Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Виктор Катона

Специалист по закупкам нефти MOL Group, эксперт РСМД

Когда в июле 2016 г. Центральное статистическое управление (ЦСУ) Ирландии готовилось объявить финальные статистические данные по 2015 г., мало кто ожидал серьезных сюрпризов. Еще в марте 2016 г. был опубликован прогнозируемый уровень роста ВВП – 7,8%, и примерно такие же показатели ожидались подавляющим большинством специалистов. Данные ЦСУ, однако, вызвали всеобщее удивление – в 2015 г. экономика Ирландии выросла на 26,3% (см. График 1). В текущих ценах прыжок был еще существеннее и составил 32,4%. Таким образом, формально Ирландия стала наиболее быстро растущей экономикой мира, опередив такие страны как Эфиопия (10,2%), Туркменистан (около 8%) и Папуа-Новая Гвинея (16%).

 

Пресс-релиз ЦСУ примечателен своими формулировками. По мнению Центрального статистического управления Ирландии, данные отражают открытый и глобализованный характер экономики Ирландии, однако ВВП «не всегда отражает истинное положение» внутри страны. Зачем же властям преуменьшать значение мощнейшего экономического роста и созывать комиссии для выявления новых путей определения экономического здоровья страны? Ответ на этот вопрос кроется в благоприятном налоговом режиме Ирландии и правилах финансирования Европейского союза.

 

 

REUTERS/Clodagh Kilcoyne
Велосипедисты в районе доков Дублина, февраль 2016 г.

 

После финансового кризиса, начавшегося в 2008 г., ряд американских компаний увидел в Ирландии идеальное место для перерегистрации. Ставка корпоративного налога в 12,5%, общая налоговая загрузка на уровне 17-18%, ряд налоговых послаблений (большинство из которых, правда, будет постепенно отменено) – все это сулило и сулит зарубежным инвесторам, особенно крупным конгломератам, миллиарды долларов сбережений. В Ирландии на данный момент зарегистрированы фармацевтические компании Perrigo, Jazz Pharmaceuticals; Intel, Google, Facebook, PayPal здесь имеют свои европейские штаб-квартиры; Apple в Ирландии строит крупнейший центр обработки и хранения данных и зарегистрировал большинство своих объектов интеллектуальной собственности.

 

Показателен пример фармацевтического гиганта Pfizer, который ради перерегистрации в Ирландии организовал следующий маневр – Pfizer должен был стать объектом поглощения стоимостью в 160 млрд долл. ирландской (довольно небольшой) компании Allergan с тем, что впоследствии новая компания под прежним названием Pfizer осуществляла бы свою деятельность уже будучи налоговым резидентом Ирландии. На слияние двух компаний был наложен запрет администрацией Б. Обамы, опасавшейся потери одного из крупнейшего налогоплательщика США.

 

Благодаря перерегистрации зарубежных компаний, размер основного капитала Ирландии вырос на 40%. Товары, производимые этими компаниями, шли в подавляющем большинстве на экспорт, вследствие чего в 2015 г. объем экспорта Ирландии вырос на 102,5%.

 

Статистику Ирландии также искажает контрактное производство, в рамках которого продукция для зарегистрированной в Ирландии компании изготовляется независимым подрядчиком. Выручка от товаров, изготовленных посредством подрядов, включается в платежный баланс Ирландии. Таким образом, в экономике появились дополнительные 80 млрд евро, которые, по сути, никогда не были реализованы в Ирландии и никакой пользы – например, в виде рабочих мест – экономике не принесли. Если исключить «наносную» часть экономики Ирландии, то, как полагают специалисты, реальный рост ВВП Ирландии сводится к 5,5-6%. Это подтверждает и рост потребительских расходов в 2015 г. (4,5%), а также относительно небольшое падение безработицы в стране (1,2% в период январь 2015 – январь 2016 гг.).

 

График 1. Валовый внутренний продукт Ирландии.

 

 

 

Источник: Центральное статистическое управление Ирландии.

 

Переводы налоговой регистрации в Ирландию искусственным образом раздувают размер экономики страны. Вся прибыль базирующихся в Ирландии международных компаний, заработанная в Соединенных Штатах или во Франции, засчитывается в ВВП страны, хотя непосредственно ирландские власти или население «видят» лишь часть этих денег. Более того, отчисления Дублина в общую казну Европейского союза увеличатся соответственно росту ВВП, что вызывает обеспокоенность ирландских властей. Следует отметить, что Ирландия (член ЕС с 1973 г.) вплоть до 2014 г. получала от Брюсселя (в форме грантов, целевых программ и др.) больше, чем отчисляла. По общеевропейским меркам показатели Ирландии вовсе не катастрофичны – Ирландия вносила порядка 1,5 млрд евро в год (для сравнения – Германия в 17 раз больше).

 

Ирландское статистическое чудо имеет, безусловно, положительные последствия для Дублина. Соотношение государственного долга к ВВП страны упало более чем на 15%, до 78,7%, благодаря чему доходность 10-летних облигаций достигла в августе 2016 г. предельно низкого уровня в 0,36%. Таким образом, Ирландия сможет занимать позиции на международных рынках на более выгодных условиях. Следует отметить, что росту привлекательности Ирландии также способствовали результаты британского референдума о членстве в Европейском союзе. Ряд ведущих компаний, до этого базировавшихся в Великобритании, рассматривает возможность переноса деятельности в Ирландию с целью оставаться в юрисдикции ЕС. Первыми о подобной возможности заявили представители инвестиционного банка Morgan Stanley. Власти Ирландии, в свою очередь, объявили о своей готовности принять все желающие компании.

 

Таким образом, стремительный рост ВВП Ирландии в 2015 г. является одновременно реальным и искусственным. Главное сейчас для ирландских властей – вести осторожную макроэкономическую политику, в случае необходимости и антициклическую, помня о возможности повторения кризиса 2009 г.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся