиты мира. Сделался главой крупнейшей или одной из крупнейших мировых корпораций. Ты вознесся высоко. Очень высоко. Но только всё, благодаря нам.

И когда твое будущее висело на волоске, мы вновь вмешались. Защитили тебя. Дали возможность перегруппировать силы. Но не из любви к тебе — это чувство, как ты знаешь, нам незнакомо.

Мы продолжали рассчитывать, что ты и твоя команда, ты и твое Общество подомнете остальных под себя и реально возьметесь за наведение порядка. Получается, ты не просто не сумел. Хуже — ты самоустранился. Ты предал наше общее дело. Я так и доложу Высокому собранию. Прощай. Увидимся уже на нем.

— Постой, — остановил его Ведунт. — Как жаль, что наш разговор состоялся только сейчас. Сколько времени потеряно. Если всё, что ты мне сейчас рассказал, — правда, это всё меняет.

— Что меняет? — собравшийся было исчезнуть Посланник, снова навис над Ведунтом. — Говори!

— До Рождественского собрания ещё 10 дней. Этого достаточно, чтобы «перевернуть мир». Уверен, ты понимаешь, на что я намекаю. Если, кроме как на нас, рассчитывать не на кого, давай предпримем последнюю попытку. Потом решайте. Но попытаем судьбу вместе.

— У тебя есть план? — с сомнением протянул Посланник. Он не верил людям. Не любил слова. Знал им цену. Но умел превращать их в конкретные свершения.

— Пойдем, сядем за рабочий столик и набросаем его. Я покажу, где и какая помощь мне понадобится. Объясню, что я собираюсь сделать. Приступаем? Мы снова вместе? Будем двигаться вперед?

— Мы никогда и не переставали, — пробурчал Посланник. То, насколько изменилось его настроение, выдали только два уголька. Теперь они горели ровным согревающим пламенем.

Часть IV. Залог успеха

Ведунт и Посланник работали всю ночь. К утру дорожная карта совместных действий была готова. Ее ценность состояла даже не в том, что в ней удалось прописать последовательность шагов и вариативные сценарии. Главное — союзники закрепили в ней четкое и логически обоснованное разделение труда: Ведунт всё придумывает, уточняет и корректирует в зависимости от развития событий, ведет переговоры, восстанавливает Тайное общество, бросает его на обработку общественного мнения; армада отвечающих за жизнь и смерть на Земле обеспечивает исполнение. Быстрое. Полное. На всех уровнях.

Не прошло и часа после того, как они закончили, а Ведунт уже летел на первую и, наверное, самую важную из запланированных ими встреч. Поспать и восстановить силы, можно было и в воздухе.

Единственное, в целях экономии времени, не слишком резвый гражданский борт заменили на сверхзвуковой истребитель — военные, с которыми привычно сотрудничали и служители Хозяйки, и его империя, организовали так, чтобы все перемещения Ведунта, на всякий случай, осуществлялись в сопровождении двух-трех эскадрилий. Кроме того, всем показалось предусмотрительным, чтобы они проходили под видом плановых маневров (в последнее время их стали проводить так часто, что никто ничего не должен был заподозрить).

Кольт Трах, самый влиятельный политик из публичных мировых лидеров, встречал его на ступеньках своей любимой зимней резиденции в Кэмп Стеванде. В такой оперативности не было ничего удивительного. Любого помазанника божьего играет его свита — помощники, советники, люди из ближайшего окружения, друзья, близкие. У них всегда есть возможность вклиниться в его сверхнапряженный график и либо добавить в него встречу, либо заменить или выбросить. Это с одной стороны.

С другой — у любого случайного, назначенного, избранного или иного самодержца есть уйма людей, которым он обязан, которым обещал всякую всячину, о которых должен заботиться. Им всем надо оказывать несметное количество услуг (чем выше пост — тем больше услуг): кого к должности хлебной представить, кого замуж удачно выдать или женить, в совет директоров ввести, кафедру в престижном университете дать, тендер помочь выиграть — всего и не перечесть. За это — расплачиваться с теми, кто все это сделают, включая в цепочки то одних, то других. Из своей страны и чужих. Из мира политики, больших денег, шоу-бизнеса и т.д.

В общем, колоссальный рынок. На этом рынке господствует некоторое количество колоссальных, безразмерных, многонациональных посреднических фирм с триллионными оборотами, которые связывают между собой нужных людей. У Ведунта в империи такая, естественно, была. Служители Хозяйки тоже парочку самых-самых контролировали.

Кольт Трах любезно подхватил Ведунта под локоток и вместо того, чтобы пригласить внутрь резиденции, повел гулять по тенистому парку. В ответ на его недоуменный взгляд он пояснил:

— Раньше моя охрана точно знала, где, чьи жучки установлены, где и о чем разговаривать можно или нежелательно. Те добрые времена давно прошли. Теперь вся резиденция куполом накрыта — поговорить откровенно никуда не спрячешься, даже в свинцовый бункер. В ведении каких из спецслужб он находится, с полной достоверностью установить не удалось. Дал команду моим «мальчикам», чтобы расслабились. Ведь, если контрмеры предпринимать начнем, вынудим условных конкурентов и неприятелей еще к каким-нибудь новым техническим новинкам прибегнуть. Поэтому спокойнее просто по саду побродить — мои несколько полянок, аллей и удобных скамеек от чужих ушей гарантировано оградили.

Ведунт согласно кивнул. Его охранное ведомство было на порядок мощнее любого государственного. Но он не предполагал, что у Номера Первого в мире такие же проблемы, как и у всех смертных. Трах тем временем приступил к главному.

— Просмотрел объективку на тебя, Ведунт, — впечатляет. В твоей империи всё есть. Всё предусмотрено. А бюджет сопоставим с тем, которым я распоряжаюсь, к сожалению, лишь номинально, и подписываю. Давай так условимся: расскажу, что мне нужно. Потом выслушаю твои встречные предложения.

Ведунт снова согласно кивнул, и Трах, скривив довольную гримасу, продолжил:

— Перво-наперво мне надо, чтобы меня переизбрали. Тут двух мнений быть не может. Для этого нужно казнокрадов, супостатов, клинтократов и всех других кратов за одно место взять. Рост экономики свыше 3% в год и релокализацию производств, существенную, зримую, поддержать. А всех наших союзников, тем паче тех, которые еще «не» или артачатся, в одну линейку выстроить. Наверное, этого будет достаточно. Со всем остальным я сам справлюсь. Ну-с, теперь слушаю.

Слова Траха примерно соответствовали тому, что Ведунт ожидал от него услышать. Тем не менее, прежде чем начать, он снова прокрутил в голове опорные моменты того, что он, в свою очередь, собирался ему предложить. Затем самым проникновенным голосом, на который был способен, заговорил.

— Задачи понятные. С моими и моей империи полностью совпадают. На нашу всемерную поддержку, Кольт, вполне можешь рассчитывать. По максимуму всё сделаем. Предложил бы только упаковать их в такую оболочку, которая всем понравится и уже сама по себе, в силу своей притягательности, будет пополнять ряды наших сторонников.

— Валяй, — вставил Трах исключительно для того, чтобы показать: он весь внимание.

— Краты слишком увлеклись. Голову потеряли. Своим неуемным максимализмом и задиристостью сами себе яму роют. Нам остается дать им ее до дна докопать, а потом, когда они окончательно заиграются, в нее столкнуть. Чтобы сподручнее сталкивать было, нам надо ставку на позитив сделать. Да на такой, чтобы все в союзники набиваться стали — и свои, и чужие.

Какой?! По модели климакс-климатического поворота. Он задуман и осуществляется образцово талантливо. Никто давно не требует доказательств. Не задумывается, насколько мизерны выбросы от человеческой деятельности по сравнению с глобальными природными процессами. И имеют ли они вообще какое-либо отношение к потеплению. Не проводят расследований по поводу меркантильных резонов появления сотен алармистских докладов. Все согласились. Уверились. Как стая преследуют диссидентов. Слепая вера в необходимость климакс-климатического поворота сделалась политической реальностью. Она определяет внутреннюю и глобальную повестку, внутреннюю и мировую политику.

Сам поворот противоречит нашим интересам. Он задуман для того, чтобы украсть у нас результаты сланцевой революции, которая стала, наконец, приносить колоссальную политическую, стратегическую и финансовую отдачу. Его надо будет сдвинуть на политическую и экономическую периферию. Но то, как человечество было втянуто в него, мы используем на все сто.

Начнем с завтрашнего дня. Не будем ждать, пока народ отпразднует и вернется к нормальной жизни. На отдыхе всем хочется чего-нибудь остренького. Цепляющего. Волнительного. Вырывающего из повседневности. Дадим его по самое не балуйся.

Нобелевские лауреаты, все как один, все крупнейшие и наиболее авторитетные исследовательские центры, лаборатории, обсерватории, газеты и журналы, другие средства массовой информации заговорят о непонятных пятнах на солнце, скачкообразном усилении солнечной активности, колоссальной угрозе, которую это представляет для Земли. Для природы. Для человека. Для каждого из нас.

Как только общественное мнение будет достаточно напугано, предложим решение — соорудить страховочный щит против избыточного солнечного излучения, запустить в продажу новые виды одежды и ужесточить требования к типовому поведению индивида. Призовем все страны координировать свои усилия в целях синергии и объединиться под нашими знаменами. Запущенная нами кампания сделает нас бесспорными мировыми лидерами, которым прощают всё и делают всё, о чем ни попросишь.

Союзники поостерегутся проявлять фронду и будут слушаться. Враги и конкуренты склонят голову и наперебой начнут заявлять о поддержке наших установок. Подскажем им, что, подыгрывая нам, они обезопасят себя от разгрома, санкций и позорного поражения.

С экономической точки зрения мы создадим совершенно новый колоссальный необъятный потребительский рынок, на котором будем безраздельно господствовать. С финансовой — предложим всем триллионные кредиты на закупку нашего оборудования, технологий, ширпотреба и оплаты обслуживания.

Понятно, кто возглавит новое общемировое движение. Его переизбрание абсолютно гарантировано. Причем таким большинством, которое раньше было немыслимо для классической демократии.

— Звучит заманчиво, — отреагировал Трах. — В этом явно что-то есть. Принимается. Дай сценарий, расписанный под каждое мое министерство и ведомство. Пусть приступают. Естественно, после первоначального выстрела, который ты так красочно описал. Что еще? Наверное, нужен и другой или поддерживающий трек?

— Нужен. И не один. В их отношении тоже имеются конкретные предложения. Вопрос, который волнует абсолютно всех, занесен над каждым, как Дамоклов меч — это медицина. Она сейчас слишком дорогая. Неэффективная. Рвет ткань общества. Углубляет неравенство. Превращает жизнь в сплошную головную боль. Для нас тоже.

— Это точно, — подбадривающе вставил Трах, судя по всему, получающий все большее удовольствие от разговора.

— Нами подготовлено всё для создания принципиально новой технологической платформы здравоохранения, каким оно станет к началу XXII века. Квантовые компьютеры, способные обрабатывать в миллиарды миллиардов миллиардов раз больше битов информации в секунду, по сравнению с действующими, проходят стендовые испытания. Процедуры расшифровки, сканирования, секвенирования человеческого генома отработаны. Системы защиты больших массивов данных и купирования любых хакерских атак и случайных утечек информации отлажены. В рамках моей империи они уже взяты на вооружение.

Международный государственно-частный банк стратегических инвестиций в медицину создан. Подготовили документацию, чтобы пригласить все страны мира в него вступить. Его первоначальный капитал составит более 500 млрд зеленых. Планируем, что через размещение на бирже, международные и государственные гарантии привлечем в его бюджет двузначную цифру триллионов зеленых частного капитала. Теперь о том, на что пойдут все эти деньги.

— На что? — заинтересованно переспросил Трах.

— На создание мировой сети центров сканирования каждого индивидуального генома человека с момента зачатия, оснащенных всем необходимым для проведения операций по замене поврежденных и недоброкачественных генов. Такие центры позволят сделать человека изначально более здоровым, крепким и устойчивым к любым болезням.

Одновременно они послужат основой для профилактики заболеваний. Вместо того чтобы лечить больных, врачи и клиники займутся в первую очередь предотвращением заболеваний. Полные данные предрасположенности к ним каждого пациента будут у них под рукой.

Штаб-квартиру сети, хранилища баз данных и консалтинг разместим у себя. Таким образом, мы опять-таки встанем во главе общепланетарного движения за здоровье человечества и всеобщее равенство в том, что касается здоровья и обеспечения каждому полноценного существования и хорошей физической формы на протяжении всей жизни.

И в этой области мы станем первыми. Станем лидерами. Увлечем всех за собой. Установим свой стандарт. Заставим остальных всё покупать у нас и выплачивать нам несметные роялти. Сделаем свои ценности обязательными для всех.

— Этот план мне нравится даже больше, чем первый, — прокомментировал Трах. — Всё-таки в первом много надуманного и спекулятивного. Второй твердо стоит на земле обеими опорами технологической отработанности и финансовой целесообразности.

— По нему будем работать в любом случае, — дипломатично поддакнул Ведунт. — За ним будущее. С его помощью добьемся всего, чего только пожелаем. Но в среднесрочной перспективе. В него долго и много предстоит вкладываться. Первый намного выигрышней. Людей и страны могут мобилизовать только страх и высокие идеалы. Объединим и то, и другое — все за нами побегут, как на поводке.

— Добро-добро, — подытожил Первый Номер. — Я «за». Всю государственную машину перетащу на нашу сторону. Она тоже будет «за» и втянется вслед за тобой в практическую работу.

Насколько понимаю, ты в надежде на такой результат и пожаловал. Так что мы в расчете. Никто никому ничего не должен. Мы оба в выигрыше.

Коли так, можешь транслировать нашу договоренность другим мировым лидерам, которых собираешься привлечь. Только перед тем, как двинуться дальше, давай некоторые другие вопросы проговорим: в том числе, как будем разбираться с мировым долговым кризисом 2022–2026 годов после моего переизбрания.

Часть V. Расширение круга союзников

Следующим в списке неотложных встреч Ведунта значился Вторис Сонсен. Возглавляемая им страна готовилась стать бесплатным приложением к руководимой Трахом. Но мнила себя шеей, которая, как известно, крутит головой собаки во все стороны, а не хвостом.

— Что мне передает Кольт Трах? — первая незатейливая фраза, тщательно отрепетированная Вторисом, свидетельствовала о том, что Ги-5 не зря ест свой хлеб.

— Он выступит с рядом внешнеполитических и внешнеэкономических инициатив, тщательно продуманных и эшелонированных, которые будут иметь глобальное значение. Вся предварительная работа уже проделана. Всё подготовлено.

Ведунту было безразлично, с какой стороны подходить к сути разговора. Если Вторис жаждет поиграть в осведомленность, ничто не мешает провести переговоры в той стилистике, которую он задал. Всё равно в выигрыше будут они, Ведунт и Кольт Трах, а, значит, и общий интерес — их и служителей Хозяйки.

— Он рассчитывает, что ваша страна не будет пассивным статистом. Речь идет о новых правилах игры, по которым будут играть все. Причем добровольно и с энтузиазмом. О новой мировой архитектуре. Он исходит из того, что вы возьмете на себя роль первой скрипки. В прошлом вы всегда с ней успешно справлялись. О нескольких последних десятилетиях говорить не будем. Хорошо, что вы вовремя соскочили. Теперь всё снова наладится.

Ведунт намеренно подсластил свой месседж. Он прекрасно знал слабые места своего визави, то, к чему тот стремится, о чем мечтает. Если путь к его сердцу лежал через уши, ничто не мешало на нём немножко потоптаться. Очевидно же, что предложенное позиционирование его страны, то место, которое Первый Номер отводил ей в своих перспективных планах, должно было превратить Вториса в его самого преданного сторонника.

— Свою роль первой скрипки вижу таким образом, — не мешая плавному течению мыслей Ведунта, формулировал тем временем Вторис: как у любого островитянина, это получалось у него лучше всего. То, что островитяне делали руками, получалось у них несравненно хуже. — Мы подхватываем, усиливаем, разъясняем и несем всем, чтобы осознали, прониклись и присоединились. Ближним, дальним и совсем дальним — в общем, всем.

Оснащены для этого, как нельзя лучше. Обладаем бесценным опытом проведения множества похожих кампаний. В нашем распоряжении бесценный инструмент — второго такого ни у кого нет — регулярные встречи с теми, кого мы научили нашему языку, кому передали нашу культуру, традиции, уверенность в себе, кто высоко ценит нашу благосклонность. Задействуем его в первую очередь.

Тем самым мы утрем нос насмешникам и ротозеям с континента, пытавшимся обобществить всё, что принадлежит нам и только нам. Они уверяли, что мы без них никуда. Очень даже куда. Что мы без них ничего не представляем. Они убедятся в обратном.

Но всё это как бы само собой — в силу особых отношений. Хотелось бы еще чего-нибудь конкретного, зримого, прорывного. Чего-то, что самым убедительным образом продемонстрирует всем нашу близость. Послужит стимулом для экономики. Даст преференции бизнесу.

— Будет и конкретное, и прорывное, — пообещал Ведунт. — Всё в свое время. У Первого, как это принято в современном мире, есть свое межгосударственное объединение мягкой интеграции — без обременительной бюрократии и претензий на наднациональность. В его состав многие хотели бы войти, да только «отцы-основатели» никого не берут и не собирались.

Но это по состоянию на вчера. По состоянию на завтра будет иначе. Ситуация может измениться самым радикальным образом. Тщательно взвесим все «за» и «против». Не исключено, что «отцы-основатели», т.е. Первый, передумают и пригласят вас вступить в него. Со всеми вытекающими отсюда перспективами и преимуществами.

Полагаю, мы поняли друг друга, — добавил Ведунт в завершение разговора. — Тогда жму руку. Обнимаю. Хорошо, когда есть надежные союзники, и тылы обеспечены. Двигаюсь дальше по намеченному маршруту. Увидимся.

Часть VI. Единый фронт ответственных держав и центробанков

Первые две встречи, проведенные Ведунтом, дали обнадеживающий результат. Они заложили неплохие основы для будущего объединения государств на новой здоровой основе. Тем не менее, они могли послужить лишь отправной точкой. Предстояло еще «горы свернуть»: убедить в безальтернативности готовящихся решений и намечаемого курса огромное количество людей, от которых зависело так много. Поэтому, ввиду цейтнота, Ведунт и Посланник предпочли двигаться дальше, сделав ставку, скорее, на многосторонние встречи, в целом инструментарий многосторонней дипломатии.

Во Франкфурте, куда Ведунт прилетел на утро следующего дня, его ждали политические лидеры отдельных ключевых государств, председатели центральных банков и главы финансовых ведомств членов Европейского союза, Японии, Южной Кореи, Австралии, Новой Зеландии, Сингапура и ряда других стран.

— В ближайшее время все мы столкнемся с серией тяжелейших кризисов, — с места в карьер начал он. — Уже приступили к осуществлению первоочередных из комплекса мер, необходимых для их купирования. Нет смысла входить в детали — подробную информацию почерпнете в ближайшее время из печатных и электронных СМИ.

Наиболее разрушительным из них грозит стать глобальный кризис (суверенной) задолженности. Свидетельств тому всё больше и больше. Экономисты бьют в колокола, утверждая, что он стремительно приближается. Симптоматика не оставляет места для сомнения. По их мнению, он наступит ориентировочно в 2022 году или даже раньше. Похоже, долговой кризис будет иметь чудовищно разрушительный характер. Он отбросит мировую экономику на десятилетия назад.

Особое беспокойство у экономистов вызывает то, что противоядия такому глобальному кризису может не оказаться. Опробованные до сих пор методы спасения зашатавшихся финансовых систем касались другого. Велика вероятность, что в новых условиях они не сработают.

Ситуация действительно очень серьезная. По подсчетам профильных международных организаций совокупная суверенная задолженность в полтора раза превысила мировой ВВП. А ведь есть еще задолженность пенсионных систем, домохозяйств, студенчества, бизнеса. Она ничуть не меньше. Считается, что доля займов, кредитов и долговых обязательств, набранных и выпущенных государствами, не превышает и трети от общего объема задолженности. Но отвечать им придется за всё. И спасать они вынуждены будут всех. Иначе, из-под обломков финансовых систем никому не выбраться.

Хуже всего то, что большинство сняло ногу с тормоза. Задолженность увеличивается головокружительными темпами. На ее стремительный рост махнули рукой. И правительства. И предприниматели. Дополнительную тревогу вызывает полное отсутствие понимания того, что может послужить спусковым крючком трагического развития событий, и кто на него случайно или намеренно надавит.

Беспрецедентная ситуация требует беспрецедентных решений и незамедлительных действий. Высказывайтесь. Передаю микрофон вам. Потом продолжу.

Раздался гул разбуженного улья. До того, как сориентировались еще желающие выступить, слово взял глава центробанка одного из крупнейших финансовых центров планеты — служители Хозяйки (или сам Посланник) успели заглянуть к нему в офис и проговорить с ним сценарий предстоящего совещания (наверное, кстати, и не к нему одному).

— Все банкиры знают, — веско заявил он, — что дело обстоит даже хуже. Политики тешат себя иллюзией, будто антикризисные механизмы созданы, опробованы и действуют. Ничего подобного.

Да, новейшее законодательство принято. Требования к собственному капиталу банков, качеству обеспечения, разделению полномочий и многому другому ужесточены. Секьюритизация проведена. Стресс-тестирование стало обычной практикой. Оно дало, вроде бы, обнадеживающие результаты. Колоссальные суммы отложены в «кубышку» на черный день. Они моментально будут задействованы для спасения зашатавшихся финансовых и банковских структур. Банкротить сейчас, чтобы не допустить заражения, согласно реляциям, можно будет быстро и кого угодно.

В реальности эта обнадеживающая картина — плод коллективного воображения. Иными словами, ненаучная фантастика. Все генералы готовятся к прежней войне. Долговой кризис будет качественно иным. Каким — никто не знает. Как лавина в горах, он сметет всё на своем пути. Если он разразится, спасать будет некого. Единственное спасение — не допустить, чтобы он разразился. Принять для этого все возможные и невозможные меры. Включая самые нестандартные. Те, которые еще вчера казались избыточными. Вредными. Непроходными.

Ведунт, говорите! Мы Вас внимательно слушаем. Что Вы, Кольт Трах, Вторис Сонсен и вся Ваша команда предлагаете?

— Предпринимаемые меры должны носить системный характер. Это само собой. Кроме того, упреждающий. Полностью согласен с высказанными только что соображениями, которые разделяются большинством практиков. — Ведунт уверенно подхватил эстафетную палочку, переданную ему старым добрым знакомым. Заодно элегантно возвел отдельное высказывание в выражение уже сложившегося общественного мнения.

— Остановлюсь на узловых. Пока они действительно могут показаться спорными. Однако благодаря вашей поддержке станут стержнем, на который нанизывается всё остальное.

Прежде всего, предлагаем ввести очень высокий налог на акции. Они чудовищно переоценены. Являются игрушкой в руках спекулятивного капитала. Их стоимость выросла до небес из-за того, что в них устремились деньги, высвобожденные количественным смягчением. Как пылесос, они втягивают средства, которые должны были бы пойти в реальный сектор экономики.

Когда безумно раздувшийся пузырь лопнет, никому мало не покажется. Сдуть его за счет инфляции не получается. Ее практически нет. Добьемся этого же чисто фискальными методами. Заодно получим живые бюджетные деньги, которые бросим на инвестиции в человеческий капитал, искусственный интеллект, новую инфраструктуру и экономику.

Каким должен быть этот сверхвысокий налог, вы определите сами. Надеюсь, что к концу запланированного трехдневного обсуждения удастся выйти на консенсус.

Придется ввести также налог на финансовые транзакции. Идея высказывается с незапамятных времен. Аргументы «за» и «против» хорошо известные. Навязли в зубах. В разных форматах переговоры ведутся не один год. Вопрос не просто созрел, а давно уже перезрел.

Двинуться вперед нам не дают те, кто утверждают, что спекулятивный капитал легко выведет себя из-под удара, переложив все издержки на потребителя. И вообще это ничего не даст. Конечно, не даст, если мы ограничимся сотыми или десятыми долями процента. Если же согласуем двузначные цифры, очень даже даст.

На каком варианте предпочтительнее остановиться, вы тоже сами решите. Теперь по поводу «за» или «против». Всё будет зависеть от качества регулирования, случаев и масштабов изъятий. Сделаем по уму, гидре еще пару голов отсечем. Себе же мускулы нарастим, чтобы долги у нас, как при игре в Тетрис, в небытие проваливаться начали.

Далее нам срочно следует заняться наведением порядка в электронной торговле. То, что она позволяет выводить на рынок и продавать наивным покупателям несуществующие товары и товары, даже отдаленно не соответствующие рекламируемым характеристикам, оставим за скобками. Когда электронная торговля делала первые шаги, теоретикам новой технологической революции показалось, что она станет провозвестницей будущего. С ее помощью производители получат прямой доступ к потребителям.

Лишнее звено в цепочке удалит сама жизнь. Возникнет принципиально новая система экономических отношений, в которой посреднику, как ненужному, лишнему звену, обворовывающему производителя и удесятеряющему стоимость товаров для потребителя, не будет места. Торговля в прежнем виде, шажок за шажком, полностью отомрет.

Оказалось — ничего подобного. Электронная торговля лишь заменила собой стационарные магазины, оттянув всю прибыль на себя. Она по-быстрому превратилась в того самого торгового посредника, от которого теоретики технологической революции мечтали нас избавить. Только более современного, технологичного, знающего о слабых сторонах и предпочтениях потребителя до мельчайших подробностей, проникающего абсолютно повсюду.

Если нам важны интересы реального сектора экономики, интересы производителя и потребителям, а не торгаша, вновь вклинившегося между ними, только на новой технологической платформе, его надо поставить на место. Ему нельзя давать законным путем обворовывать производителя. Если мы хотим, чтобы реальный сектор встал во главе пирамиды, в него пошли инвестиции, а долги начали схлопываться, необходима очень простая вещь. Вы прекрасно знаете, какая.

Разница в цене производителя и цене, по которой мы вынуждены покупать товары и услуги, должна быть разумной и обоснованной. Она должна покрывать издержки на доставку и содержать небольшой приварок. Всё! Остальное должно изыматься и возвращаться через механизм умного налогообложения и перераспределения. В этом весь смысл существования государственного аппарата, выборов, демократии, уважительного отношения к личности.

Другими словами, маржа, на которую вправе претендовать электронная торговля, должна быть минимальной, а не максимальной. Какой именно? Опять-таки слово за вами.

Теперь собственно о долгах. Десятилетия почти нулевой процентной ставки развратили абсолютно всех. Она поставила нормальную экономику с ног на голову. С этим пора кончать. Но по-умному. Оздоровить положение, ничего не ломая, можно несколькими самыми разными способами.

Напрашивающийся — обложить собственников долгов, всех без изъятия, условно 5%-ым дополнительным налогом на имущество. Аккумулировать поступающие средства — в общемировом сетевом Банке международного сотрудничества по снижению долговых обязательств. Предоставить всем государствам, выступающим в качестве агентов по сбору дополнительного налога, специальные права заимствования, пропорциональные делаемым ими накоплениям.

Кроме того, ввести весомый налог на долговые обязательства в форме их списания в размере, равном налогу. Это само по себе будет работать на снижение задолженности. Не меньшую пользу принесет побочный эффект. С одной стороны, скупка долгов, вложения в долги сразу же станут намного менее привлекательными. А вот притягательность инвестиций в реальный сектор экономики вырастет. Мы ему тем самым очень поможем. С другой — подготовим условия для дисконта по долгам. Это, как вы прекрасно понимаете, даст колоссальную отдачу. Заложит тренд, на который все собравшиеся на наше сегодняшнее совещание так рассчитывают.

Еще один очень важный трек — давайте вместе подумаем о возрождении этических норм жизни по средствам на всех уровнях: личности, компаний, государства и общества. Нулевой бюджет — это не жесткая экономия. Их увязали между собой совершенно напрасно, оказав «медвежью услугу» бизнесу. Он должен стать безусловной нормой. На этот счет также ждем от вас конкретные соображения.

Всё, о чем я говорил — всего лишь каркас. То, как он будет обрастать мясом, зависит от вас. В ваших руках — наше общее будущее. Знаю, в крепких. Надежных. Опытных. Обещаю, что реализацией всего, по поводу чего вы сумеете договориться, мы займемся вместе. Гарантирую: всё будет выполнено. От и до.

Ведущий встречи объявил перерыв. Ведунту надо было двигаться вперед по намеченному графику. Время утекало стремительно. Но он предпочел остаться, хотя бы ненадолго, чтобы кратко побеседовать со всеми, кто его об этом попросил. Индивидуальные встречи добавили ему уверенности. Он понял, что слова, прозвучавшие с трибуны, легли на возделанную почву. Шансов на успех становилось всё больше. Активных сторонников тоже. Ряды воссозданного им Тайного общества за возрождение планеты стремительно росли. Это также имело большое значение, ведь в нем у каждого была своя немаловажная роль.

Часть VII. Региональное измерение

Собрать у себя всех лидеров африканских стран, по подсказке служителей Хозяйки, вызывалось руководство Египта. Однако по здравому размышлению, Ведунт и Посланник отдали предпочтение Кейптауну. Они не хотели, чтобы ближневосточная тематика оттеснила на задний план всё остальное. К тому же с южной его оконечности все трудности, переживаемые Черным континентом, выглядели рельефнее.

Ведунт прибыл на встречу окрыленным. Преисполненным энтузиазма. С четким пониманием того, вместе с тем, что у собравшихся здесь совершенно иная повестка. Они нуждаются в помощи и содействии. Расплывчатыми обещаниями давно «сыты». Округлые фразы и демагогия вызовут отторжение. Все жаждут конкретной и продуманной программы действий. И говорить следует именно о ней.

— Друзья, — начал он, задавая тональность всему предстоящему разговору. — Наш век должен был стать не веком Трампа, Путина или Си Цзиньпина. Он должен был стать веком Африки. Все предпосылки для этого имелись. Зримые. Вещественные. Демография. Богатейшие природные ресурсы. Новые технологии. Прогресс в управлении. Капиталовложения, устремившиеся в регион. Всё говорило о том, что возрождение континента не за горами. Экономический подъем пошел. Он вполне реален.

Увы, он почти сразу же оборвался. Разберемся с тем, почему — нам понятнее сделается, как выбраться из порочного круга. Причин несколько. Назову главные. Первая. Общество разъедается изнутри. Оно не выдерживает давления межэтнических конфликтов, терроризма, сепаратизма, религиозного радикализма и фанатизма. Тем более, когда они активно подпитываются извне.

Военно-гражданский потенциал для того, чтобы справляться с ними, отсутствует. Он не создан. Ни на уровне отдельных стран, ни на уровне континента в целом самостоятельно поддерживать внутреннюю безопасность и стабильность во всех ее аспектах не получается.

Вторая. Из глобального финансово-экономического кризиса 2007–2008 годов развитые страны сделали абсурдно неверные выводы. Во главу угла всего они поставили исключительно свои собственные интересы. Взялись за релокализацию производства и возвращение финансовых потоков обратно к себе. Китай при осуществлении инфраструктурных и всех других проектов также никогда не занимался филантропией.

Собственных драйверов развития у стран континента оказалось до обидного мало. Сказалось недобрым словом помянутое колониальное прошлое. Да и неоколониализм очень помешал преодолеть издержки отсталости и монокультурной экономики. По-настоящему самостоятельными многие из бывших колоний так и не стали. А весь блеф вокруг ажиотажа по поводу устойчивого развития или климатического поворота — всё та же игра в одни ворота.

Для вас ничего нового в том, о чем я говорю, наверное, нет. А вот вывод из сказанного, которым хотел бы с вами поделиться, наверняка, для вас прозвучит по-новому. Политика, проводимая всеми странами — и развитыми, и развивающимися, носит тупиковый характер. Она ведет в никуда. Хуже того, подталкивает всех нас к краю пропасти. Находимся в непосредственной близости от нее.

Опасностей, с которыми сталкивается человечество, опасностей, которые нависли над всеми нами, великое множество. Однако каждый из нас, в первую очередь развитые страны, думают только о себе. Преследуют исключительно свои собственные интересы. Особенно под видом перехода к новой экономике, борьбы с изменениями климата и загрязнением окружающей среды, международным терроризмом, организованной преступностью, незаконной миграцией, оказания международной помощи развитию.

Дальше так продолжаться не может! Дальше так продолжаться не должно! Такую политику надо менять. Вы согласны со мной?

Служители Хозяйки были эффективными союзниками. Доказывали это не раз и не два. С несколькими лидерами, присутствующими на встрече, они успели переговорить. Этого было достаточно. Те встали и зааплодировали. Все остальные потянулись за ними. Ведунт переждал и, когда аплодисменты стихли, перешел к главному.

— С сегодняшнего дня, с нашей встречи вектор деятельности руководства развитых стран, во всяком случае, тех из них, от кого всё зависит, будет скорректирован. Траектория того, чем и как они занимаются, изменится. Сначала не так заметно. Затем всё сильнее и сильнее. Обещаю это вам со всей ответственностью от имени Кольта Траха, Вториса Сонсена и многих других ключевых фигур мировой политики.

Преследуемая цель — сплотить всех. Объединить усилия. Договориться о том, ради чего мы будем трудиться вместе. Ввести противоборство и конкуренцию в такие рамки, которые бы не мешали сотрудничеству и движению вперед.

Задачи — 1) создать потенциал предотвращения природных катастроф, угрожающих выживанию человечества; 2) придать мировой экономике и политике коллективно управляемый характер; 3) поставить современные технологии на службу всем; 4) задавить оргпреступность, фашизм, радикализм и сделать все остальные «измы» приемлемо цивилизованными; 5) продвинуться к тому, чтобы каждый, каждая страна, каждый народ могли вносить свой посильный вклад в усилия по достижению этих задач.

Давайте теперь посмотрим, что конкретно предлагается, что именно собираемся сделать. В кратчайшие сроки намерены провести военную реформу и перекроить бюджеты на оборону таким образом, чтобы через сокращения в других областях перебросить силы и средства к вам. Поможем договориться о запрете производства, транзита, хранения и использования наступательных вооружений взамен на гарантии безопасности и частичное переоснащение современными видами оборонных вооружений. Совместно создадим континентальную армию общего и специального назначения, состоящую из страновых контингентов.

Проведем их обучение и переподготовку на военных базах, которые временно перебросим на вашу территорию. С опорой на них либо договоримся с повстанческими, сепаратистскими и иными движениями о сдаче оружия и включении в нормальный политический процесс, либо их физически уничтожим. Совместно ликвидируем террористические и иные бандформирования. С позиции силы добьемся урегулирования местных и региональных конфликтов или прибегнем к проведению операций по принуждению к миру. Для военных и других международных преступников оборудуем единый центр содержания.

По достижении задач принудительного примирения и пасификации повсеместно передадим контроль над развитием ситуации полицейским формированиям и жандармерии, которые будут к этому времени созданы, обучены, оснащены по последнему слову техники и накопят достаточный боевой и вообще необходимый практический опыт.

Для всего этого потребуются триллионы зеленых, не меньше, чем на зеленый/климатический поворот или реализацию инициативы «Пояс и Путь». Откуда их взять? Главным источником, конечно же, должны стать средства, которые появятся в результате экономического бума, вызванного гарантиями политической стабильности и внутренней безопасности. Важную роль, особенно на ранних этапах, сыграет финансирование за счет снижения долговой нагрузки, в дальнейшем, полной ликвидации суверенной и всех остальных видов задолженности. Уже начали об этом разговор с минфинами и центробанками ведущих мировых держав.

Параллельно с созданием надлежащих предпосылок для спокойного, нормального ведения бизнеса и последующего экономического бума, поможем со всем необходимым, чтобы ваши страны обрели экономическую устойчивость, самодостаточность и эндогенные драйверы роста. Для этого предложим всем общепланетарное вай-фай покрытие и бесплатное пользование мировой сетью. Системно перебросим к вам часть базовых производств. Откроем у вас несколько десятков университетов мирового уровня, которые займутся подготовкой местных кадров.

Вместе продумаем, как воспользоваться плодами новой технологической революции, роботизацией, искусственным интеллектом, блокчейном, информационно-коммуникационными технологиями не во вред, а на благо. У себя уберем субсидирование и откроем внутренние рынки для ваших товаров. Пересмотрим право интеллектуальной собственности, чтобы оно служило трамплином для всех, а не для немногих избранных.

Вместе разработаем планы специализации для каждой из ваших стран. Подскажем, как поступить, чтобы китайские инфраструктурные проекты работали на вас, а не на Пекин. Положим в учреждаемый Международный банк инвестиций в Черную Африку триллион зеленых. Кроме этого, попытаемся придумать дополнительные фискальные стимулы для постепенного, но быстрого и радикального снижения долгового бремени и переориентации финансовых потоков в реальный сектор экономики.

Как вы видите, программа обширная. Главное в ней — ставка на достижение конечного результата, выгодного всем; совместные действия, обеспечивающие объединение усилий; утверждение новой системы международных отношений и порядка, основанных на многосторонней выработке общих подходов и превалирование общего интереса.

Памятуя об опыте предыдущей встречи, в Кейптаунскую Ведунт внес напрашивающиеся коррективы. Он построил всё таким образом, чтобы обстоятельно, не спеша пообщаться со всеми и с каждым африканским лидером. Ответить на возникшие вопросы. Разъяснить последовательность предполагаемых действий. Зависимости. Обусловленность. Убедить в своей правоте. Рекрутировать в Тайное общество. Он даже остался на ночь и общее застолье, чтобы скрепить нарождающееся взаимопонимание более тесными личными отношениями.

Часть VIII. Рубикон

Ведунт задержался в Кейптауне еще по одной причине. Он хотел передохнуть, собраться с мыслями и продумать все возможные повороты предстоящей беседы с Великим Провидцем — первым номером противоположного стана. О его осведомленности и способности гипнотизировать собеседника ходили легенды. Уверяли, что рыцари врывались в его замок с твердым намерением обнажить оружие, а выходили от него точно агнцы божьи.

Великий выглядел усталым, даже несколько изможденным, но собранным и подтянутым. Весь его облик словно говорил: «Эту партию мы не собираемся проигрывать». Он встретил Ведунта настолько пронизывающим взглядом, что тот внутренне содрогнулся. Этот взгляд был сродни тем, которыми его бичевали из глубины капюшонов его сегодняшние союзники.

— А если то, что о нем рассказывают, правда? — подумалось Ведунту. — Может, я зря не подстраховался? Посланник ведь меня предупреждал. Точнее, предостерегал.

Усилием воли он отогнал непрошеные мысли и, не без труда, изобразил на лице беззаботную улыбку.

Хозяин выждал, пока он успокоится, и дал возможность отхлебнуть обжигающий чай с чабрецом из поднесенной ему пиалы — они находились в южной резиденции Правителя, и всё вокруг и на столе было выдержано в восточном стиле. Потом любезно предложил сыграть партию в шахматы или го.

— Я давно не играл. Всё забыл. Не в форме, — попытался отнекиваться Ведунт.

— Поздно, — пожал плечами Хозяин. — В чай добавили смертельную дозу яда. Она уже начала действовать. Противоядие у меня с собой. Так как, сыграем? Ставки сделаны.

С этими словами он бросил кости. Великий играл блестяще. Бесподобно. Изобретательно. Профессионально. Поэтому, чтобы не осрамиться и окончательно не потерять контроль над ситуацией, Ведунт пробудил в себе способности, которыми его наградили служители Хозяйки. Видимо, Провидец этого и добивался.

— На таком уровне на Земле играют только квантовые компьютеры и приспешники Смерти, — бросил он. — Отпираться бессмысленно. Вы один из них? Странно, Вы на них совсем не похожи. Тогда кто? Рассказывайте! У нас получится найти достойный нас обоих выход из сложившегося положения только, если мы будем предельно откровенны друг с другом.

— Класс! — тем временем судорожно соображал Ведунт. — Это же надо: меня за пять минут расшифровали. Действительно, отпираться бессмысленно. Что-то придумывать тоже — запутаюсь, и будет только хуже. Не дай Бог, всё испорчу. С другой стороны, если я выдам тайну служителей, вряд ли это поднимет мои акции в их глазах. Подставлять союзников мне тоже нельзя.

— Говорите спокойно, — прервал ход его мыслей Провидец. — Никакой тайны нет. О том, что они творят на Земле, и как пытаются перехватить инициативу, мы хорошо осведомлены. Хотя до прямого столкновения дело пока не доходило. А по поводу утечки информации, не беспокойтесь. У меня, в отличие от того, кого Вы первым посетили, с безопасностью, спецслужбами и всем остальным всё в порядке.

Рассказ Ведунта Великий выслушал, не перебивая, без наводящих вопросов и комментариев — только в самом начале повествования перегнулся через столик и что-то бросил в пиалу с чаем. И о провале первых попыток санировать планету, зловещих угрозах служителей Хозяйки, непонятной двойной игре, и о новой договоренности под «падающий флажок» с Посланником, стратегии, которую они согласовали, поднятом флаге, под который теперь собирают лидеров ведущих стран мира и всех тех, от кого зависит будущее.

— Спасибо за искренность, — раздумчиво приступил Правитель к изложению своего видения происходящего, как только Ведунт замолк. — Хотел бы, чтобы мы с тобой стали близкими друзьями и соратниками. Без этого всё бессмысленно. Мы у себя примерно так и представляли. Но теперь картинка получается намного более целостной и детальной.

Идея с солнечной активностью — гениальная. Беспроигрышная. Всех мобилизует. Поддерживаю обеими руками. Она сама по себе позволит всех в один кулак собрать. К тому же собьет волну зеленого популизма и экстремизма, которой все уже захлебываться стали. Зеленый тоталитаризм и мракобесие заполонили планету. Фактически возникла новая религиозная секта невиданных масштабов, стремящаяся покончить с секуляризмом и подчинить себе мировые религии. Все в ее ряды, как по свистку, кинулись.

Только щит от внеземной активности иначе создавать будем. Его опорным элементом совместное командование должно стать. С противоракетной обороной не получилось. Сейчас осечки допустить никак нельзя. Совместное командование необходимо, чтобы снять подозрения в том, что это лишь стремление к военному превосходству в других формах. Послужит убедительной и полновесной гарантией.

Твои оценки перспектив и значения нового здравоохранения, построенного на сканировании генома каждого обитателя планеты и профилактике, полностью разделяем. В этом отношении тоже можешь на нас полностью положиться. У нас есть мощная когорта специалистов, которые на такой революции в медицине давно настаивают. Только и этот проект стоило бы несколько иначе развернуть. Чтобы новую зависимость и неоколониализм не породить. Один из главенствующих общемировых центров у нас должен быть построен с сопоставимыми филиалами во всех регионах и странах, связанных с нами интеграционными и союзническими обязательствами.

С преодолением долгового кризиса дело иначе обстоит. Конечно, его надо предотвратить. Использовать для этого все имеющиеся в нашем распоряжении методы. Но, как обычно, собака в деталях зарыта. В отличие от всех остальных, у нас нет таких обременительных долгов. Мы себя от внешних шоков обезопасили. Подобное налогообложение в нашем отношении будет иметь характер контрибуции. Вредной. Ничем не обоснованной. Оно будет лишь мешать нашему развитию.

Значит, универсальным его делать нельзя. Если всё-таки делать, то предусмотреть справедливый компенсаторный механизм. Хорошая альтернатива — создать колоссальный Всемирный фонд погашения суверенных долгов и содействия развитию. Это в качестве рабочего названия. Его деньги шли бы, когда нужно и кому нужно, на погашение и эквивалентно тем, кто в этом не нуждается, на инвестиции в реальный сектор экономики.

В целом, мы за создание триллионного инвестбанка для Черной Африки, переброску туда базовых производств, осуществление честной политики международного содействия развитию, которая бы помогла странам континента добиться экономической устойчивости и самодостаточности. Только она должна стать универсальной политикой, а сам банк — одним из подразделений Общемирового банка финансирования будущего.

По военным аспектам. Не надо изобретать велосипед. Еще в 1945 году заложили в Устав ООН возможность создания генштаба общемировой организации безопасности, а, значит, и контингентов, которыми он должен был бы командовать. Скажем, быстрого развертывания и реагирования. Вот на что следовало бы сделать ставку. Сейчас это спящая статья Устава. Ничто не мешает ее оживить. Такой подход станет квинтэссенцией многосторонности.

Теперь о самом главном. Ты приехал предложить, чтобы мы под Первого Номера ушли, его на Олимпе в качестве самодержца удержали, а сами на роль второстепенных богов согласились. Так дело не пойдет. Никакому новому господству и гегемонии потакать не будем и не собираемся. Вне зависимости от идеологических и политических конструкций, в которые они упакованы.

А вот, если вместе отрихтовать сумеем стратегию так, чтобы во всем речь об утверждении просвещенного лидерства шла, думаю, у нас всё получится. Единый фронт, который ты вместе с Трахом сколачиваешь, нужен. Полезен. Безальтернативен. Но он даст лишь временный эффект. Окажется временным решением. Ничего не гарантирует. На эти грабли уже наступали. Повторно не хотелось бы. Речь должна идти о другом — о клубе равных и ответственных, в котором бы сообща и в общих интересах решались все важные вопросы нашей повседневной жизни и намечалось будущее.

Если об этом договоримся, тебе к нашему всемогущему соседу-гиганту, от которого всё теперь на самом деле зависит, после меня отправляться не нужно. Я сам к нему сразу вылетаю. Твои эскадрильи могут возвращаться обратно.

Ну, как? По рукам? Тогда последний штрих. Тебя одного на Рождественское собрание, думаю, отпускать не стоит. Мало ли что. Ставки слишком высоки. Мы на него все вместе идти должны. Так и передай Посланнику. Теперь в путь. Как ты любишь говорить, нам еще много предстоит сделать, а до «полуночи» всего несколько минут осталось.

Расставаясь, Ведунт и Великий крепко обнялись, еще немного постояли, всматриваясь друг в друга напоследок, и двинулись дальше, каждый по своему маршруту, но к общей цели.

Впервые опубликовано интернет-журнале «Вся Европа».


(Голосов: 7, Рейтинг: 3.57)
 (7 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся