Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 27, Рейтинг: 4.85)
 (27 голосов)
Поделиться статьей
Леонид Цуканов

Политический консультант, председатель Попечительского совета Уральской ассоциации молодых ближневосточников, эксперт РСМД

В сентябре 2021 г. новое коалиционное правительство Израиля, возглавляемое Н. Беннетом, перешагнуло символический порог — «100 дней». Несмотря на то, что «вступительный» период выдался относительно спокойным (за исключением краткосрочных споров между членами коалиции), в социальных сетях региона фиксируются серьезные сдвиги, на фоне которых медиаобраз Биньямина Нетаньяху снова выходит на передний план. По этой причине комплексный анализ ситуации в социальных медиа особенно важен для понимания региональной обстановки, а также для выявления народной реакции на происходящие изменения.

Данная статья является второй частью исследовательского проекта, посвященного анализу настроений, которые царят в социальных медиа региона после отставки Биньямина Нетаньяху, и призвана проверить гипотезу о постепенном оттеснении «всесильного Биби» на вторые роли в информационной повестке Ближнего Востока (в частности, Израиля).

Несмотря на активное развитие информационного поля, ни одна из сторон на данный момент не имеет возможности полноценно сыграть на антитезе и обвинить оппонента в расшатывании внутриполитической ситуации. Тем не менее даже в спокойное время сообщения, в которых образ «Нетаньяху–государственника» противопоставляется «конфликтному и разобщенному» коалиционному правительству, получают большие охваты в социальных медиа страны и региона, ввиду чего Б. Нетаньяху удается поддерживать преимущественно позитивный медиаобраз даже на фоне продолжающихся обвинений в коррупции и злоупотреблении полномочиями и, как следствие, сохранять устойчивость своих позиций.

Более того, всякий конфликт интересов или провальная инициатива (например, ранее анонсированный правительством призыв ортодоксов в национальные вооруженные силы), усиливающие трения между слоями израильского общества, автоматически поднимают авторитет Б. Нетаньяху в глазах правых и консерваторов, о чем неоднократно писали национальные СМИ. Следует ожидать, что сторонники Б. Нетаньяху и дальше будут активно использовать в социальных сетях концепт «при Нетаньяху было лучше» для подрыва авторитета коалиционного правительства и искусственного стимулирования недовольства среди населения. Впрочем, высока вероятность, что и сторонники «Беннета — Лапида» в ближайшее время изменят тактику имиджевой борьбы, перейдя к целенаправленной переработке медиаобраза Б. Нетаньяху. Это, в свою очередь, потребует от сторонников последнего более активного использования соцмедиа для сохранения текущего баланса (что в условиях ограниченных ресурсов представляется проблематичным).

Лидер оппозиции понимает, что действует «на короткой дистанции»: несмотря на текущие разногласия, коалиционное правительство стремится к консолидации усилий, в том числе в вопросе его вытеснения из большой политики. По этой причине Б. Нетаньяху, скорее всего, в ближайшее время развернет в социальных сетях общественную кампанию против принятия «Акта Нетаньяху» (закона, запрещающего судимым лицам занимать премьерский пост и формировать правительство), а также будет поддерживать претензии отдельных политических деятелей (прежде всего, функционеров партий «Ямина» и РААМ), выступающих с критикой инициативы.

Так или иначе, ожидать, что в ближайшее время имиджевая борьба в социальных сетях Израиля пойдет на спад, не приходится.

В сентябре 2021 г. новое коалиционное правительство Израиля, возглавляемое Н. Беннетом, перешагнуло символический порог — «100 дней». Несмотря на то, что «вступительный» период выдался относительно спокойным (за исключением краткосрочных споров между членами коалиции), в социальных сетях региона фиксируются серьезные сдвиги, на фоне которых медиаобраз Биньямина Нетаньяху снова выходит на передний план. По этой причине комплексный анализ ситуации в социальных медиа особенно важен для понимания региональной обстановки, а также для выявления народной реакции на происходящие изменения.

Данная статья является второй частью исследовательского проекта, посвященного анализу настроений, которые царят в социальных медиа региона после отставки Биньямина Нетаньяху, и призвана проверить гипотезу о постепенном оттеснении «всесильного Биби» на вторые роли в информационной повестке Ближнего Востока (в частности, Израиля).

Методологические основы исследования

Методологические основы исследования практически не претерпели изменений с момента запуска проекта. Как и на первом этапе, был использован пул запросов, так или иначе связанных с политической («выборы», «коалиция», «оппозиция», «импичмент» и пр.), экономической («коррупция», «рецессия», «экономический рост», «Сингапурский план» и др.) и социальной («протесты», «столкновения», «безработица», «вакцинация» и пр.) повесткой в стране. Дополнительно были учтены географические («Израиль», «израильский», «Палестина», «палестинский», «Иерусалим», «Тель-Авив», «Сектор Газа», «Сирия», «Иран» и др.) и личностные («Биньямин Нетаньяху», «Нафтали Беннет», «Яир Лапид» и пр.) лексемы, в том числе искаженные («Биби», «Беня», «Биба», «Нафи», «Лапеннет» [жаргонизм, используемый для обозначения правительства «Беннета – Лапида» — прим. автора] и др.). Следует дополнительно отметить, что на втором этапе был существенно расширен пул личностных лексем (с 15 до 24), что обусловлено возросшей вовлеченностью израильских политиков в сформированное вокруг темы информационное поле. В общей сложности в банк запросов было включено около 120 объектов (без учета слов-операторов и слов-исключений). В дальнейшем все элементы сложносоставного запроса были переведены на основные языки региона (иврит, арабский, персидский, турецкий), а также английский. Таким образом, была сформирована комплексная библиотека запроса, позволяющая оценить настроения в социальных медиа региона, а также проследить динамику изменения позиционирования тех или иных событий.

Для сбора первичного массива автором исследования были использованы специальные программы для мониторинга социальных медиа (например, eMedia Monitor и Cision Communications Cloud) и первичной оценки статистики аккаунтов (например, Vicinitas), а также инструменты ручного поиска. Кроме того, для автоматического отсечения «мусорных» сообщений (спам), «однодневных» аккаунтов и форумных агрегаторов были дополнительно применены SaaS-системы (в частности, Awario).

Следует также отметить важную часть второго этапа исследования — выявление склонности сторон к использованию социальных сетей в качестве «имиджевого оружия». По этой причине было необходимо отделить естественный негатив, формируемый на основе публикаций реальных пользователей, от скоординированных информационных атак на оппонента, проводимых с применением «мертвых» аккаунтов. Для достижения этих целей также использовались специальные SaaS-инструменты (например, LiveDune).

В качестве начальной точки исследования выбрано 13 июня 2021 г. — день присяги Н. Беннета на посту премьер-министра Израиля, поскольку эта дата, по мнению многих пользователей соцмедиа, символически завершает «эпоху Нетаньяху» и утверждает его поражение в борьбе за сохранение власти. Вместе с тем второй этап исследования ограничен 1 октября 2021 г. — достаточно, чтобы комплексно проанализировать отражение итогов «100 дней» в социальных медиа, но при этом избежать наслоения новых инфоповодов, не связанных с заявленной темой.

Предполагается, что результаты второго этапа исследования в перспективе будут использованы для более комплексного анализа внутриполитической обстановки в Израиле, а также лягут в основу работ, посвященных теме выстраивания «оппозиционного медиаобраза» Б. Нетаньяху и формированию стратегии самопозиционирования правительства «Беннета – Лапида» в социальных сетях.

Некоторые статистические результаты исследования

За анализируемый период в общей сложности было зафиксировано около 17,8 млн релевантных упоминаний тематики противостояния коалиционного правительства и Б. Нетаньяху в социальных медиа. Среднемесячная упоминаемость указанной проблемы составила 5,93 млн сообщений (примерно на 7,5% больше, чем на первом этапе исследовательского проекта), что косвенно свидетельствует о росте противостояния в региональных соцмедиа.

При этом соотношение позиций двух ключевых участников конфликта в медиапространстве — лидера оппозиции Б. Нетаньяху и членов правительства «Беннета – Лапида» [для удобства обозначения далее по тексту будет использован жаргонизм «Лапеннет»] — продолжает меняться в пользу противников Б. Нетаньяху. Так, на Диаграмме 1 представлена первичная разбивка публикаций по роли, которую играют объекты в тексте: главная (персоне посвящено 60 и более процентов текста), второстепенная (персоне посвящено не более 5 предложений) или контекстуальная.

На основе исходных данных установлено, что с течением времени пользователи все меньше выносят Б. Нетаньяху на передний план в обсуждениях (среднемесячные потери на данный момент составляют 3,8%), ограничиваясь контекстуальными упоминаниями его фигуры, в то время как Н. Беннета и Я. Лапида (а также ряд других членов коалиционного правительства) упоминают гораздо чаще.

Диаграмма 1. Характер упоминаний ключевых объектов в социальных медиа, %

Впрочем, даже с учетом потери в количественных показателях, Б. Нетаньяху по-прежнему выглядит весьма достойно на фоне оппонентов: за несколько месяцев он незначительно прибавил в негативе (менее 5%), а по части позитивных публикаций даже опережает действующее коалиционное правительство (см. Диаграмму 2).

Диаграмма 2. Тональность публикаций, %

Следует указать, что ключевые всплески активности пользователей социальных медиа в регионе, как правило, совпадают (или частично совпадают) с наиболее резонансными событиями, имевшими место в июне – сентябре 2021 г. (напряженность вокруг форпоста Эвьятар, расселение палестинской деревни Хан аль-Ахмар в Восточном Иерусалиме, встреча министра обороны Израиля Б. Ганца с президентом Палестины М. Аббасом), а также с обсуждением инициированных коалиционным правительством реформ. Подробная схема представлена ниже (см. Диаграмму 3).

Диаграмма 3. Динамика сообщений за период (общий график)

Если же разложить первичный график (Диаграмма 3) на две ключевые переменные, временно отбросив все остальные объекты, то станет возможным отследить динамику развития медиаобразов Б. Нетаньяху и правительства «Беннета – Лапида» в течение «100 дней», а также выявить соотношение их упоминаемости друг к другу. Однако в данном случае необходимо сделать важную оговорку: в первичном массиве было зафиксировано довольно много сообщений (порядка 20%), в которых объекты «Нетаньяху» и «Лапеннет» упоминаются в связке и играют примерно одинаковую роль, ввиду чего однозначно отнести их к той или иной группе не представлялось возможным. Поэтому во избежание погрешности данные сообщения одновременно причислялись к обеим группам (см. Диаграмму 4).

Диаграмма 4. Динамика упоминаемости ключевых объектов за период (сравнение)

Вполне ожидаемо, что вектор трансформации информационного поля во многом задается именно объектами «Б. Нетаньяху» и «Лапеннет» за счет широкой упоминаемости самих объектов, а также их синонимических производных (суммарно — более 70%). Остальные же объекты, фактически, встраиваются в сформированную медиа-сетку.

Также, как видно из Диаграммы 4, Б. Нетаньяху, несмотря на частичное оттеснение, сохраняет хорошую медийность и в некоторых случаях даже «перекрывает» упоминаемость действующей власти. Однако, если колебания показателей объекта «Лапеннет» находятся (за редким исключением) в пределах 50–100 тыс. упоминаний, то в случае с Б. Нетаньяху медийность объекта может ситуативно возрастать на 150 тыс. пунктов (в некоторых случаях — и на 400 тыс. пунктов) и столь же стремительно угасать. Это дает основание полагать, что всплески упоминаемости лидера оппозиции могут быть созданы искусственно. Однако к проверке данной гипотезы мы вернемся чуть позже — в блоке, посвященному медиаобразу Б. Нетаньяху.

«Сто дней» Беннета – Лапида: что думает регион?

Оценка показателей первичного массива по языковым сегментам (см. Диаграмму 5), на первый взгляд, свидетельствует о том, что соотношение публикаций в рамках региона не претерпело значительных изменений с момента завершения первого этапа исследования. Как и прежде, почти половину массива составляют сообщения, написанные на иврите. Велика доля англоязычных и русскоязычных публикаций (даже их соотношение остается примерно тем же), а наименьший сегмент (3%) составляют материалы на турецком языке. Тем не менее при более глубоком анализе массива становится виден ряд различий. В частности, произошло существенное повышение доли релевантных арабоязычных публикаций — они составили почти 13% от общего числа материалов (рост на 5,8% по сравнению с предыдущим периодом). Возросшее внимание во многом обусловлено действиями и заявлениями депутата Кнессета и председателя партии РААМ Мансура Аббаса, представляющего в коалиционном правительстве интересы арабского населения Израиля. За рассматриваемый период М. Аббас отметился резкими высказываниями в адрес коалиции, а также выразил (косвенно) поддержку позиции Б. Нетаньяху по вопросам определения внешнеполитических приоритетов Израиля в будущем. Именно двойственная позиция М. Аббаса и стала поводом для столь широких обсуждений.

Диаграмма 5. Число публикаций по теме с разбивкой по языковым сегментам и тональности

Изменилась и итоговая тональность языковых сегментов. Несмотря на то, что в большинстве случаев (за исключением персидской группы) сумма позитивных и нейтральных сообщений по-прежнему превышает долю негатива, среднемесячный прирост негатива увеличился в среднем почти в три раза, что говорит о некоторой неудовлетворенности жителей региона результатами политических процессов, происходящих в Израиле.

Контекст в социальных медиа страны

В отличие от предыдущего раздела, который посвящен рассмотрению ситуации в ближневосточном сегменте социальных медиа, в данном случае сделан упор именно на анализе ситуации в соцмедиа Израиля. Это обусловлено тем, что выявление доминирующих настроений среди израильских пользователей позволит более полно представить их впечатления от первого периода правления нового правительства, а также проследить, изменилось ли позиционирование образа Б. Нетаньяху.

Следует указать, что для формирования объективной картины в итоговый массив по этому разделу были дополнительно включены англоязычные, русскоязычные и арабоязычные публикации, однако с обязательным цензом — пользователь должен проживать на территории Израиля (определялось посредством геометок и инструментов углубленного SaaS-анализа) или иметь среди своих подписчиков значительное количество израильтян (не менее 40% от общего числа). Также в учет не принимались «одноразовые» аккаунты и спам-боты.

По итогам анализа удалось выделить 20 объектов, которые чаще всего фигурировали в социальных медиа в рассматриваемом периоде (см. Диаграмму 6). Также для наглядности было проведено сравнение с объектами, лидировавшими на первом этапе (с учетом разной протяженности исследуемых периодов, был использован медианный показатель).

Диаграмма 6. Лидирующие объекты в социальных медиа и их сравнение с показателями первого этапа, %

Как видно из представленной выше диаграммы, список лидеров не претерпел значительных изменений. В группе ведущих остались объекты «Б. Нетаньяху» и «Лапеннет», совершившие «рокировку» по упоминаемости (второе и первое место соответственно). Тем не менее круг тем, в контексте которых обсуждаются два этих объекта в социальных сетях, остался неизменным.

На третьем месте оказался ХАМАС (ранее движение занимало 7 позицию), за сто дней нарастивший свою упоминаемость более чем в три раза. Подобное внимание обусловлено в первую очередь активизацией пропагандистской деятельности организации, заявляющей о скорой победе над Израилем, а также усилением авторитета отдельных членов движения. Также нередко ХАМАС фигурирует в контексте обсуждений, связанных с последствиями «Майской войны» для Израиля. Кроме того, в ТОП-20 попали и другие объекты, связанные с темой палестино-израильских отношений — это «Палестина/палестинцы» (5 место), «Иерусалим» (7 место) и «ФАТХ» (20 место). Почти во всех случаях объекты получили большую упоминаемость, нежели в первом периоде (что связано с чередой локальных кризисов). Исключение составляет объект «ФАТХ» — его упоминаемость сократилась более чем в 7 раз. Подобный расклад (вкупе с растущей медийностью объекта «ХАМАС») является одним из косвенных свидетельств продолжающегося глубокого кризиса данной политической партии и некоторой ее «оторванности» от медийной сферы палестино-израильского конфликта.

Ожидаемо увеличилась персональная упоминаемость премьер-министра Н. Беннета (в 2,7 раз) и главы МИД Я. Лапида (в 2,3 раз). Кроме того, в первой десятке оказался и заместитель премьер-министра, и глава Минобороны Бени Ганц (поднялся с 37 на 6 место), чему поспособствовало его участие в переговорах с президентом Палестины М. Аббасом, а также деятельность в рамках урегулирования конфликта вокруг форпоста Эвьятар. Другим членам коалиции повезло меньше: они либо не попали в ТОП-20 (по причине низкой упоминаемости), либо (как заместитель министра по арабским делам в аппарате премьер-министра Мансур Аббас) просели в показателях по сравнению с предыдущим периодом.

Следует отметить, что часть исследуемых объектов по итогам периода сохранили прежнюю степень упоминаемости или изменили свои показатели незначительно («Хезболла», «Путин», «Соглашения Авраама»), а несколько по итогам «100 дней» и вовсе оказались за пределами упоминаемой двадцатки, в частности, жаргонизм «Беня» (его в отношении Б. Нетаньяху используют все реже) и объект «Сирия», который замыкал список первого периода.

Также в ТОП-20 попал новый объект — «Ядерная сделка» (18 место), ранее не входивший даже в первые 50 наиболее упоминаемых объектов. К актуализации этой темы в последние несколько месяцев привели в первую очередь официальное формулирование позиции правительства «Беннета – Лапида» относительно СВПД в октябре 2021 г., а также резкие ответные заявления официальных лиц Ирана о начале фактического противостояния с Израилем на фоне развития иранской ядерной программы. Тем не менее, ввиду сложности темы, пользователи соцсетей по-прежнему обсуждают ее сравнительно редко, а инфополе представлено преимущественно нейтральными публикациями (за исключением тех, что идут в связке с объектом «Иран»).

Как итог, можно говорить о том, что «информационное ядро» в социальных медиа Израиля по итогам «ста дней» практически не претерпело изменений. Доминирующей остается тема конфликта правительства и оппозиции (в более узком смысле — противостояние коалиции и Б. Нетаньяху), вокруг которой «выстраиваются» и другие актуальные для израильского общества дискуссии: об отношениях с Ираном, о будущем статусе Палестины, о роли региональных и внерегиональных игроков и т.д.

Непотопляемый «Биби»?

Как видно из предыдущих разделов, представленность Б. Нетаньяху в информационном поле (как Израиля, так и региона в целом), несмотря на уход с поста премьер-министра, остается весьма обширной. Текущий статус лидера оппозиции дает ему возможность не только продвигать собственное видение политической ситуации в стране, но и использовать любые разногласия в коалиционном правительстве для привлечения на свою сторону «сомневающихся», которых в политических кругах Израиля сейчас немало. В этом контексте социальные медиа становятся удобной платформой для тиражирования негативных впечатлений о работе правительства «Беннета — Лапида» и выбранного ими вектора развития страны.

С другой стороны, как уже отмечалось выше, резкие всплески упоминаемости, чередующиеся со столь же резкими спадами, заставляют усомниться в естественности процессов, происходящих в социальных медиа. В свою очередь, для корректировки имеющихся показателей необходимо проанализировать массив авторов публикаций по ряду критериев (дата создания аккаунта, частота обновления данных, активность в комментариях, доля «живых» (не рекламных) аккаунтов в друзьях, соотношение рекламных и личных постов и т.д.) и отсечь подставные аккаунты с целью выявления реального образа Б. Нетаньяху и его оппонентов в социальных сетях. Также, для уменьшения итоговой погрешности, некоторые спорные публикации проверялись вручную.

Выстроенный на основе полученных данных график можно увидеть ниже (см. Диаграмму 7).

Диаграмма 7. Динамика упоминаемости Б. Нетаньяху (скорректированный показатель)

Аналогично поступим и с объектом «Лапеннет» и его производными (см. Диаграмму 8).

Диаграмма 8. Динамика упоминаемости правительства Беннета – Лапида (скорректированный показатель)

Как видно из представленных выше данных, обе стороны довольно активно применяют в информационной борьбе фактор «общественного мнения» (в разрезе социальных сетей), однако их стратегии разнятся. Так, сторонники Нетаньяху используют «армии троллей» исключительно в период кризисов не столько для гашения негатива в адрес Б. Нетаньяху, сколько для создания видимости «абсолютной народной поддержки» (чем и объясняется разница в 31% между двумя выборками). Политтехнологи, работающие на правительство «Беннета – Лапида», периодически используют вбросы в социальных сетях для поддержания стабильной медийности (без резких всплесков) и превентивного купирования негатива, поэтому разница показателей существенно ниже — около 5%. Как правило, подобные корректировки осуществляются либо посредством веерных рассылок (размещение на разных публичных площадках хвалебных тексов с примерно одинаковым содержанием), либо путем массовых репостов позитивных материалов. Прямые выпады в адрес Б. Нетаньяху осуществляются в исключительных случаях. В остальное же время политтехнологи предпочитают «бить» по смежным темам: например, указывать на замедление темпов экономического развития Израиля в последние годы правления экс-премьера.

Заключительные положения

Несмотря на активное развитие информационного поля, ни одна из сторон на данный момент не имеет возможности полноценно сыграть на антитезе и обвинить оппонента в расшатывании внутриполитической ситуации. Тем не менее даже в спокойное время сообщения, в которых образ «Нетаньяху-государственника» противопоставляется «конфликтному и разобщенному» коалиционному правительству, получают большие охваты в социальных медиа страны и региона, ввиду чего Б. Нетаньяху удается поддерживать преимущественно позитивный медиаобраз даже на фоне продолжающихся обвинений в коррупции и злоупотреблении полномочиями и, как следствие, сохранять устойчивость своих позиций.

Более того, всякий конфликт интересов или провальная инициатива (например, ранее анонсированный правительством призыв ортодоксов в национальные вооруженные силы), усиливающие трения между слоями израильского общества, автоматически поднимают авторитет Б. Нетаньяху в глазах правых и консерваторов, о чем неоднократно писали национальные СМИ. Следует ожидать, что сторонники Б. Нетаньяху и дальше будут активно использовать в социальных сетях концепт «при Нетаньяху было лучше» для подрыва авторитета коалиционного правительства и искусственного стимулирования недовольства среди населения. Впрочем, высока вероятность, что и сторонники «Беннета — Лапида» в ближайшее время изменят тактику имиджевой борьбы, перейдя к целенаправленной переработке медиаобраза Б. Нетаньяху. Это, в свою очередь, потребует от сторонников последнего более активного использования соцмедиа для сохранения текущего баланса (что в условиях ограниченных ресурсов представляется проблематичным).

Лидер оппозиции понимает, что действует «на короткой дистанции»: несмотря на текущие разногласия, коалиционное правительство стремится к консолидации усилий, в том числе в вопросе его вытеснения из большой политики. По этой причине Б. Нетаньяху, скорее всего, в ближайшее время развернет в социальных сетях общественную кампанию против принятия «Акта Нетаньяху» (закона, запрещающего судимым лицам занимать премьерский пост и формировать правительство), а также будет поддерживать претензии отдельных политических деятелей (прежде всего, функционеров партий «Ямина» и РААМ), выступающих с критикой инициативы.

Так или иначе, ожидать, что в ближайшее время имиджевая борьба в социальных сетях Израиля пойдет на спад, не приходится.

(Голосов: 27, Рейтинг: 4.85)
 (27 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся