Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 3.42)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Матвей Царев

Независимый аналитик, победитель конкурса молодых журналистов-международников 2019 г. в младшей категории («начинающий журналист-международник»)

6 апреля, в первый день работы Кнессета 24-го созыва, президент Израиля Реувен Ривлин принял «нелегкое решение с точки зрения морали и этики» передать мандат на формирование правительства находящемуся под судом Биньямину Нетаньяху. Именно он первым попытается разрубить «гордиев узел» затянувшейся практики перевыборов.

Для Москвы предпочтительнее победа Б. Нетаньяху — он лучше ей знаком и более понятен, между ним и российским президентом налажены качественные личностные отношения, что порой облегчает ведение диалога и решение определенных проблем. Тут важно понимать, что при любом раскладе обе страны продолжат политический диалог, основой для которого станет общность проблем, в которые втянуты оба государства. Ключевая из них — это вооруженный конфликт в Сирии, в рамках которого Россия и Израиль взаимодействуют на оперативном уровне. Личностный фактор на современном этапе развития двусторонних отношений двух стран вторичен, первична же военно-политическая координация действий в регионе.

6 апреля, в первый день работы Кнессета 24-го созыва, президент Израиля Реувен Ривлин принял «нелегкое решение с точки зрения морали и этики» передать мандат на формирование правительства находящемуся под судом Биньямину Нетаньяху. Именно он первым попытается разрубить «гордиев узел» затянувшейся практики перевыборов.

По правительству звонит колокол

Одна из максим прошедшей электоральной кампании — это выбор, который в очередной раз предлагалось сделать как избирателям, так и политическим игрокам — присоединиться к одной из двух коалиций: «только Нетаньяху» или «кто угодно, только не Нетаньяху». Говорить о возможных вариантах формирования правительства на сегодняшний день сложно, и на то есть несколько причин.

Первая — ни одна из коалиций не сумела набрать необходимое количество мест, чтобы гарантировать себе парламентское большинство, необходимое для выражения вотума доверия кабинету министров. Так, Б. Нетаньяху имеет в своем активе 52 мандата, оппозиционный ему лагерь набирает от 45 до 57 мандатов в разных конфигурациях — без учета партий-маятников.

Вторая — кажущаяся монолитность лагеря Биньямина Нетаньяху не означает отсутствие внутри него конфликтов, особенно за министерские портфели. Более того, для достижения большинства в парламенте Б. Нетаньяху необходимо заручиться поддержкой и правой «Ямины» и переманить часть депутатов других правых партий из оппозиции. В противном случае ему придется брать в коалицию арабских исламистов, а это очень чувствительный момент — правые силы могут не понять этот шаг.

Третья — лагерь «только не Нетаньяху» во главе с Яиром Лапидом выглядит слишком мозаичным, если не сказать разношерстным. Силы, относящиеся к нему, имеют сложную историю взаимодействия, представляют порой взаимоисключающие интересы разных групп израильского общества (правых, центристов, левых и даже арабов). К тому же нельзя забывать и об амбициях лидеров этих сил — просто так никто не будет «воевать» с Б. Нетаньяху. Если оппозиционному лагерю перейдет мандат на формирование правительства, эти факторы могут негативно сказаться как на процессе коалиционных переговоров, так и на устойчивости самого кабинета министров.

В бой идут арабы и Беннет

Довольно интересное положение в ходе мартовских выборов получили силы, представляющие израильских арабов — националисты из «Объединённого списка» и исламисты из РААМ. Несмотря на фрагментацию и потерю мест в парламенте, арабская улица не потеряла свой голос в Кнессете. Наоборот, арабский лагерь занял свою нишу и теперь претендует даже на роль маятника (или яблока раздора) при формировании правящей коалиции. Не зря Б. Нетаньяху пытался навести мосты с арабской улицей, привлечь ее на свою сторону. Таким образом преследовались две цели — либо переманить голоса арабов в «Ликуд», тем самым обескровив арабские партии; либо, в случае провала первого плана, пригласить арабов в коалицию против своих противников. Не удивительно, что за Б. Нетаньяху последовали и его противники. Для арабского же лагеря это момент признания его легальности, узаконивание прав арабского меньшинства и их лозунгов.

Еще один политический маятник — правый альянс «Ямина» во главе с Нафтали Беннетом. Несмотря на свою карликовость, поддержка «Ямины» нужна обеим сторонам парламентского противостояния. Неслучайно лидер оппозиционной коалиции Я. Лапид предложил Н. Беннету стать первым в ротации на должности премьера. Не исключено, что неким похожим образом поступит и Б. Нетаньяху. Но как поведет себя сам Н. Беннет? С одной стороны, если он поддержит коалицию «только не Нетаньяху», то ему придётся разделить ее и с крайне левыми силами, и даже с арабским лагерем, — для него это большой и даже непоправимый репутационный риск. С другой стороны, поверит ли Н. Беннет Б. Нетаньяху? Раньше, несмотря на все кулуарные баталии, верил. Б. Нетаньяху же вполне устраивает возможность вновь разделить каденцию премьера, например, с тем же Н. Беннетом, чтобы перегруппироваться, собрать силы и вновь пойти вновь на перевыборы. Нынешняя избирательная гонка не расставила точки над i, но сделала формирование коалиций настоящей шахматной партией, где ход Н. Беннета может решить её исход.

Что будет дальше?

То, что Б. Нетаньяху получил мандат, не означает его победу и не гарантирует формирование стабильного правительства. У него есть 28 дней, чтобы представить новый кабинет министров. В случае необходимости закон позволяет пролонгировать его мандат еще на две недели. Если Б. Нетаньяху потерпит неудачу, право сформировать правительство перейдет к его оппоненту — Яиру Лапиду. У него также будет четыре недели на коалиционные переговоры, но без права продления срока. Если и Я. Лапиду не удастся представить состав правительства в отведенные законом сроки, президент может передать мандат любому депутату. В противном случае Кнессет будет распущен.

В данном контексте можно выделить три возможных варианта развития ситуации. Во-первых, кабинет министров может быть сформирован Биньямином Нетаньяху. В таком случае у правительства появляется небольшой шанс устоять как можно дольше. Для этого в его основание должна быть положена правая сионистская и религиозная идеология. То есть в коалицию не должны войти арабы, а Б. Нетаньяху необходимо заручиться поддержкой Н. Беннета и парой депутатов других правых партий из оппозиции.

Второй сценарий — правительство может быть сформировано Яиром Лапидом. Ввиду эклектичности лагеря Я. Лапида шансов у кабинета министров проработать долго — не так уж и много. То есть перевыборы в таком случае — это вопрос времени.

Наконец, третий вариант развития событий — никому не удастся сформировать правительство, и Израиль пойдет на перевыборы уже осенью этого года.

Увы, ни один из сценариев не позволяет твёрдо и четко говорить о скором преодолении политического кризиса в стране. Возможность похода Израиля на пятые выборы за два года зависит сейчас во многом от воли «подсудимого номер один» — Биньямина Нетаньяху.

***

Для Москвы, не стоит лукавить, предпочтительнее победа Б. Нетаньяху — он лучше ей знаком и более понятен, между ним и российским президентом налажены качественные личностные отношения, что порой облегчает ведение диалога и решение определенных проблем. Тут важно понимать, что при любом раскладе обе страны продолжат политический диалог, основой для которого станет общность проблем, в которые втянуты оба государства. Ключевая из них — это вооруженный конфликт в Сирии, в рамках которого Россия и Израиль взаимодействуют на оперативном уровне. Личностный фактор на современном этапе развития двусторонних отношений двух стран вторичен, первична же военно-политическая координация действий в регионе.


Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 3.42)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся