Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Мурад Садыгзаде

Приглашённый преподаватель департамента зарубежного регионоведения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Ближний Восток традиционно считается регионом с повышенным конфликтным потенциалом, а две декады ХХI в. и вовсе запомнились различными вооруженными конфликтами и социально-политическими потрясениями. Более 10 лет назад события арабской весны запустили в странах региона тектонические сдвиги и активизировали борьбу региональных стран за лидерство. Однако с началом нового десятилетия все больше говорят о потеплении отношений между различными региональными игроками на Ближнем Востоке. Предполагается, что тренд на нормализацию продиктован необходимостью в «передышке» основных участников в борьбе за лидерство в регионе. Длительная напряженность истощала экономику стран региона, а также ослабляла политические позиции не только на региональном уровне, но и в самих государствах. Пандемия COVID-19, в свою очередь, сыграла роль катализатора, ускорившего процесс и приблизив стороны к временной деконфликтизации отношений. Яркий пример вышеописанных процессов — взаимоотношения Саудовской Аравии и Турции.

Больший интерес к нормализации отношений между двумя странами был проявлен Турцией. Р. Эрдоган символически назвал свой официальный визит в Саудовскую Аравию «новой эрой внешней политики». Это действительно «новая эра», так как подобные действия региональных игроков потенциально способны запустить ускоренный процесс укрепления региональных связей, что в свою очередь может поспособствовать деконфликтизации региона и экономическому развитию. Данные шаги стратегически необходимы для всех основных игроков на Ближнем Востоке особенно в свете нарастающей геополитической турбулентности, которая влияет на всех участников международного сообщества. Смогут ли страны преодолеть свои противоречия и последовать дорожной карте по урегулированию — покажет время. Однако одно известно точно — только путем диалога страны смогут стабилизировать регион и запустить «ближневосточный ренессанс», о временах которого сохранилась только ностальгия.

Региональное потепление

Ближний Восток традиционно считается регионом с повышенным конфликтным потенциалом, а две декады ХХI в. и вовсе запомнились различными вооруженными конфликтами и социально-политическими потрясениями. Более 10 лет назад события арабской весны запустили в странах региона тектонические сдвиги и активизировали борьбу региональных стран за лидерство. Однако с началом нового десятилетия все больше говорят о потеплении отношений между различными региональными игроками на Ближнем Востоке. Предполагается, что тренд на нормализацию продиктован необходимостью в «передышке» основных участников в борьбе за лидерство в регионе. Длительная напряженность истощала экономику стран региона, а также ослабляла политические позиции не только на региональном уровне, но и в самих государствах. Пандемия COVID-19, в свою очередь, сыграла роль катализатора, ускорившего процесс и приблизив стороны к временной деконфликтизации отношений.

Яркий пример вышеописанных процессов — взаимоотношения Саудовской Аравии и Турции.

В прошлом отношения Эр-Рияда и Анкары находились в фазе идеологического и политического противостояния, так как обе стороны по многим вопросам занимали диаметрально противоположные позиции. Революции и свержение светских и военных властей в арабском мире были восприняты негативно всеми монархиями аравийского полуострова, за исключением Государства Катар, которое поддержало сторонников исламистских политических группировок, пришедших к власти в результате протестных движений. Анкара также оказала свою поддержку сторонникам «Братьев мусульман», которые стали одной из доминирующих политических сил в арабском мире после «арабской весны».

Противостояние сторон наблюдалось в различных формах, начиная от полемики официальных лиц в публичном пространстве, обвиняющих друг друга в деструктивных шагах, заканчивая прокси войнами. Например, участие сторон во внутреннем вооруженном конфликте в Ливии, где Турция поддерживала сторонников ПНС (теперь ПНЕ, сторонников политического ислама), а Саудовская Аравия — главнокомандующего Ливийской национальной армии Халифа Хафтара. Трения возникали и по ситуации в Египте, Тунисе, Марокко, Сирии и в ряде других стран. «Теплые отношения» Анкары с Тегераном, а также альянс Турции с Катаром во время возникшего дипломатического кризиса в 2017 г. вызывали раздражение в Эр-Рияде. Еще одним важным элементом противостояния стало соперничество за роль лидера суннитского мира, которую Анкаре хотелось закрепить за собой.

Таким образом, наблюдался довольно комплексный и многоуровневый конфликт интересов между сторонами. Однако ситуация изменилась, когда Турция, Саудовская Аравия и другие ведущие региональные игроки инициировали установление диалога для урегулирования противоречий и стабилизации обстановки в регионе. Глобальный анализ региональных процессов демонстрирует несколько основных причин, которые способствовали нормализации отношений между региональными игроками. Во-первых, это экономическая рецессия, которая была вызвана пандемией COVID-19. Основные экономические индикаторы показали рекордное падение, ВВП и инвестиции сокращались, падали доходы населения, а вместе с ними и покупательная способность. Экономические проблемы создавали угрозы для внутренней стабильности правящих элит, а также ослабляли их внешнеполитическую активность из-за сокращения финансовых инструментов. Во-вторых, предполагается, что противостояние региональных игроков достигло своего предела, и уже большая часть акторов не обладает какими-либо преимуществами перед другими. Соответственно, продолжение конфликта негативно сказывалось на каждом из участников и перешло в фазу «войны на истощение». В-третьих, кажется очевидным, что растущая международная напряженность и разрушение старого мирового порядка вынудили страны региона задуматься об аккумуляции ресурсов и накоплении стратегических запасов, чтобы постараться пережить глобальный «политический шторм». Новая фаза противостояния между Россией и «коллективным Западом» после начала СВО на Украине и неоднозначная позиция стран Ближнего Востока и Северной Африки во многом подтверждают данное предположение.

Вызовы новые, а партнеры старые

Больший интерес к нормализации отношений между двумя странами был проявлен Турцией. Анкара начала тренд на нормализацию отношений с ОАЭ, затем заявила о необходимости диалога с Израилем и поддержке контактов между официальными лицами двух сторон. Позже она пыталась инициировать переговоры с Каиром, а теперь занимается восстановлением диалога с Эр-Риядом.

Иван Тимофеев:
Выгодообретатели

Движение на встречу происходит на фоне негативной экономической ситуации в стране, где наблюдается высокая годовая инфляция (более 60%) и высокий уровень девальвации турецкой лиры. Кроме того, в Турции в июне 2023 г. ожидаются всеобщие выборы, к которым партия президента Эрдогана (ПСР) уже начала подготовку. Есть в действиях Анкары и движение в сторону решения вопросов национальной безопасности. Последние два года эскалация напряженности наблюдалась в непосредственной близости от турецких границ в Средиземноморье, где против турецкой активности объединились значительные силы в лице Греции, ОАЭ, Саудовской Аравии и некоторая поддержка Кипра и Франции. В частности, Эр-Рияд направлял свои ВВС для участия в совместных военных учениях с Афинами и Абу-Даби. Жестом доброй воли перед поездкой президента Турции в Саудовскую Аравию стала передача Министерством юстиции Турции своим саудовским коллегам дела об убийстве саудовского оппозиционного журналиста Джамаля Хашукджи.

Для саудовской стороны нормализация двусторонних отношений также имеет важное значение — снижение остроты вокруг дела Хашукджи и проявление инициативы Анкары нормализовать отношения с Эр-Риядом преподносится как политическая победа последнего. Однако реальная причина движения навстречу заключается во взаимовыгодности этого процесса. Саудовская Аравия находится в некоторой политической блокаде со стороны администрации Дж. Байдена, что систематически приводит к дискомфорту, из которого Эр-Рияд пытается выйти, налаживая отношения с альтернативными партнерами в лице Москвы и Пекина. Ухудшение отношений с Вашингтоном произошли из-за поддержки администрацией Обамы протестных движений 2010–2011 гг. в арабском мире, а также обвинений со стороны официальных лиц США в том, что власти КСА нарушают права человека и «замешаны» в терактах 2001 года в Нью-Йорке. С началом СВО России на Украине Вашингтон увеличил свое давление на Эр-Рияд и других региональных игроков, пытаясь заставить их занять антироссийскую позицию даже если это будет противоречить их интересам. Не складываются отношения с Вашингтоном и у Анкары, которую новые власти Белого дома (как и прежняя администрация Д. Трампа) недолюбливают. Этот фактор также подталкивает Эр-Рияд к необходимости установления диалога с Турцией с целью упрочить свои позиции в регионе и диверсифицировать внешние связи.

Близкие соседи лучше дальних партнеров

Рассматривая официальные итоги двухдневного визита Р. Эрдогана в Саудовскую Аравию в конце апреля, можно отметить значительный объём договоренностей между сторонами. Эр-Рияд и Анкара обсуждали сотрудничество в области ВПК. Неоднократно со стороны Саудовской Аравии изъявлялся интерес к БПЛА и другим видам вооружений, разрабатываемых в Турции. С одной стороны, это позволит Эр-Рияду диверсифицировать своих поставщиков вооружений, а с другой — позволит Анкаре привлечь инвестиции и финансы для развития своего ВПК (в будущем потенциально возможно их совместное производство).

Стороны также обсуждали возможности сотрудничества в энергетической сфере, в развитии сельскохозяйственного сектора, туризма и инвестиций. Так, национальный авиаперевозчик Саудовской Аравии возобновил полеты в Стамбул, а этим летом ожидается прирост турпотока из королевства, который был приостановлен параллельно с объявлением негласного бойкота турецким товарам с 2018 г.

Резюмируя, следует отметить, что потепление отношений между Эр-Риядом и Анкарой происходит на основе обоюдной инициативы сторон, а также после негласных договоренностей через каналы специальных служб стран, которые никогда не обрывались. Нормализация отношений стала результатом уступок обеих государств. Анкара снизила уровень своей поддержки «Братьям мусульманам». В ответ на это Эр-Рияд приостановил антитурецкую риторику в своей региональной политике и выразил готовность инвестировать в экономику Турции на взаимовыгодных условиях.

Р. Эрдоган символически назвал свой официальный визит в Саудовскую Аравию «новой эрой внешней политики». Это действительно «новая эра», так как подобные действия региональных игроков потенциально способны запустить ускоренный процесс укрепления региональных связей, что в свою очередь может поспособствовать деконфликтизации региона и экономическому развитию. Данные шаги стратегически необходимы для всех основных игроков на Ближнем Востоке особенно в свете нарастающей геополитической турбулентности, которая влияет на всех участников международного сообщества. Смогут ли страны преодолеть свои противоречия и последовать дорожной карте по урегулированию — покажет время. Однако одно известно точно — только путем диалога страны смогут стабилизировать регион и запустить «ближневосточный ренессанс», о временах которого сохранилась только ностальгия.

(Голосов: 10, Рейтинг: 4.9)
 (10 голосов)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся