Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 30, Рейтинг: 4.87)
 (30 голосов)
Поделиться статьей
Леонид Цуканов

Политический консультант, председатель Попечительского совета Уральской ассоциации молодых ближневосточников, эксперт РСМД

Небрас Адель Мохаммед Салем

студент-международник, военный специалист

Прошедшие в США выборы имели особое значение для Ближнего Востока. Конкурирующие администрации выдвинули противоположные стратегии по Ирану, Сирии и Ливии, а также по-разному оценивали ситуацию в Палестине.

Йемен не стал исключением. В период президентства Дональда Трампа йеменский кейс был не особенно интересен США и фактически перешел в качестве «субподряда» региональным союзникам Вашингтона. Джо Байден же, напротив, склонен к оптимизации деятельности на Ближнем Востоке и пересмотру текущих позиций. Данная статья призвана оценить, как смена администрации в США повлияет на развитие конфликта в Йемене.

Позиция Джо Байдена по Йемену прямо противоположна той, которой придерживался его соперник. В отличие от Д. Трампа Дж. Байден намерен положить конец поддержке военных акций Саудовской Аравии, а также свести к минимуму поставки вооружений в зону конфликта. Кроме того, новая администрация планирует существенно снизить количество разведывательных акций с участием своих коммандос — не менее чем на 40%.

Кроме того, некоторые эксперты склонны полагать, что на процесс урегулирования в Йемене благотворно повлияет более мягкая позиция Дж. Байдена по Ирану. Основной акцент в данном случае следует делать на смену статуса движения «Ансар Аллах» (хуситы), включение которого в список террористических организаций Вашингтон анонсировал еще в ноябре 2020 г. Дж. Байден выражает готовность снизить давление на хуситов со стороны США и привлечь их к переговорному процессу наравне с представителями Южного переходного совета (ЮПС) и сторонниками президента Хади.

Третий принципиально важный момент, на который сделала ставку новая администрация, — урегулирование вопросов, связанных с сохранением территориальной целостности Йемена. В центре внимания мухафаза Мариб и остров Сокотра, вокруг которых в течение последних лет развернулась острая борьба между арабскими странами и Турцией.

Президентство Дж. Байдена может иметь далеко идущие последствия для Саудовской Аравии и других стран Персидского залива, вовлеченных в йеменский конфликт. С вступлением в президентскую должность Дж. Байден вряд ли поддержит Саудовскую Аравию так, как это делал его предшественник: ранее демократ неоднократно называл страну изгоем, призывал королевскую семью к прекращению «катастрофической войны» в Йемене, а своих сторонников — к переоценке отношений США и Эр-Рияда.

Высока вероятность, что в Йемене США двинутся по ливийскому сценарию, предложив запустить под эгидой ООН некий аналог Тунисского форума.


Прошедшие в США выборы имели особое значение для Ближнего Востока. Конкурирующие администрации выдвинули противоположные стратегии по Ирану, Сирии и Ливии, а также по-разному оценивали ситуацию в Палестине.

Йемен не стал исключением. В период президентства Дональда Трампа йеменский кейс был не особенно интересен США и фактически перешел в качестве «субподряда» региональным союзникам Вашингтона. Джо Байден же, напротив, склонен к оптимизации деятельности на Ближнем Востоке и пересмотру текущих позиций. Данная статья призвана оценить, как смена администрации в США повлияет на развитие конфликта в Йемене.

От партнерства к «дистанционному нейтралитету»

До 2011 г. Йемен имел статус важного стратегического партнера США в регионе, однако утратил его с началом йеменской революции, в ходе которой американская сторона предпочла держать нейтралитет. Четырьмя годами позднее, с началом интервенции коалиционных сил в Йемен в марте 2015 г., США разместили на базе Аль-Анад (мухафаза Лахдж) вертолетное звено и группу коммандос для борьбы с боевиками Аль-Каиды (организация признана террористической, ее деятельность запрещена на территории РФ), однако их операции носили избирательный характер и были направлены преимущественно на содействие эвакуации американских граждан из зоны конфликта.

В дальнейшем американская сторона полностью перешла к тактике «дистанционного нейтралитета» — осуществляла поставки оружия и разведданных войскам коалиции, а также присоединилась к морской блокаде Йемена. Это, в свою очередь, привело к формированию убежденности, что США полностью дистанцировались от йеменской проблемы вместо того, чтобы способствовать урегулированию конфликта, а их акции по сохранению присутствия носят исключительно символический характер.

Не замечать слона на фоне мухи

С приходом администрации Д. Трампа в 2017 г. риторика США в отношении Йемена изменилась не в лучшую сторону. Страна все чаще стала фигурировать как источник растущей угрозы в контексте борьбы с глобальным исламистским подпольем. Параллельно с этим увеличилось число военных акций США на территории Йемена. Так, в январе 2017 г. силы специальных операций (ССО) США провели ряд операций на территории страны против сил «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (организация признана террористической, ее деятельность запрещена на территории РФ), а в 2018 г. американская авиация осуществила серию авиаударов по объектам боевиков в мухафазе Саада. В дальнейшем подобные точечные удары наносились вплоть до февраля 2020 г. Часть введенных администрацией Д. Трампа ограничений коснулась и населения Йемена в целом — так, гражданам этой страны был запрещен въезд в США в соответствии с особым президентским указом, подписанным в январе 2017 г.

Параллельно с этим все острее звучала критика американской администрации в адрес Ирана, поддерживающего деятельность движения «Ансар Аллах» (хуситы) на территории Йемена и являющегося, по мнению Д. Трампа, «одним из главных препятствий для установления мира в Йемене». Апофеозом американо-иранского противостояния стало неудачное покушение на официального представителя КСИР в Йемене Абдула Резу Шахлая в январе 2020 г., после которого подразделения хуситов развернули контрнаступление сразу на нескольких направлениях. Это, в свою очередь, привело к возобновлению столкновений по всей стране.

Примечательно, что политика США в отношении Йемена неоднократно становилась поводом для критики со стороны противников Д. Трампа. Некоторые американские СМИ (В частности, American Conservative) обвиняли Д. Трампа в «молчаливой поддержке» геноцида йеменского населения и финансировании авантюрных операций Эр-Рияда, успех которых «выглядит крайне сомнительно». Президенту вменяли в вину то, что, несмотря на 37-процентное увеличение смертности среди гражданского населения Йемена в первой половине 2018 г., его администрация продолжила поставлять саудитам оружие, ГСМ и технику в прежних объемах. Кроме того, республиканской администрации часто припоминают и факт, что действия президента Д. Трампа в отношении йеменской проблемы неоднократно шли вразрез с национальными интересами — например, президентское вето на резолюцию Конгресса против действий Саудовской Аравии фактически развязало руки Эр-Рияду, свело на нет более ранние попытки наладить диалог между противоборствующими сторонами и поставило под угрозу безопасность американских военных и гражданских специалистов. Тем не менее администрация Д. Трампа продолжает поставки арабской коалиции вопреки запрету Конгресса США, объясняя свои действия необходимостью «сдерживать» иранские прокси-силы, а также салафитские террористические группировки (в меньшей степени).

Байден придет, порядок наведет?

Позиция Джо Байдена по Йемену прямо противоположна той, которой придерживался его соперник. В отличие от Д. Трампа Дж. Байден намерен положить конец поддержке военных акций Саудовской Аравии, а также свести к минимуму поставки вооружений в зону конфликта. Кроме того, новая администрация планирует существенно снизить количество разведывательных акций с участием своих коммандос — не менее чем на 40%. «При администрации Байдена-Харриса мы пересмотрим наши отношения с Королевством [Саудовская Аравия], прекратим поддержку США войны Саудовской Аравии в Йемене и убедимся, что Америка не расплачивается своими ценностями, когда продает оружие или покупать нефть», — сказал Дж. Байден в заявлении, опубликованном на сайте его выборной кампании.

Кроме того, некоторые эксперты склонны полагать, что на процесс урегулирования в Йемене благотворно повлияет более мягкая позиция Дж. Байдена по Ирану. Основной акцент в данном случае следует делать на смену статуса движения «Ансар Аллах» (хуситы), включение которого в список террористических организаций Вашингтон анонсировал еще в ноябре 2020 г. Дж. Байден выражает готовность снизить давление на хуситов со стороны США и привлечь их к переговорному процессу наравне с представителями Южного переходного совета (ЮПС) и сторонниками президента Хади.

Третий принципиально важный момент, на который сделала ставку новая администрация, — урегулирование вопросов, связанных с сохранением территориальной целостности Йемена. В центре внимания мухафаза Мариб и остров Сокотра, вокруг которых в течение последних лет развернулась острая борьба между арабскими странами и Турцией. Дж. Байден и его сторонники намерены не только сохранить статус-кво на этих территориях (фактически не допустить их перехода под власть других государств), но и вовлечь в процесс обеспечения мира представителей местных племен.

С другой стороны, Дж. Байдену достанется солидное негативное «наследство» от предшественников — причем речь не только о Д. Трампе, но и о Б. Обаме. Однако во втором случае риски лежат скорее в поле конструктивизма. На ключевые должности в новую администрацию один за другим возвращаются члены команды Б. Обамы, ввиду чего окружение Дж. Байдена уже получило шутливое прозвище «Администрация Обамы 2.0». Именно с пресловутым «2.0» и связано одно из основных опасений йеменской улицы — по их мнению, новая американская администрация может очень быстро отказаться от планов примирить враждующие стороны в Йемене и вернуться к тактике «дистанционного нейтралитета.

Некоторые вопросы вызывает и модель, предлагаемая Дж. Байденом в рамках Сокотры. Учитывая, что на этих территориях уже появились военные объекты других стран, попытка откатить ситуацию на несколько шагов назад может вызвать бурю негодования со стороны партнеров Вашингтона. Кроме того, включение в процесс поддержания стабильности на Сокотре представителей местных племен (большинство из которых довольно плотно взаимодействует с хуситами) с высокой долей вероятности приведет к упрочнению позиций движения в отдельных мухафазах.

Помимо прочего, нет уверенности, что избранная Дж. Байденом региональная концепция «Контртерроризм плюс» сработает в отношении Йемена. В отличие от Сирии, где США также собрались использовать эту стратегию поведения, восстановление американского присутствия в Йемене (в том числе создание новых баз) для поддержки местных партнеров в их борьбе с предотвращением усиления террористического подполья будет серьезно осложнено теми негативными стереотипами, что закрепились в американском массовом сознании в 2017–2019 гг. Масла в огонь периодически подливает и Д. Трамп, предрекая штатам террористический бум в случае ослабления созданного им режима. Например, в ноябре 2020 г. он заявил, что программа, предлагаемая Дж. Байденом, увеличит приток беженцев в страну не менее чем на 700%, что негативно скажется на национальной безопасности.

Страх и ненависть в Персидском Заливе

Президентство Дж. Байдена может иметь далеко идущие последствия для Саудовской Аравии и других стран Персидского залива, вовлеченных в йеменский конфликт. И обеспокоенность некоторых официальных лиц в данном случае вполне оправдана. С вступлением в президентскую должность Дж. Байден вряд ли поддержит Саудовскую Аравию так, как это делал его предшественник: ранее демократ неоднократно называл страну изгоем, призывал королевскую семью к прекращению «катастрофической войны» в Йемене, а своих сторонников — к переоценке отношений США и Эр-Рияда. «Приоритеты Америки на Ближнем Востоке должны определяться из Вашингтона, а не Эр-Рияда», — лозунг, под которым Дж. Байден действует с 2019 г. и который, с высокой долей вероятности, сделает негласным девизом своего первого срока.

Многие арабские исследователи, занимающиеся анализом общественного дискурса Королевства, отмечают, что Эр-Рияд обеспокоен тем, что администрация Дж. Байдена и враждебно настроенный к королевству Конгресс проведут полную ревизию отношений с КСА, включая переоценку связей в сфере обороны. Кроме того, весьма вероятно, что новая администрация будет строить диалог со своими партнерами в регионе, строго следуя букве «Justice Against Sponsors of Terrorism Act» (JASTA), а также существенно изменит свою позицию по «делу Хашогги».

Все вышеперечисленное, в свою очередь, эхом отзовется в йеменском конфликте. Правда, его «звучание» будет крайне непредсказуемым. С одной стороны, аналитики полагают, что Дж. Байден сделает решительные шаги по снижению градуса напряженности в Йемене — даже если это повлечет за собой резкое ухудшение отношений с КСА. С другой стороны, следует принять во внимание, что конфликт в Йемене начался не при республиканцах, а при демократической администрации, в которую входил и Дж. Байден, а механизмы поддержки саудовских союзников были выработаны при его активном участии. Отмечается, что, скорее всего, резко «сковать руки» Саудовской Аравии на этом направлении не получится — тем не менее, новая администрация может выставить более жесткие требования для продолжения американской поддержки (например, отказ от ударов по густонаселенным районам), к которым саудитам придется прислушаться.

***

На администрацию Дж. Байдена, определенно, возлагают надежды. Затянувшийся конфликт в Йемене, в результате которого пострадало уже более 80% населения страны, невозможно решить без выработки новой формулы урегулирования, основанной на более широком вовлечении местного населения и глубокой переоценке местной проблематики. Высока вероятность, что в Йемене США двинутся по ливийскому сценарию, предложив запустить под эгидой ООН некий аналог Тунисского форума.

Попытка «откатить» ситуацию к показателям 2014 г. и сформировать переходное правительство из представителей основных центров силы, с одной стороны, благотворно повлияет на обстановку в стране (особенно вкупе с усилиями по возобновлению диалога с Ираном). С другой же — накопившиеся недомолвки и нерешенные проблемы могут легко нарушить хрупкое равновесие и привести к новому витку конфликтности.


Оценить статью
(Голосов: 30, Рейтинг: 4.87)
 (30 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся