Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Юрк

Аспирант ФМО СПбГУ, младший научный сотрудник программы "Россия и ядерное нераспространение" ПИР-Центра

В последние месяцы среди политических элит и общественности европейских стран, как и почти 80 лет назад, стали активно муссироваться слухи о возможности ядерной войны между Россией и США. Несмотря на многочисленные заявления обеих сторон о том, что ядерная война невозможна, некоторые аналитики предсказывают увеличение числа ядерных держав после завершения событий на Украине.

Не в последнюю очередь это касается именно Европы — региона, вот уже несколько десятилетий остающегося сравнительно мирным под прикрытием американского военного присутствия и натовского «ядерного зонтика». Специальная военная операция России на Украине изменила это положение вещей, заставив европейских лидеров лихорадочно вспоминать давно позабытые практики времён холодной войны.

У действующего безъядерного статуса Центральной и Восточной Европы существует сразу несколько проблем и «болевых точек». Стоит отметить, что сегодня ситуация представляется сбалансированной. При всём желании «младоевропейцев» обзавестись ядерным оружием им не хватает как технических возможностей, так и «благословения» или помощи со стороны ядерных держав. Однако следует также понимать, что нажатие на две такие точки способно нарушить пока ещё сохраняющийся баланс. Поэтому важно уже сейчас прилагать усилия, пусть и весьма ограниченные текущей политической конъюнктурой, для юридического закрепления безъядерного статуса нового европейского фронтира.

В последние месяцы среди политических элит и общественности европейских стран, как и почти 80 лет назад, стали активно муссироваться слухи о возможности ядерной войны между Россией и США. Несмотря на многочисленные заявления обеих сторон о том, что ядерная война невозможна, некоторые аналитики предсказывают увеличение числа ядерных держав после завершения событий на Украине.

Не в последнюю очередь это касается именно Европы — региона, вот уже несколько десятилетий остающегося сравнительно мирным под прикрытием американского военного присутствия и натовского «ядерного зонтика». Специальная военная операция России на Украине изменила это положение вещей, заставив европейских лидеров лихорадочно вспоминать давно позабытые практики времён холодной войны.

Текущий ядерный статус Центральной и Восточной Европы

Одной из таких практик и может стать запуск собственных ядерных программ или декларирование готовности разместить на своей территории ядерное оружие какой-либо ядерной державы. В особенности это касается стран Центральной и Восточной Европы, находящихся на линии соприкосновения между Западом и «не-Западом». Так, по данным опроса, больше трети латышей и литовцев, почти каждый второй эстонец и румын и две трети поляков считают, что их стране необходима собственная ядерная программа.

Разумеется, в нынешних обстоятельствах подобное развитие событий кажется немыслимым. Тем не менее ситуация развивается стремительно. Ещё девять месяцев назад никто и помыслить не мог, что, казалось, давно замороженный конфликт на востоке Украины разгорится до таких масштабов, что многим с непривычки покажется эдаким прологом к Третьей мировой. Вот почему важно уже сейчас учитывать сценарии, которые потенциально угрожают режиму нераспространения ядерного оружия на нынешнем «европейском фронтире» — в Центральной и Восточной Европе.

Мало учитывать такие сценарии — необходимо предпринимать усилия для того, чтобы они никогда не реализовались. Поэтому, возможно, именно сейчас имеет смысл «сдуть пыль» с идеи создания зоны, свободной от ядерного оружия, в Центральной и Восточной Европе (ЗСЯО в ЦВЕ), впервые появившейся ещё в 1950-е гг.

Идеи создания такой зоны на территории Центральной и Восточной Европы — главного потенциального поля боя в случае превращения холодной войны в горячую — выдвигались неоднократно, главным образом со стороны социалистического лагеря. Свою лепту в попытки денуклеаризовать регион вносили и страны Северной Европы. Затем на волне эйфории всеобщего стремления к миру и разоружению тема ЗСЯО в ЦВЕ вновь была поднята в 1990-х гг. как в Восточной, так и в Северной Европе, однако отклика данные предложения вновь не нашли.

В обстановке сперва тотального взаимного недоверия между двумя блоками, а затем — нежелания победителей прислушиваться к голосу побеждённых в холодной войне важнейший шаг по недопущению нового вооружённого конфликта в Европе так и не был сделан. Для того, чтобы оценить имеющиеся на сегодняшний день возможности установления в регионе безъядерной зоны, необходимо проанализировать ситуацию в разрезе различных факторов: международно-правовых, военных, технологических, политических, общественных.

Nuclear sharing: нарушение ДНЯО по Шрёдингеру

Первостепенной проблемой, разумеется, является фактическая ситуация в области наличия в ЦВЕ ядерного оружия. На сегодняшний день все рассматриваемые страны региона являются участниками Договора о нераспространении ядерного оружия. Это означает, что они, в соответствии со Статьей II ДНЯО, обязались «не принимать передачи от кого бы то ни было ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно; не производить и не приобретать каким-либо иным способом ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, равно как и не добиваться и не принимать какой-либо помощи в производстве ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств».

Россия — единственная из стран региона участвует в нём в качестве признанной ядерной державы, поскольку является правопреемницей СССР в части его ядерного статуса. Соответственно, она обязана «не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а также контроль над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно; равно как и никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или к приобретению каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над таким оружием или взрывными устройствами».

Потенциальное усложнение проблемы кроется в так называемой «политике совместного использования ядерного оружия», проводимой НАТО и заключающейся в размещении на территории государств — членов Альянса американского тактического ядерного оружия. Мнения участников ДНЯО на сей счёт разделились. Большинство стран, в том числе Россия (а до недавнего времени — и некоторые члены НАТО), в той или иной степени придерживаются мнения, что данная политика является нарушением Статей I и II Договора, поскольку в них чётко прописываются обязательства не принимать и не передавать ЯО.

В Вашингтоне и Брюсселе же ещё с конца 1960-х гг. считают, что данная политика не нарушает его положений, поскольку предполагает не передачу ядерного оружия или контроля над ним, а лишь его размещение на территории других стран при сохранении контроля со стороны США. Контроль над ЯО может быть передан только в случае начала войны, когда ДНЯО уже не будет иметь значения. Более того, официальная позиция Запада заключается в том, что политика «ядерного зонтика» фактически является благом для ДНЯО, поскольку «устраняет стимул для государств [— членов НАТО — Прим. авт.] развивать свой собственный ядерный потенциал».

Сегодня расположение американского ТЯО в Европе ничем не препятствует созданию ЗСЯО в ЦВЕ. Около сотни бомб B61 расположены на территории Бельгии, Нидерландов, Италии, а также в западной части Германии и азиатской части Турции. Однако дальнейшее обострение международной обстановки, в частности — противостояние России и НАТО, в теории могут привести к перебазированию или даже дополнительному размещению американского ТЯО на территории ЦВЕ. Тревожащим фактором также являются и регулярные учения НАТО по отработке ядерных ударов SNOWCAT, к участию которых, помимо ядерных держав и стран, хранящих на своей территории американские бомбы, в качестве вспомогательных сил привлекаются и другие страны — Чехию, Данию, Грецию, Венгрию, Норвегию, Польшу и Румынию. Кроме того, не стоит забывать и о возможности переоборудования пусковых установок ПРО Mk41, расположенных на территории Польши и Румынии, под запуск крылатых ракет «Томагавк», способных нести ядерный заряд.

До февраля 2022 г. подобная возможность сдерживалась существованием Основополагающего акта Россия — НАТО, по которому Альянс обязывался не размещать своё ЯО на территории своих новых членов. Однако многочисленные высказывания внутри НАТО о фактическом прекращении действия акта заставляют рассматривать подобную угрозу всерьёз.

Перековка атомных орал на ядерные мечи?

Следующим фактором является потенциальная возможность развития военных ядерных программ кем-то из государств ЦВЕ. Известно, что такие или по крайней мере какие-то наработки в сфере ЯО в своё время велись Германией, Швецией, Польшей и Румынией. Разумеется, все они уже давно в прошлом, однако нельзя полностью исключать возможность возобновления разработок этими странами или начала подобных программ «с нуля» другими государствами региона.

Отчасти проблемой может считаться и текущий уровень развития и разработок в области мирного атома. Конечно, неформальным третьим столпом режима нераспространения, выраженным в Статье IV ДНЯО, является право всех неядерных государств на мирное использование атомной энергии. В то же время не стоит забывать о вытекающей из двойного назначения атома так называемой ядерной латентности — обладании многими или всеми технологиями, установками, материалами, опытом (в том числе скрытыми знаниями), ресурсами и другими возможностями, необходимыми для разработки ядерного оружия, без полной рабочей вепонизации атома. Из числа неядерных стран региона в 10 есть работающие АЭС, в двух планируется их постройка, в двух строительство уже идёт, и ещё в двух гражданское использование ядерной энергии запрещено законодательно. Опыт в гражданских исследованиях атома и технологический задел также есть у многих стран. Следовательно, возможность разработки ЯО как минимум в тесной кооперации с соседями по региону или внерегиональными игроками не может быть исключена полностью.

Vox populi

Наконец, последней в списке, но далеко не последней по значимости проблемой представляются внешнеполитические взгляды населения и элит стран ЦВЕ. В текущей международной обстановке данный фактор приобретает особенное значение. Если в 2000–2010-х и даже начале 2020-х гг. в регионе было мало сторонников обладания ЯО, а в Германии и Турции были сильны позиции сторонников вывода американского ТЯО с их территории, то теперь ситуация постепенно изменяется в сторону, худшую как для интересов России, так и для режима нераспространения и перспектив установления в регионе безъядерной зоны. Кроме того, как уже было указано, растёт число сторонников получения ядерного оружия в других странах Восточной Европы, что в практической плоскости может быть легче всего реализовано путём размещения на их территории ядерного оружия членов «ядерного клуба».

Разумеется, одного желания Варшавы, Таллинна или Минска заполучить ядерное оружие своих союзников недостаточно — должно быть и встречное желание этих союзников данное оружие разместить. И если позиции Соединённых Штатов и России в этом отношении на данный момент выглядят весьма благоразумно и сдержанно, то поведение европейских игроков выглядит достаточно опрометчивым.

Так, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон во время своего визита в Швецию в мае 2022 г. выразил готовность Лондона защищать Стокгольм и Хельсинки от потенциальной российской угрозы, в том числе и военным путём. Когда же на пресс-конференции его спросили, зайдёт ли Британия так далеко, что окажет указанным странам помощь в том числе и в области ядерного оружия, Б. Джонсон ответил уклончиво, однако не стал полностью отрицать такую возможность. По его словам, он «ясно дал понять, что любая сторона может обратиться с просьбой, и мы [Великобритания — Прим. авт.] относимся к этому очень серьезно». Конечно, Б. Джонсон — теперь уже бывший премьер, однако его наиболее вероятная преемница, нынешняя глава МИД Великобритании Лиз Трасс с большой долей вероятности может продолжить политику своего предшественника, если не усугубить её.

Из последних событий стоит отметить также слова настоящего «мастодонта» германской политики, бывшего председателя Бундестага Вольфганга Шойбле. В своём июльском интервью газете «Welt am Sonntag» он призвал Германию и Францию (а также, по возможности, ещё и Великобританию) к сотрудничеству в области европейского ядерного сдерживания. Кроме того, политик призвал способствовать выдвижению Польши в авангард европейской интеграции как страны, играющей «центральную роль в оборонной политике» Евросоюза. Несмотря на то, что на первый взгляд эти два тезиса не кажутся связанными между собой, само появление их в рамках одного интервью в нынешнем политическом контексте является довольно тревожным сигналом.

***

Таким образом, у действующего безъядерного статуса Центральной и Восточной Европы существует сразу несколько проблем и «болевых точек». Стоит отметить, что сегодня ситуация представляется сбалансированной. При всём желании «младоевропейцев» обзавестись ядерным оружием им не хватает как технических возможностей, так и «благословения» или помощи со стороны ядерных держав. Однако следует также понимать, что нажатие на две такие точки способно нарушить пока ещё сохраняющийся баланс. Поэтому важно уже сейчас прилагать усилия, пусть и весьма ограниченные текущей политической конъюнктурой, для юридического закрепления безъядерного статуса нового европейского фронтира.


Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся