Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 4.81)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Иван Бочаров

Референт РСМД

В Ливанской Республике вот уже два месяца не прекращаются самые масштабные после окончания гражданской войны антиправительственные протесты.

Рост протестных настроений и дальнейшая эскалация конфликта в стране могут привести к тому, что Ливан станет новой «пороховой бочкой» Ближнего Востока. Особенно опасна активизация шиитской партии «Хезболла», сторонники которой пытаются сорвать акции протеста и сжечь палаточные города. В ливанской системе управления конфессиональный фактор играет ключевую роль. Так, президентом обязательно должен быть христианин-маронит, премьер-министром Ливанской Республики — мусульманин-суннит, а спикером ливанского парламента может быть только мусульманин-шиит. Депутатские мандаты в парламенте также распределяются на основе конфессиональных квот. Именно поэтому усугубление политического кризиса, вероятно, приведет к конфессиональному конфликту. Немаловажным является то, как в дальнейшем поведут себя внешние игроки — Израиль и Иран. Логично предположить, что в случае, если Тель-Авив почувствует возрастание опасности со стороны «Хезболлы», по формированиям этого движения может быть нанесен удар. Это, в свою очередь, наверняка приведет к еще большей дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке.

11 декабря 2019 г. в Париже состоялась конференция Международной группы поддержки Ливана. По ее итогам участники встречи подтвердили, что соглашения, достигнутые в апреле 2018 г., остаются в силе, и Ливан сможет получить финансовую помощь в размере 11 млрд долларов при условии проведения ряда экономических реформ. Ожидается, что эти реформы помогут Ливану выйти из тяжелого политического и экономического кризиса, в котором он оказался.

В Ливанской Республике вот уже два месяца не прекращаются самые масштабные после окончания гражданской войны антиправительственные протесты. И беспорядки, вызванные проблемами с уборкой мусора в 2015 г., и даже арабская весна в 2011 г. были менее значительны с точки зрения численности вышедших на улицы демонстрантов и географии протестов. Народные волнения начались 17 октября в Бейруте на площади Риад ас-Сольх, а также в ряде других крупных городов Ливана. Протесты были спровоцированы принятым ливанским премьер-министром Саадом Харири и его кабинетом пакета предложений, которые рассматривались в качестве плана государственного бюджета на 2020 финансовый год. Правительство планировало установить налог на использование интернет-мессенджеров (WhatsApp и аналоги) в размере 6 долларов в месяц, а также поднять налоги на табак и бензин. Кроме того, к 2022 г. планировалось повысить НДС до 15%. В течение следующих нескольких дней после установления налога на WhatsApp малочисленные манифестации с требованием отменить налог разрослись до многотысячных протестов, участники которых требовали отставки правительства. На улицы вышли сотни тысяч ливанцев, протесты парализовали транспортную и банковскую систему страны, а уже 29 октября вынудили премьер-министра Ливана Саада Харири уйти в отставку.

Экономика Ливана

Решение повысить налоги было экономически обоснованным, но крайне рискованным решением с учетом современного состояния ливанской экономики. В сентябре 2019 г. правительство Ливана ввело в стране чрезвычайное экономическое положение. На тот момент Саад Харири пообещал в ближайшее время разработать новый бюджетный план и реформировать пенсионную систему.

В экономике Ливанской Республики существует ряд проблем, которые мешают стране выйти из кризиса. Наиболее ощутимой из них является большой государственный долг — к концу 2018 г. он достиг 90 млрд долларов, что составило 151% от ВВП страны. По соотношению государственного долга к ВВП, Ливан занимает третье место в мире после Японии и Греции. Помимо этого, рост ВВП страны упал в два с половиной раза по сравнению с 2017 г.

Другим препятствием на пути к строительству стабильной экономики является отрицательное сальдо торгового баланса. Ливан экспортирует товары и услуги на сумму 3,91 млрд долларов, в то время как импорт достигает 20,8 млрд долларов. Кроме того, на экономической конъюнктуре негативно сказывается слишком большое количество сирийских мигрантов. В Ливане, население которого составляет чуть больше 6 млн человек, сейчас находится больше миллиона сирийских беженцев, значительная часть которых живет в условиях крайней нищеты.

Для выхода из кризисной ситуации в апреле 2018 г. в столице Франции была проведена международная конференция Париж-4 («Кедр»). На ней страны-участницы пообещали выделить Ливану 11 млрд долларов в качестве безвозмездных субсидий для успешного осуществления планов ливанского правительства по стабилизации экономики и реализации крупных инфраструктурных проектов. Однако прорыва не произошло и экономический кризис продолжил усугубляться. В таких непростых условиях правительство ввело новые налоги, в том числе на интернет-мессенджеры, чтобы получить дополнительный источник пополнения бюджета. Обычная сотовая связь стоит в Ливане дорого, поэтому данная инициатива была крайне негативно воспринята ливанским обществом и стала триггером, спровоцировавшим манифестации, а затем и массовые беспорядки.

Как проходили протесты

Беспорядки в Ливане носили стихийный характер и довольно быстро распространились по всей стране. Требования отменить налог на WhatsApp очень скоро сменились на призывы положить конец коррупции и разрешить экономический кризис. Манифестанты настаивали на том, чтобы президент и правительство должны уйти в отставку. Бейрут и другие крупные города оказались перекрыты непроходимыми баррикадами из горящих шин, а главные дороги были заблокированы протестующими, что привело к приостановке транспортного сообщения между населенными пунктами. Кроме того, участники протестных акций предприняли неудачную попытку захвата здания государственного телевидения, парламента и других госучреждений. По некоторым оценкам, в массовых демонстрациях приняло участие до миллиона ливанцев, что составляет одну шестую часть населения страны.

Нарушение нормального функционирования транспортной системы в Ливане привело к тому, что в стране временно перестали работать школы и банковские учреждения, из-за забастовок оказались закрыты практически все АЗС. Ливанская армия и силы безопасности пытались организовать проезд по основным автострадам, но это приводило лишь к столкновениям с манифестантами. Предпринимаемые военными и полицией меры далеко не всегда оказывались эффективными.

Отмена налога на WhatsApp, развал коалиции, находящейся у власти, уход главы ливанского правительства Саада Харири и проведение очередной конференции Международной группы поддержки Ливана не улучшили ситуацию в стране, и массовые беспорядки продолжились. Несмотря на периодически возникающие заявления об освобождении улиц ливанских городов и о восстановлении силами безопасности контроля над Бейрутом, ситуация остается весьма нестабильной.

Роль партии «Хезболла» в подавлении протестов

Особая роль в развитии политического кризиса в Ливане последних недель принадлежит шиитской партии «Хезболла». С самого начала протестных акций организация заняла проправительственную позицию, что оттолкнуло от партии некоторых ее сторонников. Лидер «Хезболлы» Хасан Насралла не занимает какой-либо должности в руководстве страны, и несмотря на это, выступил с официальным заявлением в поддержку правительства, а протестные акции назвал результатом вмешательства внешних сил. Позиция руководства движения привела к ухудшению репутации партии, и многие ливанцы-шииты продолжили принимать активное участие в массовых демонстрациях, не оглядываясь на оценки руководства «Хезболлы».

Во время проведения манифестаций сотни сторонников «Хезболлы» и «Амаль» пытались проехать на мотоциклах в центр ливанской столицы, размахивая флагами своих партий, чтобы сорвать акции протеста. Некоторые мчались рядом с протестующими ливанцами, выкрикивая «Шииты, шииты, шииты», другие вступали в открытые столкновения с манифестантами. Важно отметить, что ливанские военнослужащие и силы безопасности защищали демонстрантов от «Хезболлы» и предпринимали попытки остановить представителей шиитской партии.

Помимо многочисленных попыток сорвать акции протеста, сторонники «Хезболлы» неоднократно атаковали палаточные лагеря манифестантов, в том числе — в городе Тир, где им удалось сжечь один из таких лагерей. Однако, когда на помощь демонстрантам приходила ливанская армия, активистам «Хезболлы» приходилось отступать. Несмотря на то, что партия является военизированной структурой и ее военная мощь сопоставима с возможностями правительственных вооруженных сил, руководство партии старается не идти на прямое столкновение с военнослужащими.

Лозунг протестов — «Все — значит все», который выкрикивают протестующие, подразумевает, что в сложившейся кризисной ситуации виноваты все политические партии, в том числе и «Хезболла». Во время столкновений активистов «Хезболлы» и шиитской партии «Амаль» с участниками массовых демонстраций, последние кричали: «Террористы, террористы, “Хезболла” — это террористы». Возможно, участие сторонников шиитских партий в подавлении демонстрации партии способствует радикализации протестов. Во всяком случае жителей Ливана активность «Хезболлы» только разозлила.

Влияние внешнего фактора

Протестующие в Ливане вышли на улицу, требуя отставки правительства, в котором доминируют проиранские группировки. Во время акций протеста некоторые участники уличного движения скандировали «Здесь Ливан, а не Иран», подразумевая, что Иран имеет слишком большое влияние на внутриполитическую обстановку в Ливанской Республике. Причем это влияние настолько ощутимо, что 15 декабря Иран пригрозил Израилю уничтожить его именно с территории Ливана. Реакция израильского руководства не заставила себя долго ждать. «Если “Хезболла” посмеет напасть на Израиль, эта организация и страна Ливан, которая позволяет нападать на нас со своей территории, заплатят высокую цену», — заявил в тот же день премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху во время заседания кабинета министров. Таким образом, возникает опасность масштабного вмешательства Ирана и Израиля в дела Ливана, что не может не сказаться на эскалации экономического и политического кризиса.

***

Итак, налог на WhatsApp был очень быстро отменен, премьер-министр Ливана Саад Харири в течение двух недель после начала протестов ушел в отставку. Конференция Международной группы поддержки Ливана уже состоялась и договоренность о предоставлении Ливанской Республике финансовой помощи — достигнута. Однако ни одно из вышеуказанных событий не успокоило протестующих. Протестное движение, наоборот, только продолжает усиливаться. Участники массовых беспорядков все активнее вступают в столкновения с силами безопасности, 15 декабря полиция впервые применила против демонстрантов оружие. В результате столкновений пострадало 54 человека. Кроме того, произошло первое в ходе осенних протестов столкновение активистов партии «Амаль» и «Хезболла» с ливанскими военнослужащими.

Рост протестных настроений и дальнейшая эскалация конфликта в стране могут привести к тому, что Ливан станет новой «пороховой бочкой» Ближнего Востока. Особенно опасна активизация шиитской партии «Хезболла», сторонники которой пытаются сорвать акции протеста и сжечь палаточные города. В ливанской системе управления конфессиональный фактор играет ключевую роль. Так, президентом обязательно должен быть христианин-маронит, премьер-министром Ливанской Республики — мусульманин-суннит, а спикером ливанского парламента может быть только мусульманин-шиит. Депутатские мандаты в парламенте также распределяются на основе конфессиональных квот. Именно поэтому усугубление политического кризиса, вероятно, приведет к конфессиональному конфликту. Немаловажным является то, как в дальнейшем поведут себя внешние игроки — Израиль и Иран. Логично предположить, что в случае, если Тель-Авив почувствует возрастание опасности со стороны «Хезболлы», по формированиям этого движения может быть нанесен удар. Это, в свою очередь, наверняка приведет к еще большей дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке.

Оценить статью
(Голосов: 21, Рейтинг: 4.81)
 (21 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся