Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Пётр Кортунов

Программный координатор РСМД, магистр МГИМО МИД России

Статья «Ядерное нераспространение: шаги для XXI века» была впервые опубликована 11 сентября 2019 г. Гуверовским институтом войны, революции и мира, политическим центром, специализирующимся на изучении политических и экономических вопросов. Автор статьи, Эрнест Дж. Мониз, главный исполнительный директор и сопредседатель Инициативы по сокращению ядерной угрозы, а также профессор физики и технических систем при Массачусетском технологическом институте, занимается изучением вопросов укрепления мирового режима нераспространения. В данной статье автор поставил задачу изучения новых вызовов глобальному режиму нераспространения, а также привлечения внимания международного сообщества к изменившейся природе ядерной угрозы.

С момента создания и успешного испытания первой атомной бомбы мир находился в состоянии перманентной войны с угрозой глобального распространения ядерного оружия. Несмотря на неутешительные прогнозы многих экспертов, уверенных в том, что распространение ядерного оружия сдержать практически невозможно, на сегодняшний день лишь девять стран располагают атомным арсеналом, пять из которых делают это на совершенно законных основаниях. Таким образом, вопреки прогнозам экспертов, в целом международному сообществу пока что удается достаточно эффективно сдерживать распространение ядерного оружия, пусть даже некоторым странам и удалось завладеть им в обход глобального режима нераспространения. Тем не менее на сегодняшний день сложно с уверенностью судить о светлом будущем режима нераспространения, так как реалии XXI века заставляют мир столкнуться с новыми возможностями получения ядерного оружия. Развитие технологий обогащения радиоактивных веществ, появление новых террористических угроз и прочие факторы создают существенные преграды на пути сохранения режима нераспространения ядерного оружия. В своей статье автор попытался отразить основные угрозы режиму нераспространения, с которыми мировое сообщество сегодня сталкивается, а также предложить некоторые возможные пути снижения риска разрушения существующего ядерного миропорядка.

XXI век обнажил новые вызовы глобальному режиму нераспространения ядерного оружия. Стандарты поддержания режима нераспространения, разработанные в XX в., несмотря на свое относительно успешное применение, более не соответствуют существующим вызовам и угрозам и нуждаются в реформировании. Вместе с тем международное сообщество должно осознать, что пересмотр существующего режима контроля за ядерным вооружением может быть осуществлен лишь в форме коллективного усилия всех государств. Ведущую роль в этом процессе должны играть Россия, США, Франция, Великобритания и Китай — как единственные государства, имеющие право на содержание атомных арсеналов, а также колоссальный опыт работы с атомной энергией. И именно добровольное самоограничение этих государств должно заложить основу для создания нового стабильного режима ядерного нераспространения.


Статья «Ядерное нераспространение: шаги для XXI века» была впервые опубликована 11 сентября 2019 г. Гуверовским институтом войны, революции и мира, политическим центром, специализирующимся на изучении политических и экономических вопросов. Автор статьи, Эрнест Дж. Мониз, главный исполнительный директор и сопредседатель Инициативы по сокращению ядерной угрозы, а также профессор физики и технических систем при Массачусетском технологическом институте, занимается изучением вопросов укрепления мирового режима нераспространения. В данной статье автор поставил задачу изучения новых вызовов глобальному режиму нераспространения, а также привлечения внимания международного сообщества к изменившейся природе ядерной угрозы.

С момента создания и успешного испытания первой атомной бомбы мир находился в состоянии перманентной войны с угрозой глобального распространения ядерного оружия. Несмотря на неутешительные прогнозы многих экспертов, уверенных в том, что распространение ядерного оружия сдержать практически невозможно, на сегодняшний день лишь девять стран располагают атомным арсеналом, пять из которых делают это на совершенно законных основаниях. Таким образом, вопреки прогнозам экспертов, в целом международному сообществу пока что удается достаточно эффективно сдерживать распространение ядерного оружия, пусть даже некоторым странам и удалось завладеть им в обход глобального режима нераспространения. Тем не менее на сегодняшний день сложно с уверенностью судить о светлом будущем режима нераспространения, так как реалии XXI века заставляют мир столкнуться с новыми возможностями получения ядерного оружия. Развитие технологий обогащения радиоактивных веществ, появление новых террористических угроз и прочие факторы создают существенные преграды на пути сохранения режима нераспространения ядерного оружия. В своей статье автор попытался отразить основные угрозы режиму нераспространения, с которыми мировое сообщество сталкивается в XXI в., а также предложить некоторые возможные пути снижения риска разрушения существующего ядерного миропорядка.

Автор выделяет четыре области, каждая из которых содержит в себе новые вызовы глобальному режиму нераспространения: 1) обнаружение, 2) предотвращение, 3) возвращение к соблюдению режима нераспространения и 4) наднациональные угрозы распространения ядерного оружия.

Обнаружение угроз распространения ядерного оружия

Одним из наиболее важных и эффективных этапов борьбы с распространением ядерного оружия является своевременное обнаружение нарушений режима нераспространения. Учитывая то, что с момента подписание договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) атомный арсенал приобрели лишь четыре государства, можно сделать вывод о том, что в целом система работает удовлетворительно. Тем не менее тот факт, что некоторым государствам все же удалось создать ядерное оружие вопреки существующим ограничениям, а другие (Ливия, Сирия, Иран и т.д.) сильно приблизились к его созданию, говорит о том, что система несовершенна и нуждается в реформировании.

Центральным элементом глобальной системы обнаружения нарушений режима нераспространения является договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), а также созданная для гарантии его выполнения международная система мониторинга (МСМ). Как и следует из его названия, договор накладывает обязанность на подписантов не совершать испытания ядерного оружия. Система мониторинга, в свою очередь, исследует сейсмические, инфразвуковые, гидрозвуковые и прочие показатели для фиксации фактов испытания ядерного оружия в любой точке мира. МСМ — чрезвычайно масштабная система, надзорные возможности которой покрывают почти всю поверхность земли, предоставляя международному сообществу возможность своевременно отслеживать ядерные испытания. Естественно, систему сложно назвать идеальной, так как с момента её создания ряд государств сумел успешно провести испытания ядерных зарядов. Тем не менее существование всемирной системы контроля за атомными испытаниями продолжает оставаться важным элементом поддержания глобального режима нераспространения.

Существенную роль в обнаружении нарушений в области ядерного распространения играет международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) и его деятельность по выявлению следов обогащения радиоактивных веществ. И несмотря на то, что на сегодняшний день основная часть надзорной деятельности МАГАТЭ сфокусирована на обеспечении наблюдения за объявленными объектами атомной инфраструктуры, агентство располагает инструментами для взятия различных проб из окружающий среды с целью выявления нарушений режима нераспространения. К сожалению, развитие технологий не позволяет учредить систему глобального отбора образцов главным образом в силу огромной стоимости такого проекта. Однако не исключено, что в ближайшем будущем технологический скачок сможет существенно снизить затратность данной процедуры, позволив создать более глобальную и надежную систему выявления нарушений.

В ближайшем будущем режим нераспространения может быть усовершенствован также и за счет неконвенциональных средств надзора, таких как big data и социальные сети. Традиционно надзорные функции за соблюдением режима нераспространения закреплялись за государствами, а также за международными организациями, такими как МАГАТЭ. На протяжении XX в. ни одна другая структура не располагала достаточными финансовыми и организационными ресурсами, позволяющими эффективно и своевременно выявлять нарушения. Тем не мнее активное внедрение цифровых технологий в современное общество может поспособствовать укреплению режима нераспространения, перенеся часть надзорного бремени с государств и международных организаций на иные структуры. Так, сегодня все больше товаров, отправляемых заграницу, проходят процедуру фиксации в цифровой форме; миллиарды людей используют социальные сети; десятки государств располагают земельными кадастрами, открытыми для всеобщего пользования — все это, а также прочая публично доступная информация при должном анализе может дать ответ на вопрос о наличии нарушений режима нераспространения в тех или иных государствах. Сегодня уже ведутся многочисленные научные исследования, стремящиеся продемонстрировать, как именно публично доступная информация может поспособствовать выявлению нарушений режима нераспространения ядерного оружия.

Предотвращение нарушений режима нераспространения

Необходимость надзорной деятельности во многом продиктована существенными сложностями предотвращения нарушений в области распространения ядерного оружия. В частности, специфика атомной сферы не всегда позволяет установить жесткие ограничения по работе с радиоактивными веществами, тем самым создавая риск использования их в преступных целях. Основная проблема заключается в том, что природа радиоактивных веществ дает возможность использования их как в мирных, так и в военных целях, существенно усложняя задачу выявления недобросовестных намерений государств. Так, уран в зависимости от степени обогащения может быть использован как топливо для атомного реактора, как топливо для исследовательского реактора, или же как материал для изготовления ядерного заряда. Сохраняя право на мирное использование атомной энергии, государства имеют возможность самостоятельно обогащать уран для производства топлива. Суверенное право на обогащение урана в мирных целях хоть и не дозволяет государствам обогащать вещество до оружейного состояния, но существенно повышает вероятность того, что это право будет использовано для тайного изготовления ядерного оружия. Более того, нормальная работа атомного реактора предполагает наличие ядерных отходов, которые (пусть и в весьма небольшом объеме) содержат в себе плутоний — вещество, пригодное для использования в качестве ядерного заряда. Таким образом, для сохранения режима нераспространения одной из наиважнейших задач является совершенствование методов недопущения нарушений в ядерной сфере.

Любопытен американский вариант системы предотвращения нарушений. Стремясь гарантировать исключительно мирное использование ядерной энергии со стороны государств, Вашингтон избрал стратегию заключения соглашений, содержащих так называемый «золотой стандарт» режима нераспространения. Так, заключая соглашение о ядерном сотрудничестве с такими государствами, как ОАЭ в качестве обязательного условия США поставили перед этой страной подписание дополнительного протокола к ДНЯО, а также отказ от права самостоятельного производства топлива для реакторов. Таким образом, ОАЭ были вынуждены взять на себя обязательство не обогащать уран для своей атомной инфраструктуры, но закупать его из-за рубежа, тем самым гарантируя исключительно мирное использование атомной энергии. Тем не менее, такой метод мог бы быть жизнеспособным только в том случае, если сделки «золотого стандарта» стали бы глобальными, используемыми каждым «ядерным» государством для вступления в отношения ядерного сотрудничества. На практике же такие государства как Россия (а порой и сами США) не рассматривают «золотой стандарт» в качестве необходимого условия заключения соглашений о ядерном сотрудничестве.

Похожим способом укрепления режима нераспространения может стать путь, избранный мировым сообществом в отношении иранской ядерной программы. Один из основных недостатков «золотого стандарта» заключается в том, что он полностью исключает право государств на обогащение урана. Совместный всеобъемлющий план действий же, напротив, определяет допустимые пределы обогащения урана и устанавливает систему контроля за соблюдением ограничений, тем самым не лишая государство права на изготовление собственного ядерного топлива. Подобные ограничения могли бы стать менее обременительным базисом для заключения соглашений о ядерном сотрудничестве.

Кроме того, в качестве альтернативного механизма недопущения нарушений часто рассматривается система лизинга ядерного топлива, закрепленная на глобальном уровне. Данная система подразумевает закупку государством топлива для ядерных реакторов исключительно у государств, имеющих право на сохранение атомного арсенала в соответствии с положениями ДНЯО. Таким образом, государства, не имеющие «ядерного» статуса, освобождаются от необходимости содержать собственные обогатительные комплексы, получая гарантию стабильной поставки готового ядерного топлива по рыночным ценам. Более того, во избежание манипуляций с отработанным топливом для получения ядерного заряда, государства-поставщики также берут на себя обязанность изымать отработанное ядерное топливо с его последующей утилизацией за пределами страны-импортера. Таким образом, государство-импортер топлива освобождается от бремени содержания дорогостоящего обогатительного оборудования, а «ядерные» государства получают выход на новые рынки сбыта реакторного топлива, а также гарантию сохранности режима нераспространения ядерного оружия. Основным недостатком этого подхода является недостаточное развитие технологий утилизации ядерных отходов. Подобная модель режима нераспространения предполагает обязанность «ядерных» государств утилизировать ядерные отходы своих клиентов, что в настоящий момент крайне затруднительно как с политической, так и с экономической точки зрения.

Возвращение к соблюдению режима нераспространения

Особую сложность представляет процесс возвращения государства, получившего ядерное оружие в обход ДНЯО, к соблюдению режима нераспространения. Несмотря на то, что таких государств пока лишь четыре (Израиль, КНДР, Пакистан и Индия), нахождение ядерного оружия в их руках представляет значительную угрозу как режиму нераспространения, так и глобальному миру и безопасности в целом. Разоружение этих государств представляется крайне сложным процессом, и выработать универсальный подход, применимый к любому нарушителю, вряд ли возможно.

На сегодняшний день наибольшую опасность для международного сообщества представляет Северная Корея, как государство с тоталитарным режимом, которое неоднократно угрожало ядерным ударом по своим региональным и внерегиональным противникам. С точки зрения автора, для возвращения Северной Корее статуса «неядерного» государства, международное сообщество (и в первую очередь США) должно осознать, что процесс разоружения не может проходить в двустороннем порядке. Односторонние попытки Вашингтона заключить соглашение с Пхеньяном вряд ли смогут увенчаться успехом. Во-первых, такой формат переговоров может быть воспринят как давление на государство со стороны его главного противника. Во-вторых, коллективный подход к дипломатическому урегулированию вопроса разоружения Северной Кореи продемонстрировал бы общее намерение мирового сообщества обеспечить соблюдение режима нераспространения на Корейском полуострове. И наконец, для полного ядерного разоружения Корейского полуострова мировому сообществу необходимо разработать поэтапный план взаимных уступок, призванных в первую очередь взрастить атмосферу доверия. Только постепенное возобновление дипломатических связей Северной Кореи как со своими региональными, так и внерегиональными противниками, может подготовить почву для реальных шагов по ядерному разоружению государства, снятия с него экономических санкций и последующей реинтеграции Северной Кореи в международное сообщество.

Наднациональные угрозы распространения ядерного оружия

Александр Ермаков:
Обратный отсчет для СНВ-3

Начало XXI века обнаружило новую угрозу распространения ядерного оружия — совершенствование методов террористической деятельности. Теракт 11 сентября 2001 г. продемонстрировал, что террористические организации способны на осуществление масштабных акций, требующих использования продвинутых технологий. На сегодняшний день государства являются единственными субъектами, располагающими достаточными финансовыми ресурсами и организационными возможностями для создания ядерного заряда, но совершенствование технологий обогащения урана может положить конец монополии государств на создание атомного оружия.

Более того, существенную угрозу режиму нераспространения представляет политика США по стратегическому размещению своего ядерного арсенала на территории своих союзников. На сегодняшний день ядерное оружие США размещено на территориях их многих союзников, некоторые из которых находятся в крайне нестабильных регионах мира. Так, большие опасения вызывает Турция не только в силу её территориального расположения, но также и ввиду нестабильности политического режима. Во-первых, Турция располагается на Ближнем Востоке — регионе наиболее подверженном военным конфликтам. Даже сегодня в нескольких километрах от турецкой границы в Сирии продолжают разворачиваться активные военные действия, рискующие перерасти в более масштабный конфликт. Более того, не так давно существенная часть территории Ближнего Востока была оккупирована запрещенной в Российской Федерации террористической организацией ИГИЛ. Все эти конфликты, а также ряд других представляют собой серьезную угрозу стабильности турецкого государства, а следовательно, и ядерному оружию, расположенному на его территории. Во-вторых, некоторые опасения вызывает сам политический режим Турции, стабильность которого в последнее время вызывает все больше сомнений. В июле 2016 г. он был подвергнут серьезному испытанию в виде попытки (пусть и неудачной) совершения государственного переворота. И несмотря на то, что попытка окончилась провалом, она продемонстрировала уязвимость политического режима Турции, а также конфликт интересов, существующий между различными фракциями власти в стране. Сложно представить себе, какой именно будет судьба американского ядерного оружия на территории Турции в том случае, если существующая власть будет свергнута насильственным путем. Представляется, что для поддержания режима нераспространения, а также для недопущения попадания ядерного оружия в руки террористов США следует пересмотреть свою устаревшую политику размещения ядерного арсенала на территории своих союзников.

* * *

XXI век обнажил новые вызовы глобальному режиму нераспространения ядерного оружия. Стандарты поддержания режима нераспространения, разработанные в XX в., несмотря на свое относительно успешное применение, более не соответствуют существующим вызовам и угрозам и нуждаются в реформировании. Вместе с тем международное сообщество должно осознать, что пересмотр существующего режима контроля за ядерным вооружением может быть осуществлен лишь в форме коллективного усилия всех государств. Ведущую роль в этом процессе должны играть Россия, США, Франция, Великобритания и Китай — как единственные государства, имеющие право на содержание атомных арсеналов, а также колоссальный опыт работы с атомной энергией. И именно добровольное самоограничение этих государств должно заложить основу для создания нового стабильного режима ядерного нераспространения.

(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся